НЛО - МИФ ИЛИ РЕАЛЬНОСТЬ?

16 октября 1981 года в 16.30 самолет, управляемый летчиком Борисом Дмитриевичем Коротковым, встретился с огненной сферой диаметром около пяти метров. Вот как об этом рассказывает сам пилот (мы цитируем с незначительными сокращениями магнитофонную запись беседы с Б. Коротковым, хранящуюся у А. Мордвин-Щедро, ученого секретаря Комиссии по изучению аномальных явлений в окружающей среде Географического общества СССР. Краткие сообщения об этом происшествии были опубликованы в газетах "Красная звезда" (4 ноября 1981 г.) и "Правда" (11 ноября 1981 г.):

"При выполнении полета в сложных метеоусловиях перед заходом на посадку я установил режим снижения с высоты 1800 метров с вертикальной скоростью 15 метров в секунду.

Снижение происходило в облаках; облачность была обычной. Болтанки нет, пилотирую по приборам. На высоте 1300 метров боковым зрением вижу что-то непонятное в верхней части кабины. Поднял глаза и увидел этот шар. Нижняя часть шара была чуть-чуть закрыта носовой частью самолета, а он сам имел цвет огня спички. В центральной части шара выделяется кольцо шириной около 15 сантиметров. Это тоже пламя, но более темное, как пламя с дымом.

Продолжалась эта картина после того, как я поднял глаза, чуть больше секунды. Шар летел впереди самолета, метрах в пяти от него, совершенно его не касаясь, а потом мгновенно, без следов, исчез.

И тут же сзади слышу глухой, отдаленный взрыв. В кабине воцарилась непривычная тишина, и я чувствую запах гари. Бросил взгляд на приборы: все ясно - остановился двигатель. Посмотрел на аварийное табло - пожара нет.

Докладываю обстановку руководителю полета и через одну-две секунды получаю приказ: "Катапультируйтесь". Приготовился катапультироваться, ставлю уже ноги на подножки, но все же решаю попробовать запустить двигатель. Перевожу рычаг назад, в положение "стоп". А затем ставлю его вперед, в промежуточное положение, когда должна сработать система запуска двигателя. И точно: с небольшой задержкой стрелка оборотов пошла. Скорость стала увеличиваться. За это время я вышел из облаков и вывел самолет в горизонтальный полет.

Снова докладываю руководителю полетов: есть запуск, обороты растут, высота 300 метров. Получаю команду набрать 500 и идти на посадку.

С ходу выполнить посадку я не мог, отказали радиокомпас и счетчик дальности. Доложил об этом, развернулся на обратный посадочный курс и нормально сел.

При осмотре самолета было обнаружено разрушение силовых элементов обшивки обтекателя в задней верхней части киля хвостового оперения".

С чем же встретился Б. Д. Коротков? "С обычной шаровой молнией", - утверждают одни. "Ничего подобного! - возражают другие.- Это был НЛО, неопознанный летающий объект". "Теперь принято говорить не НЛО, а аномальное явление в окружающей среде", - уточняют третьи, не оспаривая ни первых, ни вторых...

Интерес к НЛО (прежде их называли "летающими тарелками") держится не одно десятилетие. Этой проблеме посвящено множество статей и книг, толкующих ее и с научной точки зрения, и с прямо мистических позиций. В Советском Союзе аномальные явления в атмосфере изучают на общественных началах группы энтузиастов. Такие группы имеются в Москве, Ленинграде, Киеве, Таллине, Вильнюсе, Горьком, Ярославле. Ученые, среди которых тоже есть энтузиасты, но есть и скептики, полагают, что около 80 процентов сообщений об НЛО можно объяснить без особого труда, а около 20 процентов - объяснить нелегко: возникает несколько объяснений, а иногда нет ни одного. Так что более углубленный подход к проблеме и дальнейшие исследования необходимы.

В 1981 году в Киеве состоялось первое республиканское научно-техническое совещание, посвященное изучению аномальных явлений в окружающей среде. Об итогах этого совещания и о современном состоянии проблемы рассказал нашему корреспонденту один из участников киевской встречи, заместитель директора Горьковского радиофизического института, член-корреспондент АН СССР Всеволод Сергеевич ТРОИЦКИЙ.


Прежде всего мы должны решить вопрос, существуют ли достоверные факты, на основании которых можно утверждать, что аномальные явления не плод воображения, а реальность.

Да, такие факты существуют, и участники киевского совещания подчеркнули это в первом же пункте своего решения. Цитирую:

"В атмосфере, гидросфере, на поверхности почвы, а также в ближнем Космосе систематически с помощью физических приборов и визуально наблюдается большая группа сложных явлений, не поддающихся простому объяснению действием хорошо изученных явлений природы или технической деятельностью человека.

Эту группу явлений, называемых аномальными явлениями в окружающей среде, необходимо глубоко изучать в интересах науки и практической деятельности человеческого общества..."

Аномальные явления - реальность, и изучать их необходимо - таков вывод, к которому пришли ученые. Явления эти не всегда поддаются обычным объяснениям, они непонятны. В каком смысле мы употребляем это слово? Непонятного ведь на свете немало; множество явлений не очень понятны человеку, который их не изучал. Но человек этот знает, что он может их понять, если ему объяснят их суть; ему известно, что на каждое непонятное ему явление есть свой специалист, которому оно понятно. У нас же с вами пойдет речь о явлениях, которые в большинстве своем пока непонятны и специалистам. Их наблюдают отдельные лица и группы, их фотографируют, снимают на кинопленку, о них свидетельствуют приборы, например радиолокаторы. Наблюдают их в различных странах, но география не меняет дела: что видят в Европе, не отличается от того, что встречается в Америке или в Азии. Именно это и заставляет нас думать, что мы здесь имеем дело с объективными природными феноменами. Главное, предмет научного изучения существует, и здесь двух мнений быть не может.

А раз так, то необходимо, как это принято в науке, определить и объект исследования. Определений таких давалось очень много, но я отдаю предпочтение формулировке члена-корреспондента АН СССР В. В. Мигулина, который под аномальными явлениями понимает "локальные явления, имеющие вид образований различной геометрической формы с относительно резкими границами, неподвижные или перемещающиеся по различным траекториям" ("Неделя", 1979, № 3).

А теперь обратимся к статистике и конкретным фактам.

Еще в 1967 году международными группами исследователей и энтузиастов было собрано до 250 тысяч сообщений о НЛО - неопознанных летающих объектах. Сегодня только в Американском центре, возглавляемом доктором Хайнеком, сосредоточено около 75 тысяч сообщений из 133 стран, в том числе 12 тысяч фотографий аномальных явлений. Это, конечно, не значит, что все такие сообщения достоверны - что они не плод ошибок или галлюцинаций, что это не розыгрыши и тому подобное. Бывает также, что люди принимают за непонятное и "неопознанное" то,что давно опознано и хорошо известно, но встречается сравнительно редко. Значит, из массы сообщений об НЛО все, что не бесспорно, приходится отсеивать - ученый должен подвергать анализу как можно более чистый исходный материал.

Какого же рода явления остаются в "архиве" необъясненного? Вот, например, такое. В 1952 году переводчица Т. Фаминская и ее тетка, сотрудница Государственного астрономического института имени Штернберга Е. Котова, были летом под Винницей, в селе Гнивань. И вот в ясный теплый вечер они видят, как по небу со скоростью самолета движется острием вперед нечто треугольное, желто-лунного цвета. Угловые размеры этого равнобедренного треугольника были приблизительно как у Луны. Никаких звуков они не слышали. Можно ли не верить астроному из ГАИШа! Сходное явление через 28 лет довелось наблюдать слесарю-механику А. Развозову в районе деревни Афонино Горьковской области.

19 января 1980 года примерно в девять часов вечера он видел, как по направлению к Заволжью параллельно к горизонту очень медленно перемещался светлый треугольник. Перемещался он, правда, вершиной вверх. А. Развозов наблюдал его в течение 3-4 минут.

А вот выдержка из сообщения О. Дерезы, начальника судовой радиостанции теплохода "Николай Островский":

"7 июля 1977 года в 16.00 московского времени теплоход "Н. Островский" Дальневосточного морского пароходства следовал в Татарском проливе из порта Ванино в порт Провидения... За промежуток времени 16.00 - 16.32 произошло следующее: левее судна на высоте примерно 300-400 метров появился предмет, вернее масса, напоминающая сгусток облака. Он имел форму правильного параллелограмма и двигался с судном одинаковой скоростью. В 16.32 московского времени это облако или сгусток материи исчез.

Погода: облачность, видимость 5-7 миль, легкий туман. Наблюдали 3-й помощник капитана Кондрацкий Б. Н., вахтенный матрос Гурдин Ю. А., Дереза О. М."

Несколько лет назад в одной из областей Европейской части нашей страны неопознанный летающий объект (да и не один) с завидным постоянством показывался над одним и тем же участком местности. Вот записи очевидцев:

"30 октября в 21.30 наблюдался красный шар, испускавший белые волны. Появился и исчез внезапно.

16 ноября с 4.10 примерно в течение пяти минут зависал красный светящийся эллипс, который пульсировал в вертикальной плоскости.

17 ноября с 22.15 в течение 8 минут наблюдалось зависание полусферы с зеленоватым свечением.

28 ноября в 8.25 в течение нескольких секунд наблюдалось появление красной светящейся полусферы.

30 ноября в 17.10 в течение полутора-двух минут наблюдалось перемещение на небольшой высоте голубого светящегося шара.

1 декабря в 22.35 в течение 30 минут наблюдался светящийся эллипс, менявший свой цвет с голубого на красный и наоборот.

8 декабря в 21.35 в течение 25 минут наблюдалось зависание голубой полусферы.

15 декабря в 23.40 в течение 10-15 минут наблюдались три низколетящих красных светящихся шара. Один из них сел на землю примерно на одну минуту и в это время не светился; два других "висели" в воздухе, а затем все три улетели. По визуальным оценкам размеры шаров 2-3 метра, а расстояние между ними 10-15 метров.

19 декабря в 19.35 в течение 40 минут низко над землей перемещались два красных шара. Один из них дважды опускался на почву (свечение исчезало) и опять поднимался со свечением. Наблюдение за шарами велось визуально и с использованием прибора ночного видения.

23 декабря с 23.50 в течение двух с половиной часов наблюдались зависания и перемещения светящегося шара, который менял свой цвет попеременно с голубого на красный и пульсировал в горизонтальном направлении".

Что это было? Искусственно создаваемое световое явление, подобное, скажем, сигнальным ракетам, или же здесь мы действительно встречаемся с необычным природным феноменом? На этот вопрос у нас пока нет ответа.

Приведенная выше хроника основана на визуальных наблюдениях. Документальные материалы (кино- и фотоснимки) пока сравнительно малочисленны, получены они случайно и поэтому не всегда могут служить бесспорными доказательствами. Может быть, по этой причине скептики говорят, что никаких НЛО не существует, а все объясняется лишь верой людей в таинственное, чудесное и загадочное. Думаю все-таки, что вера верой, а факты фактами. Верой, хотя она и существует, все не объяснишь. Другое дело, что сообщения об НЛО (а лучше говорить об ААЯ - аномальных атмосферных явлениях) опираются больше не на чисто научные доказательства, а на простую наблюдательность, здравый смысл, общую культуру. Маловероятно, чтобы вера в чудеса воплощалась в светящиеся равнобедренные треугольники... В том-то и наша задача, задача науки, чтобы освободить факты от эмоциональных и мистических наслоений и найти им вполне научное, физическое объяснение.

Верно, что сегодня мы ничего не можем сказать о физической природе феномена ААЯ, но ведь это как раз и должно стимулировать исследовательскую работу. Вспомним слова знаменитого французского математика Лапласа: "Мы так далеки от того, чтобы знать все силы природы и различные способы их действия, что было бы недостойно философа отрицать явления только потому, что они необъяснимы при современном состоянии наших знаний. Мы только обязаны исследовать явления с тем большей тщательностью, чем труднее признать их существование".

Проблема ААЯ отличается от обычных научных проблем наличием особой "подпроблемы", оказывающей немалое влияние на сбор фактов и их интерпретацию. Это "подпроблема" - все та же достоверность показаний очевидцев, которой мы уже чуть-чуть коснулись выше. Как отличить достоверные данные от фантазии, от преувеличений и искажений?

Прежде всего, ничьи показания нельзя считать достоверными на 100 процентов, Нужно упорно и настойчиво искать им подтверждение или, напротив, опровержение со стороны других, независимых наблюдателей, подкреплять их показаниями приборов, фотосъемки и киносъемки. Вместе с тем нельзя с ходу отвергать и любые свидетельства, сколь бы неправдоподобными они на первый взгляд ни казались.

Это первое правило, которого придерживаются сегодня энтузиасты проблемы ААЯ, вырабатывая свою методологию. Второе правило: строго дифференцированным должен быть подход к самим наблюдателям. Одно дело, когда в нашем распоряжении показания личного состава авиационного полка, совершавшего ночные полеты, и другое - свидетельство человека, вышедшего на балкон подышать свежим воздухом.

Давно известно, что одно и то же явление или событие различные люди воспринимают неодинаково. Причем различия иногда могут быть так велики, что беспристрастному исследователю остается только развести руками. Вот типичный пример. Сотрудники Ленинградской комиссии по изучению аномальных явлений в окружающей среде опросили 126 человек, наблюдавших в ночь с 14 на 15 мая 1981 года странное небесное явление. Один из очевидцев утверждал, что по небу летел светящийся конус с многими прямыми лучами, исходящими из него. Другая свидетельница, напротив, видела перевернутую трапецию с кривыми, отходящими назад "усами". Четверым очевидцам показалось, что летел шар, а лучи выходили из него и потом соединялись. А еще двое клялись, что было два шара - один высоко в небе, а другой на горизонте, причем оба они были обрамлены кольцом. Где же истина? Как сопоставлять такие показания?

И ведь никто никого не намеревался вводить в заблуждение. Да и таинственный объект тоже вряд ли менялся на глазах. Таковы уж особенности человеческой психики, породившие среди служителей правосудия известную поговорку "лжет как очевидец". В тысячах криминалистических случаев свидетели совершенно по-разному описывали и внешность, и одежду преступника, которого они видели в течение короткого времени. Разница эта коренится в стереотипах личного восприятия, в степени эмоциональной возбудимости, в том предпочтении, которое фантазия каждого отдает тем или иным внешним деталям. Многим людям свойственно также подсознательное стремление придумывать несуществовавшие подробности для подкрепления своей версии или для большей занимательности своего рассказа. То же происходит и с теми, кто неожиданно оказывается лицом к лицу с ААЯ, причем ААЯ находится в поле зрения чаще всего считанные секунды. Для приукрашивания и ошибок - богатейшие возможности.

Совершенно естественно, что для установления истинной картины происходящего приходится собирать и критически осмысливать как можно больше показаний независимых очевидцев, а уж потом делать выводы. Методики опроса очевидцев уже существуют, но они могут стать гораздо совершеннее, если к этой работе будут привлечены квалифицированные психологи.

Кроме поправок "на эффект очевидца", причём поправок вполне отработанных, "научно обоснованных", в любой методике можно было бы учесть и бытующие в данное время мифы. Существует, например, мнение, что советские космонавты, в частности Георгий Гречко, видели во время своих полетов "летающие тарелочки". И хотя 2 апреля 1982 года в "Известиях" было во всеуслышание сказано, что источник мифа - самый настоящий розыгрыш, в него кое-кто еще продолжает верить. Повторю еще раз общеизвестное. Поверхность станции "Салют-6" покрыта вакуумной теплоизоляцией, состоящей из множества слоев тонкой металлической фольги. Мельчайшие метеориты, ударяющие в обшивку станции, рассекают эту фольгу на отдельные кусочки, Когда космонавты занимались физкультурой на "бегущей дорожке" и вся станция тряслась, кусочки фольги отделялись иногда от обшивки и светились на солнце весьма красочно и таинственно. Если не знать, что эти кусочки находятся рядом со станцией, то их легко принять за более или менее крупные объекты, держащиеся от станции на почтительном расстоянии - примерно в один километр. Все это было видно лишь в момент выхода орбитальной станции из тени Земли; как только станция оказывалась на освещенной стороне, свет, отраженный Землей, "забивал" свечение кусочков фольги. Гречко разыграл экипаж посещения, который в то время был на "Салюте-6". Он показал гостям с Земли кусочки фольги и сказал, что это "летающие тарелки", и рассказ "очевидцев" начал гулять по свету.

Как видите, эффект объясняется необычайно просто и никак не связан с таинственными пришельцами, которые, согласно тем же мифам, "внимательно наблюдают" за каждым полетом пилотируемых космических аппаратов. Этот пример еще раз показывает, насколько осторожным нужно быть в отборе и оценке фактов, свидетельствующих об аномальных атмосферных явлениях. Гречко ведь не только разыграл своих товарищей - он продемонстрировал модель оптического и психологического обмана.

Психологический обман - быть может, этот термин и не слишком удачен, но я думаю, каждый понимает, что речь идет о тех случаях, когда желаемое принимают за действительное. Вот вы спрашиваете, почему люди, занимающиеся изучением аномальных явлений, вместо поддержки, наталкиваются нередко на скептицизм и безразличие. Да очень просто! Потому что, увидев что-нибудь из ряда вон выходящее или услышав о чем-нибудь таком, они тут же начинают связывать эти явления с деятельностью "внеземного разума", "внеземных цивилизаций".

Больше 20 лет я сам занимаюсь поисками сигналов от других цивилизаций, я верю, что мы, человечество, не одиноки во Вселенной, и мне, как вы понимаете, может быть, больше других хотелось бы получить сигнал от наших звездных братьев. И, если таким сигналом были бы полеты ААЯ, я бы с радостью ухватился за эту идею. Но увы! Нет для нее сегодня никаких оснований. Как физик я не могу принять ААЯ за межзвездных посланцев. И большинство моих коллег - физиков, астрономов, ученых других специальностей - держатся такой же точки зрения.

Но вот дальше очень часто происходит тоже аномальное, но уже вполне земное явление. Вместе с бездоказательной интерпретацией ААЯ отбрасываются прочь и сами эти явления. Надо ли лишний раз повторять, что такой подход ни в малейшей степени не способствует выяснению объективной картины. До сих пор, например, не объяснена физическая природа шаровой молнии. Мы этому совсем не удивляемся, мы считаем это в порядке вещей: сегодня, мол, не объяснена, завтра объяснение найдется. Сколько подобных случаев было в науке, да и странно было бы, если бы все на свете уже нашло свое окончательное объяснение, не так ли? Так вот, в научной литературе без всякой нетерпимости сосуществуют самые разнообразные точки зрения на природу шаровой молнии. Думаю, пора устранить нетерпимость и создать атмосферу доброжелательного, мирного сосуществования идей и а области ААЯ.

Создать эту атмосферу будет, возможно, не так-то просто. Слишком много сообщений о ААЯ уязвимы для самой элементарной критики. Но не потому ли их так много, этих уязвимых сообщений, что исследования ведутся только на общественных началах? К слову сказать, это напоминает мне эпоху расцвета радиолюбительства в 20-30-х годах. Кто возьмется отрицать сегодня, как много сделали радиолюбители для развития радиосвязи, как они, иногда вопреки мнению авторитетнейших экспертов, добивались поразительных успехов. Интерес энтузиастов к исследованию тех или иных непонятных явлений, а тем более таких, которые может наблюдать каждый, всегда только полезен. Хотел бы сразу заметить, что слово "энтузиаст" отнюдь не синоним дилетанта: на киевском совещании по проблемам аномальных явлений в окружающей среде участвовали 12 докторов и 45 кандидатов наук.

Энтузиасты проблемы ААЯ - люди вполне компетентные, знающие и опытные в исследованиях. Но вот популяризация их работы, публикация обсуждаемых ими идей идет часто без их участия. Причем предположения и гипотезы выдаются за доказанные факты, идеи, проходя через вторые и третьи руки, искажаются, как в детской игре в "испорченный телефон".

Словом, для настоящего изучения ААЯ нужны нормальные условия. Что это значит? Это значит, что нужна какая-то определенная организация, которая располагала бы необходимыми научно-техническими средствами для быстрого реагирования на поступающие сообщения и для анализа их на должном научном уровне.

С другой стороны, "нрав" у ААЯ таков, что они могут появиться в любое время и в любом месте и держаться в поле зрения неопределенное время. Чтобы зафиксировать их появление, необходимо участие широкого круга людей, владеющих элементарными приемами наблюдения за объектами, перемещающимися в атмосфере. Они должны уметь отличать ААЯ от эффектов атмосферной оптики, от метеоритов, шаровых молний или же технических средств, созданных руками человека, - метеорологических баллонов, геофизических ракет, искусственных спутников, самолетных огней. Всему этому, разумеется, надо учить - так же, быть может, как учили и учат юных любителей астрономии наблюдать солнечные и лунные затмения, перемещения планет и другие небесные явления. Но где и как должны учиться сами учителя? Об этом стоит подумать. Как бы то ни было, все это - не неразрешимая проблема.

Очень большую помощь в наблюдениях и исследованиях ААЯ могут оказать специалисты разных областей знания, работающие в соответствующих академических и прикладных институтах, где имеется превосходная аппаратура для измерения и анализа. В общем, вопрос ясен: всякое дело начинает группа энтузиастов, но, если дело интересное, если оно сулит обогатить науку и человечество новыми знаниями, ему нужна организационная поддержка.

Но есть ли уже хоть крупица этих знаний? Удалось ли энтузиастам перейти от смутных гипотез к объяснению хоть одного факта, к серьезным теориям? Да, удалось! За несколько лет наука проделала путь от полного отрицания феномена ААЯ до серьезной попытки объяснить природу некоторых дискообразных образований в атмосфере (может быть, как раз тех самых, которые в просторечии получили название "летающих тарелочек").

Статья на эту тему опубликована недавно в весьма солидном научном журнале - в "Докладах Академии наук СССР", а популярное ее изложение дал Б. Коновалов в газете "Известия" 2 апреля 1982 года, в той же статье, где рассказывается об истории с кусочками фольги. Напомню об этой теории вкратце. Специалисты по физике атмосферы заметили, что в воздушных массах образуются области дискообразной формы, внутри которых возникает турбулентное течение воздуха - он движется хаотически. Эти области резко отграничены от остальной воздушной среды. Если скорость пульсации турбулентного движения внутри такой "тарелки" будет достаточно велика, то частицы пыли, которые всегда есть в атмосфере, могут попасть внутрь дискообразной области и остаться там. Когда пылинок накопится достаточно много, воздушный диск потеряет свою прозрачность и его можно увидеть.

С точки зрения директора Института океанологии, члена-корреспондента АН СССР А. С. Монина и профессора Г. И. Баренблатта, основные особенности "летающих тарелок" объяснить нетрудно. Так как масса таких воздушных дисков ничтожна, то они легко перемещаются в потоках атмосферных течений. Из-за пылинок диск становится видимым, а потом и тяжелым. Покачиваясь, он начинает снижаться. Постепенно расплываясь, "тарелка" для наблюдателя превращается в "блин". А когда сил турбулентности уже не хватает на поддержание устойчивого существования этого сплющенного диска, он исчезает - разрушается и смешивается с окружающей воздушной средой. Вот вам и объяснение внезапного исчезновения "тарелок" "со сверхзвуковой скоростью": воздух в воздухе не виден.

Объяснение интересное и убедительное. Но охватывает ли оно все без исключения случаи ААЯ? По-видимому, нет. В эту схему трудно уложить и треугольники, которые видели Т. Фаминская и А. Развозов, и параллелограмм, наблюдавшийся с "Николая Островского", и шар, который появлялся, по утверждению очевидцев, над одним и тем же местом два месяца подряд.

Но начало положено. Работа А. С. Монина и Г. И. Баренблатта - явление чрезвычайно отрадное и важное. Проблема ААЯ, или аномальных явлений в окружающей среде, переходит из сферы домыслов и догадок в сферу серьезных и фундаментальных исследований. Ведь, в сущности, только такие исследования и могут дать нам окончательный ответ на вопросы о природе таинственных явлений в окружающей среде.

О необходимости более серьезного и глубокого подхода к проблеме говорилось и в уже цитировавшемся выше решении киевского совещания. С цитаты мы начали, цитатой и закончим. Вот вывод, к которому пришли собравшиеся:

"Многоплановость аномальных явлений, их глобальность требуют координации дальнейших усилий исследователей для увеличения статистической достоверности данных наблюдений, выявления физической сущности аномальных явлений и возможного использования этих явлений в интересах человеческого общества. С целью такой координации необходимо сформулировать и принять программу исследования аномальных явлений и комплекс организационных мер, направленных на ее реализацию".

Итак, речь идет о выработке научной программы. Будем надеяться, что она не заставит себя ждать.

("Наука и религия", 1982, № 10)

Назад