КОЧЕВАЯ СВЕРЦИВИЛИЗАЦИЯ?

Проблема неопознанных летающих объектов (НЛО) продолжает оставаться открытой. Но поиск подтверждений существования "летающих тарелок" - это лишь одна, внешняя сторона вопроса. Гораздо важнее промоделировать эту проблему в различных аспектах, приняв НЛО за объективную реальность. Это, несомненно, даст нам возможность всесторонне подготовиться к предстоящей встрече.

Возможность межзвездных полетов перерастет в реальность, лишь когда человечество достигнет скоростей, близких к скорости света. Но, как справедливо замечает С. Лем в своей книге "Возвращение со звезд", "...при скорости, лишь на доли процента меньшей, чем световая, экипаж, достигнув глубин Метагалактики и вернувшись на Землю, состарился бы в крайнем случае всего на несколько десятков месяцев. Но на Земле за это время прошли бы уже не сотни лет, а миллионы. Цивилизация, которую застали бы вернувшиеся, не смогла бы принять их. Неандертальцы легче приспособились бы к нашей жизни... Человечество задавало вопросы, на которые они должны были пролить свет. Если этот ответ касался проблем, связанных с данным уровнем развития той, другой цивилизации, то человечество само должно получить его раньше, чем вернутся его посланцы".

Итак, по Лему, всегда существует отдельно взятая цивилизация и отдельно взятые посланцы цивилизации, которых к тому же меньшинство. То есть любая цивилизация оседла. Но ведь нетрудно представить себе сверхцивилизацию, для которой полеты на расстояние многих световых лет так же обычны, как для нас поездки в городском транспорте. И такие полеты совершают абсолютно все. Околосветовые скорости становятся неотъемлемым атрибутом быта. При этом необязательно считать, что все представители кочевой цивилизации непрерывно находятся в полетах. У них могут быть свои центры, в которых они проводят детство и большую часть жизни и откуда сама жизнь заставляет их постоянно совершать дальние полеты. Ведь сверхцивилизация подразумевает и сверхнаселенность, и сверхвысокий жизненный уровень, что требует жизненного пространства, превосходящего возможности одной планетной системы. А постоянная транспортная связь даже с ближайшими звездами невозможна без околосветовых скоростей. Конечно, в такой ситуации неизбежны малоприятные последствия парадокса близнецов. Но для общества в целом это не имеет значения.

Например, согласно гипотезе Ф. Крика и Л. Оргела ("Химия и жизнь", 1974, № 9), жизнь на Земле развилась из единственной колонии бактерий неземного происхождения в результате гигантского эксперимента, поставленного соседями по галактике. Трудно представить экспериментатора земного типа, способного ждать результаты миллионы лет. Другое дело, если опыт поставила кочевая сверхцивилизация (КСЦ). На Земле проходят миллионы лет, а по биологическим часам "кочевников", оседлавших скорость света, - жизнь одного-двух поколений, срок, вполне приемлемый для эксперимента.

Став на эту точку зрения, проведем параллель между жизнью человека и жизнью цивилизации. В младенчестве - бурный духовный и физический рост, потом - замедление темпов развития. Ведь, с точки зрения ребенка, взрослые не меняются. Меняется только он сам, вот ему было пять лет, а сейчас уже десять, пятнадцать, еще немного, и он сам становится взрослым. С переходом в кочевое состояние цивилизация становится взрослой. Наступает пора самим взращивать другие цивилизации. Воспитание цивилизации - это в некотором роде эксперимент наподобие воспитания ребенка. Эксперимент тем незаметнее для ребенка, чем лучше экспериментатор.

О некоторых же частных моментах этого эксперимента можно получить представление, обратившись к всячески осмеянному Снежному Человеку. Гипотеза кочевой цивилизации объясняет все как нельзя лучше. Ставится эксперимент с планетой Земля. Как бы превосходно ни была оснащена экспедиция, нет-нет да и возникает нужда исследовать опытные образцы в условиях хорошо оборудованного Центра. Тогда homo имярек изымают из родной среды и доставляют (с околосветовой скоростью), скажем, в созвездие Сетки. Там его всесторонне изучают и затем таким же образом забрасывают обратно. На Земле, естественно, проходит ощутимый период времени, и вместо милого его сердцу n-го ледникового периода наш homo имярек попадает в век двадцатый.

Автор с ужасом представляет себе такую картину: вот он однажды исчезает, а через много тысяч лет по Земле расползаются слухи о том, что в горах Сихотэ-Алиня появилось очкастое существо с растительностью на ногах, груди и отчасти на голове.

Печально, конечно, но ведь и у любого земного эксперимента есть свои теневые стороны...

А. БУРМАКИН, Владивосток

("Химия и жизнь", 1979, № 7)

Назад