Наша заочная зкспедиция

ЛЕГЕНДА ГОЛЬЦА КЕТ-КАП

Воздушный корабль?

Уважаемая редакция!

В работе М. Я. Столяра "Геология и золотоносность Учуро-Чюльбинского района Якутской АССР" (Труды Научно-исследовательского института геологии и минералогии, вып. 5), изданной Государственным научно-техническим горно-геолого-нефтяным издательством в 1934 году, на стр. 10 имеется следующее подстрочное примечание, объясняющее происхождение названия хребта Кет-Кап:

"По рассказу тунгуса Д. Н. Мартынова, хребет назван так по г. [гольцу] Кет-Кап, где слово "Кет" - сокращенное якутское "кетер", что значит "зацепиться", и "кап" - испорченное слово "корабль". По рассказу его отца, на этом гольце "очень давно" зацепился воздушный корабль и разбился; из железной обшивки его аимские тунгусы ковали ножи и пальмы. Вершина кл[юча] Чар-чахана, где, по рассказу, упал "корабль", мною пройдена, специальных же поисков легендарного корабля не производилось".

По-видимому, в честь этого события голец, расположенный в истоках ключа Чарчахана, поблизости от гольца Кет-Кап, назван М. Я. Столяром гольцом Аэроплан.

Я, безусловно, доверяю словам М. Я. Столяра о рассказе Мартынова, как и самому рассказу, так как серьезный научный исследователь, каким является М. Я. Столяр, в серьезной научной работе не стал бы приводить выдуманную версию об этимологии названия "Кет-Кап", а эвенк ("тунгус") Д. Н. Мартынов не мог выдумать эту историю, так как, по его понятиям, выдумать - значит обмануть, что для него просто невозможно. О последнем я сужу на основании личного многолетнего опыта общения с якутами, эвенками, нанайцами и другими за время своей работы в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке.

Но если рассказ Мартынова отражает действительно происшедшее событие, то возникает масса вопросов, и прежде всего - в какое время, откуда и какой "воздушный корабль" мог попасть в район хребта Кет-Кап?

Работы на Кет-Капе проводились М. Я. Столяром в 1932 году. Выражение "очень давно" - весьма неопределенное, но можно думать, что это не два года и не пять лет. Следовательно, полет легендарного "воздушного корабля" происходил, по меньшей мере, в двадцатые годы, либо, что более вероятно, еще раньше.

Хребет Кет-Кап расположен в восточной части Алданского щита, и от гольцов Кет-Кап и Аэроплан расстояния до ближайших крупных населенных пунктов по прямой составляют сотни километров: до города Якутска -- 500 километров; до города Алдана (в годы работы Столяра Алдан носил романтическое название "Прииск Незаметный") - 400 километров; до железной дороги - -станции Магдагачи, где в настоящее время есть аэропорт, - около 600 километров: до берега моря - поселок Чумикан на побережье Удской губы Охотского моря - 400 километров. Близко расположенные к хребту Кет-Кап небольшие поселки, такие как Чагда, Чюльбю, Ягонам и другие, в настоящее время практически прекратили свое существование, а в тридцатые годы, пожалуй, только вьючные тропы связывали их с внешним миром.

Экспедиция М. Я. Столяра добиралась до места работ более месяца: выйдя с прииска Незаметного 1-2 апреля, команда и транспорт пришли на базы 10-13 мая. Семисоткилометровый путь по Алдану и Учуру был безмерно тяжелым: снежные заносы, провалы и полыньи на реках, отсутствие корма для оленей и т. п. Так, из 338 оленей, вышедших с прииска Незаметного, на учурские базы пришло только 288.

В годы, предшествовавшие исследованиям М. Я. Столяра, обширная территория Алданского щита была почти совершенно неизученной: не существовало не только топографических карт, но почти не были известны даже основные элементы орографии этого региона.

Я плохо знаю историю самолетостроения, но мне кажется, что в двадцатые годы (и тем более еще раньше) аэроплан вряд ли мог попасть в район хребта Кет-Кап.

Может быть, это был дирижабль? Само выражение "воздушный корабль", даже если считать, что эвенкам не были знакомы слова самолет или аэроплан, больше подходит к дирижаблю, чем к самолету и, по-видимому, употреблено Мартыновым не случайно. Кроме того, понятие "железная обшивка" вряд ли применимо к самолетам того времени. Но и перелет дирижабля над бескрайними и почти совершенно неизвестными пространствами Сибири мог быть обусловлен, по всей вероятности, только ошибками в навигации, так как ни я, ни все мои знакомые, которым я рассказывал эту историю, не помнят, чтобы когда-нибудь и где-нибудь публиковались сообщения о подготовке к перелету дирижабля над просторами Сибири.

Я думаю, что вас заинтересует мое сообщение. Я уверен также, что журналист, который захочет заняться проверкой сведений М. Я. Столяра, определенно увлечется историей освоения Алдана: поиски так необходимых нашей стране в двадцатые и тридцатые годы новых месторождений золота являются малоизвестной героической эпопеей со всеми атрибутами джек-лондоновской романтики. Но в отличие от золотоискателей Клондайка и Юкона, где открытие новых месторождений золота определялось чаще всего случайной находкой "сударыни жилы" или опять-таки случайной промывкой удачного шлиха, работы на Алдане направлялись опытными геологами, прогнозы которых в отношении перспективности того или иного района во многих случаях блестяще подтвердились. На основании одного такого прогноза и была организована экспедиция М. Я. Столяра, открывшая новый золотоносный район.

ШПАГИН Алексей Федорович, геолог Всесоюзного научно-исследовательского геологического института (ВСЕГЕИ)


Если корабль, то речной

В. ТУГОЛУКОВ, кандидат исторических наук, научный сотрудник Института этнографии АН СССР

Сообщение о том, что где-то в бассейне Учура есть якобы остатки загадочного летательного аппарата, весьма интересно, но отнюдь не ново. Новым для меня здесь является только то, что речь идет о летательном аппарате. До сих пор мне приходилось слышать от эвенков об остатках речных и морских судов на вершинах отдельных сопок и гор. Как правило, эвенки довольно точно указывают местонахождение таких сопок, но всякий раз оказывается, что идти до них далеко м долго - по бездорожью в тайге, - и от стремления лично познакомиться с любопытными раритетами приходилось отказываться. Рассказы эвенков о судах на вершинах сопок я слышал на Охотском побережье в 1965 году. Рассказчики обыкновенно сами не бывали на этих сопках, но там, по их словам, бывали другие, которые все видели собственными глазами. Таким образом, сообщения о судах приобретают характер легенды.

Все же я думаю, что остатки кораблей на горах - не плод чьей-то фантазии. В XVII веке для передвижения по тайге русские землепроходцы обычно пользовались небольшими судами-кочами. Переваливая из одной речной системы в другую, они бросали старые кочи и делали новые. Строительством они занимались зимой, сидя в построенном ими укреплении - острожке. Суда, о которых рассказывают эвенки, и есть, видимо, те кочи, которые либо бросили, либо не спустили на воду русские землепроходцы.

Район Учура очень слабо исследован в этнографическом отношении. Это глухая тайга. В XVII веке здесь кочевало довольно много эвенков из родов бута, киндигир, лалигир и других. Название реки явно перекликается с эвенкийским учир - витая, извилистая. В 1637 году на Алдане, между устьями его притоков Май и Учура, томские казаки под командой атамана Дмитрия Копылова поставили Бутальское зимовье. Отсюда для "проведывания" серебряной руды, о которой сообщил Копылову лалигирский князец-шаман Томкони, была в 1639 году отправлена экспедиция на побережье Охотского моря. Казачий пятидесятник Иван Москвитин во главе отряда из 30 человек спустился в дощанике по Алдану до реки Май, поднялся последней до речки Подволошной, а отсюда пешком добрался до верховья реки Ульи, впадающей в море.

Поблизости от Учура находилось также Тонторское зимовье на Алдане - по названию реки Тонторы (нынче река Тимптон). В этом зимовье жили казаки, собиравшие ясак с окрестных эвенков и якутов.

Не исключено, что тогда же или несколько позже русские делали попытку проникнуть в верховья Учура, о чем, может быть, и напоминает загадочная находка на вершине сопки в бассейне этой реки. Я, следовательно, предполагаю наличие там остатков именно речного, а не воздухоплавательного судна. Сообщение об остатках такого аппарата звучит мало правдоподобно в устах пастухов-оленеводов, людей малосведущих в технике.

Как рождаются легенды

С. НИКОЛАЕВ, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Якутского филиала Сибирского отделения АН СССР

Ко мне обратились с вопросом: что могло лечь в основу учурской легенды о некоем неизвестном летательном аппарате, якобы когда-то разбившемся на горе Кет-Хап*?

Хотя я собирал этнографические и фольклорные материалы в том районе в пятидесятых годах, сама эта легенда мне не попадалась. Очевидно, она успела уже забыться ко времени моего приезда на Учур.

Я уже два десятка лет работаю в Якутии как этнограф. Мне не раз приходилось искать истоки местных легенд и преданий. Основываясь на приобретенном опыте, попробую выдвинуть такое объяснение этой легенды.

Якутия в дореволюционном прошлом - край сплошной неграмотности. При этом малочисленное ее население было распылено на всем огромном пространстве необъятного края, лишенного путей сообщения. Такое разобщение было вызвано отнюдь не нелюдимостью якутян, а спецификой их хозяйства. Ни почты, ни книг, разумеется, тогда не было. Новости передавались из уст в уста во время редких посещений друг друга по системе длинноязыкого "кэпсиэ" (дословно: рассказывай!). Как только войдет гость, хозяева в виде приветствия и просьбы восклицали: "кэпсиэ!" ("рассказывай!", - разумеется, новости). А эти новости не всегда состояли из одной констатации фактов. Каждый добавлял при пересказе свои догадки и предположения. И любая новость, чем она дольше сохранялась и шире распространялась, тем гуще обрастала все новыми и новыми деталями и подробностями, не всегда соответствующими действительности. Словом, росла, как мокрый снежный ком. Не многие новости могли пройти через редакцию "кэпсиэ" чистыми, без дополнительных нагрузок.

Отсюда в предании о летательном аппарате на Учуре, с одной стороны, должна быть какая-то реальная зацепка, с которой началась легенда. Какая именно? Возможно, в основе легенды - реальная катастрофа, поразившая любопытство таежников. А возможно, что поводом для рождения легенды послужило название скалы. Оно настолько многозначно, что якуты вряд ли могли остаться равнодушными к нему. Дело в том, что в прошлом названия многих местностей Якутии представляли собой сущие летописи происшедших некогда здесь событий. Например, "Киси охтубут" (человек упал), "Куба саарбыт" (произошла линька лебедей), "Елерсюбют" ("Друг друга убили" или "сражались") и т. д. Пока указанные события были свежи, их передавали из уст в уста в виде преданий и их слушали как занимательную сказку. Воодушевленный всеобщим интересом, каждый рассказчик начинал понемногу добавлять от себя более занимательные подробности. Так предание со временем превращалось в легенду. Якутяне никогда не упускали случая поинтересоваться происхождением того или иного названия местности, если имело оно событийный характер. Вот здесь-то и выходила на арену фантазия прирожденного сказочника (особенно если первоначальная причина названия была забыта), так как соблазн поразить слушателя сенсацией был слишком велик. И он тут же сочинял соответствующую названию новую легенду. И тем легче и охотнее, чем труднее было ее проверить. Например, по Якутии и по настоящее время распространены легенды об огромных бронзовых котлах, под которыми якобы может переночевать десяток человек, о бронзовой нарте, о ноевом плоте и т. д. В качестве их местонахождения легенды эти всегда указывают на самые труднодоступные высоты, на непроходимые болота, на бездонную глубину озер, на бескрайние просторы тундры или на необъятную тайгу. Там же расселяли рассказчики Якутии своих чучунаа - человекоподобных безголовых чудищ-гигантов, со ртом между плеч, нурамджинов, - также людей, но будто бы уходящих на зиму, как медведи, в длительную спячку; фантастической величины рыб, заглатывающих людей и крупных животных. Не отсюда ли пошло и прогремевшее недавно Лабынкырское чудо?

Впрочем, создатели подобных легенд, как известно, жили и живут не только в древней Якутии.

Любители создавать занимательное вышеуказанным образом вряд ли могли пройти мимо названия заинтересовавшей нас горы Кет-Хап (Кет-Кап). Ведь по-якутски это название имеет два перевода: первое - "Хватай летящее" (дословно: "летай-хватай"), второе - "Летающий корабль". Последнее, правда, будет натяжкой, но для создателя увлекательных легенд вполне допустимой (оба слова могли показаться ему усеченными: "кетер хараап").

Вначале я было подумал, что на вершине гольца сохранились остатки от наблюдательного мостика картосъемщиков дореволюционного времени - мостика из бревен-тонкомеров, скрепленных железными костылями. Четыре бревна пирамидкой шли кверху, и на месте их связки оставлялся геодезический знак. Обычно эта пирамидка быстро разваливалась. А остатки такого геодезического сооружения могли быть приняты местными жителями за остатки корабля, так как якуты и летательный аппарат, и речное или морское судно зовут "кораблем". Однако, как удалось выяснить у якутских геодезистов, на горе Кет-Хап никаких геодезических знаков не ставилось ни в дореволюционное, ни в советское время.

Конечно, стоило бы убедиться на месте, не сохранилось ли на горе остатков каких-либо других сооружений.

О результатах ваших поисков я очень бы просил известить и меня, так как вся эта история меня очень заинтересовала.


* Топонимика тех областей не изучена, потому не могу ручаться ни за правописание, ни за интерпретацию. Географические названия там могут базироваться на языках народов Амура, на эвенкийском и якутском языках. Если считать, что название имеет якутское происхождение, го правильно называть голец Keт-Хап, а не Кап, по Столяру. Неякутам редко удается правильно произнести заднеязычное якутское "Х". Отсюда и ошибка, кстати, довольно частая в литературе. По словом местных эвенков, термин не имеет и близкого сходства со словами эвенкийского происхождения. Относительно же связи названия с языками амурских народов вопрос остается открытым.


ОТ РЕДАКЦИИ

Расследование легенды далеко не закончено. Конечно, она может оказаться плодом фантазии, результатом игры слов, занявшей когда-то на минуту давнего сказочника. Но она же может вывести исследователя к древнему русскому кораблю - памятнику мужественным землепроходцам. Или - если уж давать волю нашей фантазии - к следам одного из летательных аппаратов, созданных на заре покорения воздуха.

Мы справились у летчиков, осваивавших якугские трассы. Случаи гибели в тех местах самолета или дирижабля в 20-е годы XX века (и раньше - тоже) им неизвестны.

Конечно, может прийти в голову и мысль о знаменитой "летающей тарелочке". Но для этого при нынешней "популярности" этих тарелочек, ей же-ей, совсем не надо обладать ни фантазией, ни исследовательской жилкой.

Редакция обращается к этнографам и летчикам, историкам Сибири и Дальнего Востока и историкам авиации, путешественникам и охотникам, геологам и золотоискателям и людям других профессий. Если у вас есть какие-то сведения, которые могут иметь отношение к легенде гольца Кет-Кап, или есть сведения, которые могут благодаря аналогиям пролить свет на происхождение этой легенды, или есть основанные на новых материалах соображения и догадки, которые стоит привлечь для решения проблемы, - ждем ваших писем.

("Знание-сила", 1969, № 11)

Назад

были начаты М