ОДИНОКИ ЛИ МЫ ВО ВСЕЛЕННОЙ?

"Недавно в печати промелькнуло сообщение о звездоподобном объекте созвездия Орла под номером SS-433. Предполагается, что это представитель небесных тел нового типа. И хотя наряду с излучением. в рентгеновском диапазоне он излучает радиоволны, их уже не рассматривают как сигналы чужого разума. Значит ли это, что проблема поиска внеземных цивилизаций снята с повестки дня?" - спрашивает наш ленинградский читатель Ю. Артюшенков. На эту тему наш специальный корреспондент В. Зубков беседует с ученым секретарем секции "Поиски космических сигналов искусственного происхождения" научного совета по радиоастрономии АН СССР Львом Мироновичем ГИНДИЛИСОМ.

- В нынешнем году исполняется своеобразный юбилей - 20-летие первых попыток установления радиоконтакта с внеземными цивилизациями. Каковы же результаты этих попыток?

- Думаю, что они весьма существенны, хотя, может быть, не всегда заметны с первого взгляда. За эти годы в нашей стране и за рубежом был осуществлен ряд проектов поиска сигналов. В первую очередь, обследовались ближайшие окрестности Солнечной системы. Но диапазон поиска неуклонно расширялся: сначала две звезды, затем около десяти, к настоящему времени - несколько сотен звезд солнечного типа. На радиоастрономической обсерватории Аресибо наряду с ближайшими звездами обследовалось несколько галактик, в первую очередь туманность Андромеды. В СССР проводятся поиски импульсных сигналов, исследовались некоторые особенные, как говорят астрономы - пекулярные, радиоисточники. На международном спутнике "Коперник" были предприняты попытки поиска лазерных сигналов в ультрафиолетовой области спектра...

- И тем не менее сигналы или нечто похожее на них до сих пор не были обнаружены!

- Да, вы правы. Хотя в некоторых работах отмечались отдельные любопытные особенности принятого радиоизлучения, ничего определенного обнаружено не было. Однако из этого вовсе не следует, что другие цивилизации вообще не существуют. Ведь проблема обнаружения сигналов необыкновенно сложна. Если говорить честно, мы не знаем ни того, на какой частоте или даже в каком диапазоне следует искать радиосигналы, не знаем направления и времени их прихода. Например, если мы обследуем какую-то звезду, в oкрестностях которой есть передатчик, работающий на нашей частоте, то совсем не обязательно, что в те несколько минут, пока наша антенна направлена на эту звезду, их антенна смотрит на Землю. Наконец, чтобы уловить какой-то сигнал, надо знать, каким образом он организован. Ведь от этого зависят способы приема. Имеются неопределенности и по другим параметрам. Весьма грубо ситуацию можно представить себе следующим образом. Предположим, вы хотите найти иголку, спрятанную в одной из куч сена на обширной поляне. Вы подходите к одной из них, выдергиваете несколько травинок и, не найдя иголку, заключаете, что ее нет.

- Но ведь высказывались определенные соображения, например, о частоте и о других параметрах сигнала...

- Да, существует много различных соображений. Но само обилие этих предположений, дискуссии и меняющиеся точка зрения говорит о том, что проблема пока не находит однозначного решения. Правда, есть авторы, непоколебимо уверенные в справедливости своих предпосылок. Но это лишь их уверенность. Нужны планомерные систематические исследования. Применительно к поиску радиосигналов это означает непрерывную радиослужбу неба с помощью специальных систем обнаружения, охватывающих весь небесный свод и перекрывающих достаточно широкий диапазон частот. При этом надо еще разработать универсальные методы выделения сигналов неизвестной структуры и создать соответствующую аппаратуру. Но подобные планы только разрабатываются.

- Сколько времени может занять такая программа?

- Трудно сказать. Но было бы большой ошибкой надеяться на слишком легкий успех.

- Хорошо, допустим, что такая всеобъемлющая программа поиска будет выполнена, а сигналы все же не удастся обнаружить. Будет ли это означать, что других цивилизаций не существует?

- Ни в коем случае. Из любого результата можно делать только те выводы, которые из него следуют, но не больше. В данном случае это будет означать: либо их нет вообще, либо они предпочитают молчать, либо используют другие формы связи. Каждая возможность по-своему интересна в познавательном плане, но, конечно, последняя - самая многообещающая.

- То есть вы хотите сказать, что радиосвязь мы используем из-за того, что ничего более подходящего пока не знаем. И, возможно, наши нынешние попытки будут рассматриваться потомками со снисходительной улыбкой. Точно так же, как мы сегодня вспоминаем о проектах, существовавших до открытия радио, установить связь с внеземными цивилизациями с помощью мощного прожектора, направленного в ночное небо.

- Да, возможно, что в будущем связь в радиодиапазоне покажется архаизмом. Во всяком случае уже обсуждается возможность использования нейтрино или гравитационных волн. Это те средства, которые известны современной физике. Но ведь могут существовать иные способы связи, основанные на других, пока неизвестных нам явлениях природы. Этот вопрос обсуждался, в частности, на Бюраканской конференции CETI. В упрощенном виде проблему можно представить таким образом. Представьте себе отсталое племя, затерявшееся в глухих джунглях и обойденное нашей цивилизацией и использующее что-то вроде тамтамов в качестве средств связи. Можно представить, как, сидя у костра после удачной охоты, люди племени задаются вопросом о том, существуют ли другие племена в окружающих их землях. Поразмыслив, они приходят к выводу, что, по-видимому, на этой Земле никого нет, кроме них, так как им не слышно звуков тамтамов и не видно сигнальных костров другиx племен.

Что им до того, что над ними, под ними, сквозь них проходят коммуникации нашей цивилизации, распространяются радио- и телевизионные волны, - они для них просто не существуют. Что для них искусственные спутники Земли, фотографирующие их территорию. Если же над ними проходят авиатрассы и воздушные лайнеры ежедневно пересекают небесный свод - это как-то впишется в их примитивную картину мира наряду с другими небесными явлениями. Точно так же и другие цивилизации, обогнавшие нас в своем развитии на многие миллионы лет, могут пользоваться средствами связи, недоступными нашей цивилизации, лежащими за пределами наших научных знаний.

- Раз так, может, не стоит тратить усилий на поиск в радиодиапазоне? Тем более что он ничего нам не принес?

- Если не говорить о нейтрино и гравитационных волнах, возможности которых в качестве средств связи остаются пока весьма проблематичными, то, помимо электромагнитных волн, мы не знаем других каналов связи, науке они неизвестны. Следовательно, если мы хотим двигаться вперед, надо исследовать тот путь, который пока открыт перед нами. От поиска сигналов отказываться рано. Все зависит oт программы поисков. Разумно составленная программа должна строиться таким образом, чтобы поиск радиосигналов сочетался с выполнением других задач астрофизического плана. Примером может служить проект Озма II, в котором поиск сигналов от ближайших звезд на волне 21 сантиметр сочетался с исследованием облаков нейтрального водорода в направлении на эти звезды. Кроме того, надо иметь в виду, что специфика задач CETI (общепринятая аббревиатура, обозначающая проблему поиска внеземных цивилизаций. - Ред.) требует применения нетрадиционных методов исследования. А это может привести к новым неожиданным открытиям в смежных областях науки. Так, поиски импульсных сигналов из космоса привели горьковских радиоастрономов к обнаружению нового неизвестного явления - радиосияний, связанных с глобальными возмущениями ионосферы под воздействием солнечной активности. Одним словом, при разумной стратегии поиски не будут напрасными.

- Все же кажется, что отсутствие положительного результата привело к некоторой потере интереса...

- Это ошибочное впечатление. Интерес к проблеме очень велик, и он неуклонно возрастает. Об этом говорит, например, всевозрастающее число научных публикаций. Я хочу подчеркнуть, что речь идет не о широкой печати, а о научных публикациях. То же самое относится и к научным совещаниям. Прошло время, когда конференция по внеземным цивилизациям становилась событием. Сейчас мы уже не успеваем следить за ними. Так, например, только в 1979 году было проведено несколько крупных совещаний по этой проблеме.

Наряду с этим за рубежом разработаны очень серьезные программы поиска внеземных цивилизаций, сравнимые по своим масштабам с известным проектом "Аполлон". И хотя эти программы почти не финансируются, но серьезный подход к данной проблеме сам по себе весьма примечателен. У нас также планируются новые подходы. Например, в Горьком начата разработка многолучевой системы поиска сигналов. Это важный шаг от использования всенаправленных антенн к многоантенным системам обнаружения. Большие перспективы связаны с использованием космических радиотелескопов. В прошлом году в СССР был успешно проведен запуск первого космического радиотелескопа "КРТ-10". В будущем возможно строительство гигантских радиотелескопов на орбите диаметром в несколько километров. Одной из задач подобной системы наряду с астрофизическими исследованиями уже сейчас выдвигается поиск искусственных радиосигналов и следов деятельности внеземных цивилизаций. Как видите, о кризисе жанра говорить не приходится. Другое дело, что серьезное обсуждение проблемы ВЦ выявило ряд трудностей, о которых раньше мы не задумывались, привело к переоценке некоторых аспектов. Это, на мой взгляд, лишь свидетельствует об определенной зрелости проблемы.

- Какие трудности вы имеете в виду?

- Главным образом, методологического плана. Об одной из них, связанной с возможностью существования новых каналов связи, мы уже говорили. Другая трудность связана с проблемой понимания, или, лучше сказать, взаимопонимания.

Некоторые ученые считают, что при множественности цивилизаций во Вселенной контакт между ними невозможен из-за трудностей, связанных с различием понятийного аппарата. Эти доводы не кажутся мне убедительными. В рамках настоящей беседы невозможно детально обсудить эту сложную проблему. Мне хотелось бы только заметить, что мост взаимопонимания надо наводить с двух сторон. Понимание - дело тонкое. И, конечно, отрицание не является подходящим инструментом строительства. Я хочу также заметить, что история взаимодействия различных культур на Земле показывает, что даже при очень существенном различия в характере и уровне культуры контакт все же возможен.

- Вы имеете в виду непосредственное взаимодействие цивилизаций?

- Не обязательно. Разве нам не доступно достояние давно ушедших цивилизаций? Читая, например, замечательные гимны Ригведы, разве не испытываем мы душевного подъема и волнения? А если так, значит, нам понятны мысли и чувства полулегендарных прародителей индийской цивилизации. Что же это, как не контакт. Мы, люди двадцатого века, через тысячелетия устанавливаем духовный контакт с давно ушедшей древней культурой.

- Давайте взглянем на эту проблему с другой стороны. Мы способны на духовные контакты с древними. Довольно безболезненно для отсталых племен, которые временами находим на Земле, входим с ними в непосредственный контакт. В этом случае, предполагая глубокую деликатность "звездных гостей" и нежелание их вмешиваться в дела земные, совсем не такой уж неприемлемой кажется гипотеза о "космических пришельцах"...

- Если исключить вульгарную сторону этой гипотезы, я не вижу в ней ничего предосудительного. Почему высокоразвитая внеземная цивилизация не могла посетить нашу планету и взаимодействовать с земными цивилизациями на протяжении их исторического развития? Как отмечает член-корреспондент АН СССР И. Шкловский в своей книге "Вселенная, жизнь, разум", такая постановка вопроса "представляется вполне разумной и заслуживающей тщательного анализа". Конечно, любое утверждение в данной области, позитивное или негативное, должно быть тщательно обосновано. Непроверенные, скороспелые заключения не способствуют научному изучению проблемы, они могут привести лишь к ее дискредитации. С другой стороны, было бы неверно огульно отрицать саму постановку вопроса и отказываться от исследований в этой увлекательной области, только потому, что кто-то пытался подтасовать факты или вольно их трактовать.

- Но если предположить, что Землю в свое время посещали, то надо ответить, как до нас добрались. Даже с пьедестала последних успехов в освоении космоса межзвездные полеты представляются очень отдаленной перспективой.

- Конечно, для перехода от межпланетных перелетов к межзвездным требуется сделать гигантский шаг. Но у нас нет оснований считать его неосуществимым. Основная трудность межзвездного путешествия, как она представляется в настоящее время, связана с проблемой возвращения. Чтобы долететь до отдаленной звезды и вернуться обратно, даже если вы будете лететь со скоростью света, требуется слишком много времени. Ведь размер нашей Галактики - около 100 тысяч световых лет, а ближайшая галактика М-31 (в созвездии Андромеды) удалена от нас на расстояние около 2 миллионов световых лет.

- Достигнутые ныне космические скорости - это просто черепаший шаг для таких расстояний...

- Однако теория относительности утверждает, что такой полет все-таки возможен. Когда скорость корабля приближается к скорости света, темп течения времени на нем замедляется. Чем ближе скорость корабля к скорости света, тем медленнее течет на нем время. Поэтому в принципе космонавты зa время своей жизни могут долететь до любой, самой отдаленной области Вселенной и вернуться обратно. Но вот тут-то все и начинается. Ведь время замедляется только на корабле. На Земле или другой родительской планете оно течет в прежнем темпе. Поэтому, возвратившись из дальнего путешествия, наши космонавты застанут общество чужое и непонятное.

- А будет ли для их далеких потомков интересна информация, собранная космонавтами в полете? А, может быть, они и вовсе никого не застанут...

- Я думаю, именно этот морально-психологический фактор, а не физические ограничения может исключить возможность дальних межзвездных перелетов с возвращением. Что же касается медленной, постепенной "диффузии" цивилизаций в космическое пространство, полетов без возвращения, от звезды к звезде, то такое вполне возможно. Для этого даже не обязательны релятивистские скорости. Ведь можно большую часть пути (как пишут писатели-фантасты) провести в состоянии анабиоза. Кроме того, можно представить целые искусственные планеты, на которых многолюдные колонии отправляются в космос. Идет время, сменяются поколения в полете, достигаются и осваиваются новые миры... Встанет ли человечество (или какая-то другая цивилизация) на такой путь или нет - это уже относится к вопросу о том, что нужно, а не о том, что можно. В этом смысле можно понять известного физика Дайсона, когда он говорит, что проблема межзвездных путешествий - это проблема побуждений, движущих обществом, а не проблема физики, техники. И все же она может стать и физической проблемой. Ведь мы рассуждали на уровне науки нашего времени. Но, может быть, другие цивилизации познали новые фундаментальные законы природы, и им открылись новые неожиданные возможности.

- Вы хотите сказать, что теория относительности с ее "запретом" на скорости, превышающие скорость света, может быть неверна?!

- Ни в коем случае. Развитие науки не отменяет старые законы и теории, а устанавливает лишь область их применения. Область применимости теории относительности необыкновенно широка, но не беспредельна. Когда мы подойдем к границам этой области и проникнем за ее пределы, нас будут ждать многие приятные неожиданности. Бесполезно гадать, что это будет. Это могут быть совершенно иные свойства пространства-времени, совершенно иные формы бытия материи. Между прочим, теория относительности сама указывает на одну интересную возможность: тахионы - гипотетические частицы мнимой массы - движущиеся со скоростью больше скорости света. Мы не знаем, существует ли тахионный мир в действительности, но теоретически он вполне возможен. С точки зрения теории относительности, этот мир отгорожен от нашего непреодолимым энергетическим барьером. Ну, а если за пределами применимости теории мы найдем пути проникновения в тахионный мир, то другая действительность откроется перед нами. Это будет мир, где, с нашей точки зрения, следствие опережает причину и где действуют другие удивительные закономерности. Я не утверждаю, что именно в тахионном мире лежит решение проблемы, я упомянул о нем только в качестве примера. Мне хотелось бы подчеркнуть, что выход состоит вовсе не в том, чтобы опровергать теорию относительности, а в том, чтобы искать новые возможности.

- Если допустить, что межзвездные перелеты в принципе возможны, то можно ли со всей уверенностью отвергать, что так называемые НЛО - посланцы иных миров?

- Здесь мы переходим в несколько иную область. Я не сомневаюсь в реальности этих объектов или явлений. Правда, надо сразу оговориться: как показали исследования в различных странах, большая часть сообщений о наблюдениях того, что часто называют НЛО, объясняется хотя и необычными, но известными атмосферными явлениями, воздухоплавательными и космическими аппаратами, экспериментами, проводимыми в атмосфере и околоземном космическом пространстве. Однако было бы поспешно ставить здесь точку. Дело в том, что существует довольно значительный процент- 20-25% наблюдений, которые при самой тщательной экспертизе не получили удовлетворительного объяснения.

Некоторых пугает такая "необъяснимость", и они ставят под сомнение реальность самого феномена, склонны отрицать наблюдаемые факты. Я думаю, это неоправданно. Нужно ли пугаться "необъяснимого"? Природа постоянно выдвигает перед нами загадки. Астрономия, например, полна такими загадками. Когда нам удается разгадать одни, на смену им приходят другие, еще более удивительные. И так будет всегда - ведь познание беспредельно. Не следует отрицать эти наблюдаемые явления, их надо изучать. Разгадка лежит, видимо, за пределами современного научного горизонта. Может быть, совсем близко, но, мне кажется, пока еще за пределами. Мы уверены, что нет вещей непознаваемых, есть вещи пока непознанные.

Хотелось бы отметить еще следующее. Вокруг этой проблемы нагнетается слишком много страстей. Между тем задача состоит в том, чтобы спокойно разобраться в природе феномена. Для этого необходимо тщательное, добросовестное, объективное изучение. Трудно ожидать такого подхода со стороны энтузиастов-любителей. Но ученые обязаны это сделать. В этом их долг перед обществом.

- Но разыскивая внеземные цивилизации, может, мы делаем большую ошибку. Допустим, мы их найдем. Не окажется ли гибельным это для землян? Невольно вспоминается здесь судьба американских индейцев или аборигенов Австралии.

- Уже сейчас, приступив к освоению околосолнечного космического пространства, человечество вырабатывает соответствующие правовые нормы. Поэтому можно думать, что цивилизации, обогнавшие нас на миллионы лет, в своей деятельности в космическом пространстве также опираются на Космическое Право. Нам, конечно, трудно судить о законах этого права. Первое, что мы можем сделать, когда сталкиваемся с какой-то сложной проблемой, постараться осознать ее существование. Это уже первый шаг на пути решения проблемы. Очевидно, что Космическое Право базируется на Космической Этике. Константин Эдуардович Циолковский занимался разработкой Космической Этики. Теперь она стала предметом многих научных изысканий. Интересный обзор этой проблемы можно найти в книге советских философов Л. Урсула и Ю. Школенко "Человек и космос". Один из вопросов, относящихся к этой сфере, - о пределе допустимого вмешательства со стороны высокоразвитой цивилизации.

Ужасно ограниченными представляются модели контактов в виде галактических войн, межзвездных вторжений и тому подобное. Здесь некоторые временные черты нашей цивилизации, присущие ей на определенном ограниченном этапе развития, переносятся на далекое будущее и обобщаются на весь космос. Это удивительно убогая точка зрения. Можно ли сомневаться в том, что высокоразвитая цивилизация, способная к космическому контакту, давно преодолела болезни роста и построила справедливое прекрасное общество, например, как в романе И. Ефремова "Туманность Андромеды".

- Все это очень интересно, но все же возникает вопрос и практического содержания: что могут дать занятия проблемой CETI?

- Ну прежде всего в рамках проблемы CETI решается один из фундаментальных вопросов науки - проблема жизни разума во Вселенной. Можно без преувеличения сказать, что ни один из вопросов естествознания не имеет такого фундаментального значения, как этот. Очень важно уяснить себе место человека во Вселенной. Это важно не только в чисто познавательном плане, но и в практическом. Ведь Вселенная - очень тонко отлаженный организм, различные части которого тесно связаны между собой и влияют друг на друга. Космос оказывает огромное влияние на человечество. Когда-то это представлялось немыслимым. Поэтому идеи В. И. Вернадского и А. Л. Чижевского встречались с таким недоверием.

Когда появились первые данные о влиянии солнечной активности на процессы в нижней атмосфере, а потом и на здоровье людей, многие встретили их с широкой улыбкой. Сейчас, вероятно, уже никто не улыбается. Проблемами гелиобиологии в наше время занимается большая армия исследователей. Но ведь это только первый шаг - распознание только самых заметных воздействий. Вот почему важно правильно представлять место человека в этом сложном взаимосвязанном мире.

Есть еще одна сторона проблемы, на которую уже неоднократно обращалось внимание. Разрабатывая вопросы связи с внеземными цивилизациями, мы вынуждены посмотреть на себя как бы со стороны. Этот взгляд бывает очень полезен, прежде всего для судеб нашей земной цивилизации. Даже мысленное признание других цивилизаций позволяет отрешиться от иллюзии исключительности, которая так мешает человеческому прогрессу.

("Социалистическая индустрия", 23 марта 1980 г.)

Назад