НЛО НА ОПОЗНАНИИ

Уважаемая редакция! 30 июня этого года в вашей газете помещена статья "Откуда летят "летающие тарелки". В ней вся проблема неопознанных летающих объектов сведена к набору курьезов. Я не разделяю восторженной уверенности некоторых в том, что, мол, инопланетяне время от времени вступают с нами в контакт. Но в то же время я глубоко убежден, что серьезное и заинтересованное изучение НЛО может раздвинуть горизонты нашего знания о природе. А что думают по этому поводу ученые?

А. ХОДЫРЕВ, Москва

Сенсаций не будет - в этом я был уверен, идя на беседу с доктором химических наук, профессором М. Дмитриевым в Институт общей и коммунальной гигиены имени А. Н. Сысина. Но наш разговор ученый предпочел начать именно с сенсации, касающейся все тех же НЛО - неопознанных летающих объектов. Он достал иностранный журнал, выходящий на русском языке, и показал в нем такое сообщение:

"По рассказу крестьянина... рано утром, когда он ехал на телеге по лесу, он увидел фигуры двух идущих... Ростом они были не выше полутора метров, одеты были в узкие черные облегающие комбинезоны, напоминающие костюмы акванавтов, а лицо и руки у них были зелеными. Обращали на себя внимание продолговатые глаза, расположенные на лицах несколько сбоку, и острые скулы. Они вскочили на телегу, и, проехав несколько десятков метров, жестами приказали крестьянину остановиться неподалеку от висевшей над землей машины и велели (опять же с помощью жестов) раздеться. Когда он это сделал, они "обследовали" или "сфотографировали" его с помощью какого-то аппарата, похожего на две тарелки. После этого они показали ему, что он может идти.

Вернувшись домой, крестьянин сообщил обо всем родным, но, когда жители деревни прибежали на поляну... они увидели только истоптанную траву, следы странной обуви и другие следы, которые, казалось, подтверждали, что кто-то здесь действительно был. Примерно в то же время на расстоянии около 700 метров от лесной поляны шестилетний мальчуган, игравший во дворе, увидел, как он рассказывал, летевший над землей странный "самолет", а в нем летчика с зеленым лицом".

Автор этого сообщения - ученый. Он пишет, что очевидцев подвергли медицинским обследованиям, был применен даже психогальванометр, представляющий "самую чувствительную часть детектора лжи". Выводы? "...Возможность встреч с НЛО, какими бы странными они ни казались, нельзя признать неприемлемой".

- Что вы об этом думаете? - спросил меня профессор.

Я пожал плечами. Читателю-то наверняка интереснее знать, что на этот счет думает он, специалист, а не я. Но раз уж вопрос ко мне, то отвечу: никогда не считал и не считаю проблему "летающих тарелок" важнее всех прочих. Страсти по их поводу и ажиотаж вокруг ходящих по рукам "лекций" считаю любопытными прежде всего как феномен чисто психологический. И в общем понятный: раньше верили в лешего, теперь же научная фантастика, да и самые ученые породили столько "модерновых" гипотез, что сравнивать с ними сказки про лешего - как мотыгу с реактивным лайнером.

Этот научно-фантастический бум процарапал заметный след в сознании некоторых людей. Он же дал немало любопытных идей, раздвинул внутренний мир человека, освежил мысли о мире окружающем. Но, увы, в научной фантастике тоже есть свои спады, тупики и повторы. На литературу они не тянут, наука их тоже не принимает. И они, эти мифы эпохи НТР, застревают в сознании вместо прежних леших, домовых, святых - "свято место пусто не бывает". Иные из нас с тем большей доверчивостью пускают к себе "новых квартирантов", что придумавшие их действуют, так сказать, в духе века - выступают от имени науки и пытаются давать свои толкования тайнам, наукой пока что не вполне изученным.

Струю здорового скептицизма как раз и внес в "тарелочную" проблематику профессор М. Дмитриев. О его теории я узнал два года назад. Суть теории в том, что ряд необычных явлений, включая шаровые молнии, "летающие тарелки", петрозаводский феномен, загадка "бермудского треугольника", тайна тунгусского взрыва и другие, вызваны не визитами на Землю инопланетян, а действиями природных сил. В различных зонах атмосферы накапливаются вещества, способные вступать друг с другом в реакции, на начало и ход которых могут влиять солнечные лучи, жесткое космическое излучение, обычные молнии, аэрозоли.

В зависимости от характера процесса, протекающего в них, эти природные образования (так и хочется назвать их "реакторы") могут вести себя по-разному: то неподвижно зависать, то "преследовать" самолет, точно повторяя все его движения, то, подобно фугасам, совершать резкие скачки. При этом обычно наблюдается и известный всем эффект свечения веществ, вступивших в реакцию - хемилюминесценция. Если энергия в таких скоплениях невелика, человек может их и не заметить - лишь на экранах радаров появятся неожиданные всплески. Но сгустки энергии могут быть колоссальными. И тогда это чревато катастрофами, вроде тунгусской.

Такова теория. Она во многом подтверждена экспериментами, расчетами. И вот на тебе - снова публикация о зеленоликих инопланетянах. Профессор решил меня разыграть?

- Нет,- сказал он,- показать пример того, как люди уходят от проблем актуальных в псевдопроблематику, в "уфологию" (УФО - начальные буквы английского эквивалента нашему НЛО).

- А в чем, на ваш взгляд, актуальность проблемы аномальных атмосферных явлений?

- Во-первых, изучение механизма этих явлений имеет большое научное значение. Во-вторых, мы, ученые, обязаны дать рекомендации по созданию средств защиты...

- Защиты?

- А как же? Несколько лет назад, например, шаровая молния попала в нафталинохранилище на Макеевском коксохимическом производстве, причинив немалый ущерб. В печати был описан специально обследованный нами случай, когда шаровой молнией поразило группу альпинистов. Известны и случаи поражения скота. Обычные средства защиты от молний тут не спасают. Наконец, накопленных нами данных уже достаточно, чтобы ставить вопрос о практическом использовании этого явления в народном хозяйстве.

- Даже так?

- Да. Энергия, которую концентрируют в себе некоторые аномальные образования, нередко достигает десяти в десятой степени джоулей. Ее можно применить с немалым эффектом, скажем, для прокладки тоннелей в горах. Перспективным представляется и получение азотистых соединений, столь нужных для производства ценных удобрений.

Словом, проблема и впрямь актуальная. Ну а как же контакты с другими мирами? Реально это или нет?

- Я, видите ли, не сторонник гипотезы, что жизнь на нашей Земле единична. Но контакты с другими мирами... Из десяти тысяч (!) случаев, изученных нами за двадцать лет, ни один из них не дал нам оснований утверждать, что нашу планету кто-то посещал.

- Ну, а как же быть с зеленолицыми существами, о которых вы мне дали почитать? Ведь даже детектор лжи был пущен в ход...

- Выбор инструмента зависит от того, что собираются исследовать,- улыбнулся профессор. - Вспомним: разве мало в истории религии случаев, когда к людям являлись и богородица, и святые. Убежден: любой, кому являлось такое видение, подтвердил бы его достоверность и клятвенно, и на детекторе лжи. Мы же в нашей лаборатории исследуем материальные следы, которые аномальные явления оставляют на почве, в воде, в воздухе, на негативах. Для подобных исследований у нас есть комплекс приборов, как созданных нами - на них есть авторские свидетельства - так и широко известных: например, сцинтиляционный масс-спектрометр. По цвету, интенсивности, характеру свечений мы умеем определять, какие вещества участвуют в реакции. Некоторые явления мы научились если не "подкарауливать" в природе, то воссоздавать и исследовать в лаборатории. Мы исходим из того, что визит, даже мимолетный, из иных миров непременно дал бы нам хоть ничтожную, но материальную "улику" - хоть пылинку, хоть короткий радиосигнал. Но пока, повторяю, таких "улик" нет. А те, что есть - иного свойства. Их мы и исследуем...

Профессор предложил мне прочитать еще одну публикацию. Это его в соавторстве с другими специалистами статья в "Журнале технической физики". Вот что там написано:

"24 августа 1978 года в 23 час 20 минут в Хабаровске в районе Хасановской улицы во время сильного дождя... внезапно возник резкий свист, напоминавший работу реактивного двигателя и сопровождавшийся сильным треском. Стало светло, как днем. Затем над зданием кинотеатра "Заря" появилась шаровая молния ярко-оранжевого цвета. Из нее сыпались искры. Затем молния начала снижаться, прошла к поверхности Земли через ветви деревьев, на мгновение вспыхнула над участком почвы и вновь поднялась вверх. Раздался сильный взрыв, стало темно и тихо. Всего молния существовала около одной минуты. Шаровую молнию наблюдали многие очевидцы. На расстоянии до 100 метров электропроводка была выведена из строя. Несмотря на большое количество воды на почве и проливной дождь, в зоне диаметром 1,5 метра и глубиной 20-25 см почва обуглилась и расплавилась. Общий объем зоны, заполненной шлаком, составил 0,4 кубометра..."

Дальше - тщательно зафиксированные технические подробности: описание шлака, размеры его комков, снимки их, данные радиометрии, проверенные в НИИ ядерной физики МГУ. Но и это не все. Описано, что явление было повторено уже искусственно, в лаборатории, вычислена энергия вспышки, оценена температура - ее хватит, чтобы расплавить кварц.

Заметим: в зарубежной публикации об "инопланетянах" о материальных подробностях нет ни слова. Допущение об НЛО целиком основано лишь на рассказах! И еще отличие. В хабаровском варианте хоть и есть масса точнейших подробностей, но вывод на их основании сделан весьма сдержанный: можно считать, что наиболее вероятный механизм шаровой молнии связан с мощным высокочастотным магнитным излучением в таком-то диапазоне частот при такой-то длине волны.

- Обсуждение проблемы, лишенное материальных подтверждений,- говорит Дмитриев,- походило бы на религиозный сход, где все вертится вокруг вопроса "верить или нет". Предоставим подобные споры "уфологам". Один из них, кстати, упрекал меня в открытой печати за "приземленность" моих научных интересов, за неверие в скорую встречу с братьями по разуму...

Профессор вздохнул:

- Гораздо больше меня беспокоит подход к проблеме иных наших ученых. По мнению одних, мы изучаем не реальные проблемы, а непонятно что. Это - прямое отрицание проблемы. Есть и косвенное - попытки свести ее к отдельным, случайным, разрозненным казусам вроде скопления насекомых, оптических обманов, шаров-зондов. Казусы, разумеется, случаются. Но едва ли можно объяснить только казусами тысячи изученных нами случаев. Да нужно ли замалчивать широко известные факты? Ведь было же: французская Академия наук в свое время налагала запрет на всякое упоминание о метеоритах, объявив их "несуществующими". Но от этого они не перестали падать на Землю. А с другой стороны, замалчивание проблемы с целью уменьшить количество нездоровых спекуляций вокруг нее обычно достигает обратного эффекта. Люди рассуждают: раз от нас что-то скрывают, значит, неспроста. Значит, есть что скрывать. Появляется еще один импульс для увлечения "уфологией". Досадно, что в некоторых наших изданиях настороженно относятся не только к ней, но и к попыткам дать ей отпор с научных, материалистических позиций.

Не везет проблеме НЛО и в другом. Возникла она на стыке наук. А вот как они при этом "стыкуются", взаимодействуют - тоже вопрос.

Известно, скажем, что наряду с хемилюминесцентной теорией не так давно возникла другая, выдвинутая профессором Института океанологии Г. Баренблаттом и директором института член-корр. АН СССР А. Мониным. О ней некоторое время назад рассказывалось в "Известиях". Суть ее в том, что "тарелкообразные образования" - это своего рода воздушные волчки, которые могут служить ловушкой для аэрозолей.

М. Дмитриев, тщательно следящий за всем, что относится к проблеме, знает и об этой - турбулентной теории. Почему не предположить, что океанологи рассматривают не электрическую и химическую, как он, а аэродинамическую сторону одного явления? Как знать, может быть, воздушный волчок и есть тот "котел", где природа готовит смеси токсичного действия, что могло стать причиной несчастий в "бермудском треугольнике"? А может быть, в таком волчке рождается угроза взрыва вроде тунгусского (результатом которого, как уверен М. Дмитриев, было выпадение на Землю биологически активных азотистых соединений, удобривших почву и потому вызвавших "акселерацию" сосен)?

Приготовив эти и другие вопросы, обращаюсь в Институт океанологии к Г. Баренблатту. Что же узнаю? Ни о Дмитриеве, ни о его теории здесь и не слышали. Очень это странно: ведь его работы известны не только у нас в стране. Вот, например, недавно вышедшая в Нью-Йорке солидная монография Д. Барри "Шаровые и четочные молнии" ("Об экстремальных проявлениях атмосферного электричества"). В библиографическом списке к ней более ста восьмидесяти названий. Больше других названо работ академика П. Капицы и М. Дмитриева. А ссылок на труды океанологов нет ни одной. Говорю это вовсе не в упрек им. Но все же хочу спросить: как можно заниматься проблемой, не узнав, что и кем в ней сделано до тебя?

Известно еще одно направление исследований. Оно представлено в брошюре Института космических исследований АН СССР "Наблюдения аномальных атмосферных явлений в СССР" Л. Гиндилиса, Д. Менькова, И. Петровской. В этой работе отражена не сама проблема, а скорее подступы к ней: сделан статистический анализ нескольких сот свидетельств очевидцев. Только свидетельств - без каких-либо ссылок на материальные "улики". Не делают авторы и попытки объяснить природу явления. Следовательно, каждый, читающий брошюру, волен давать написанному в ней собственную трактовку.

Существует, наконец, и еще один взгляд на проблему. Его можно назвать филологическим. Он отчетливо представлен, например, в одном из недавних номеров популярного журнала "Техника-Молодежи", где, наряду с интересными материалами о шаровых молниях, изложены взгляды кандидата исторических наук В. Вилинбахова и доктора филологических наук И. Лисевича. Оба автора обозревают те мифы народов мира, в которых так или иначе присутствует все он же - мотив пришельцев с неба. В статьях этих авторов не утверждается, что нашу Землю когда-то посещали инопланетяне, но ставится вопрос: что могло служить реальной основой этого мифотворчества?

Словом, разные взгляды на проблему разрабатываются изолированно друг от друга, без контактов и обсуждений, столь необходимых научному знанию.

И вот еще что. Почти ежедневно по адресу: "Москва, Институт общей и коммунальной гигиены" приходят письма со всех концов страны. Добровольные помощники сообщают ученым о том, где, когда, при каких обстоятельствах были свидетелями аномальных атмосферных явлений. Читаю: "Светящаяся полусфера быстро перемещалась по небу в восточном направлении на высоте 3,5 тыс. метров". "...После взрыва шара так пахло серой, будто сожгли целый ящик спичек".

По многим письмам видишь: их авторы не склонны выдавать все видимое за суть. Но они надеются, что их свидетельства помогут ученым до нее добраться.

Что в этом интересе "нездорового"? Никак я этого не пойму.

Р. ЛЫНЕВ, научный обозреватель "Социалистической индустрии"

("Социалистическая индустрия", 5 сентября 1982 г.)

Назад