НЛО - РЕЛИГИЯ КОСМИЧЕСКОГО ФАТАЛИЗМА?

К попыткам приобщить религию к космической проблематике и мистифицировать последнюю относятся не только спекуляции вокруг гипотезы палеоконтакта. Пожалуй, еще больший поток литературы на Западе посвящается не изысканиям в этой области, а вопросам якобы происходящего, актуального контакта людей с представителями внеземных цивилизаций - членами "экипажей" так называемых неопознанных летающих объектов (НЛО).

Зарубежные издания, содержащие эти сюжеты, как правило, далеки от науки и имеют преимущественно коммерческий характер, составляя часть буржуазной "массовой культуры". Типичны в этом отношении книги некоего Дж. Адамского, рассказывающие о его контактах с "космонавтами" планеты Венера; фантазии Адамского многими принимались на веру вплоть до того времени, когда советскими автоматическими станциями были получены фотоснимки поверхности и другие данные об этой планете, свидетельствующие о полном отсутствии на ней жизни.

Произведения такого рода неоднократно подвергались разоблачению и критике как в отечественных, так и в зарубежных научных публикациях. В данном случае было бы излишним дополнять эту вполне убедительную критику фактологической несостоятельности домыслов о НЛО. Однако "феномен НЛО" обрастает ныне ярко выраженными религиозно-теологическими догмами, совокупность которых стремятся выдать за новую "науку"-"уфологию" (от английского UFO - Unidentified Flying Objects - неопознанные летающие объекты). Мы и сосредоточим наше внимание на этой идеологической по существу стороне "уфологических" концепций.

Сторонники и проводники "уфологии" пытаются извратить процесс космизации общественного сознания и одновременно воспользоваться им, развивая теории о "космических пришельцах" как верховной, управляющей и регулирующей силе по отношению к жителям Земли. Среди множества так называемых репортажей, свидетельств, а также умозаключений по поводу НЛО преобладают идеи о целенаправленной работе "пришельцев": взятие ими "образцов" земной цивилизации и природы до того, как этой цивилизации (и природе) якобы суждено погибнуть; контроль над действием людей для того, чтобы космическая экспансия человечества не заходила слишком далеко и не ущемляла интересов тех или иных внеземных цивилизаций. Вот некоторые из высказываний на этот счет, которых можно было бы привести множество:

Ч. Берлиц пишет: "Быть может, чужой разум, наблюдая нас, хочет, чтобы мы развивались самостоятельно, но его представители берут и сохраняют образчики земной жизни до того, как наша планета разрушит себя" (Веrlitz С. The Bermuda Triangle, p. 103.)

Г. Крейтон (издатель английского журнала "Обозрение летающих тарелок") идет дальше: "Представляется, что эти существа (инопланетяне.-Ю. Ш.) могут воздействовать на человеческий мозг. А если они способны воздействовать на отдельного человека, то они могут проделывать то же самое с целыми народами и правительствами" (Bourret J.-C. La nouvelle vague des soucoupes volantes, p. 278.)

Г. Лассуэлл отмечает: "Смысл присутствия неопознанных летающих объектов может заключаться в том, что более развитые цивилизации уже смотрят на нас с подозрением и наши попытки утвердиться в новых местах могут встретить отпор как создающие угрозу другим системам общественного порядка" (Lasswell H. Men in Space, p. 193.)

Итак, с одной стороны, наблюдение и опека, с другой - оберегание своих владений от посягательств человека - таковы главные функции "пришельцев", которые опять-таки ничем не отличаются от "функций" бога, также строго оберегающего свои владения и свои прерогативы.

"Уфология" во многом совпадает с теологией. Это совпадение касается не только их основных идей, но и "деталей". Ж. Валле, специалист в области информатики, приводит такие случаи "общения" людей с НЛО: почти мгновенные "исцеления" от различных болезней и недугов; временное отделение сознания ("души") от тела; сообщение от экипажа НЛО о Судном дне, когда после землетрясения и потопа спасутся только верующие, которых вместо загробной жизни ждет физическая "регенерация" на других планетах - перспектива даже более привлекательная, чем евангельская; наконец, экипажи НЛО всегда делают так, чтобы их действия были непонятны людям, как "неисповедимы" действия бога (Vallee J. Le college invisible. Paris, 1975, p. 37, 41, 49, 78, 81-82.)

В связи с этим Валле вводит понятие "металогика", которая недоступна людям, но по нормам которой действуют "высшие существа" НЛО: "Слово "абсурдный" может быть неверно понято. Поэтому я предпочитаю говорить о "металогике", находящейся за пределами нашей обычной логики". Однако эта "металогика" не раскрывается им с содержательной или методологической стороны и остается синонимом "абсурда", т. е. той же "неисповедимости".

Будучи теологическими по содержанию, "уфологические" представления, конечно, несут на себе печать современности. Интересно проследить, как эволюционировали "свидетельства" о "небесных пришельцах" в человеческом представлении. Библейский пророк Иезекииль, предания о котором родились во времена приручения и одомашнения животных и птиц, видел их с копытами и крыльями. Средневековые монахи рассказывали о рыцарских поединках в небесах. Теперь же у "пришельцев"- пронзительный взгляд "супермена" из западных комиксов, заостренные уши традиционных чертей и костюм, удивительно похожий на костюм земного космонавта.

По поводу "космических" поверий нашего времени справедливо заметил А. Кларк: "Нарастающее ощущение Вселенной сыграло свою роль, увы, и в области психопатологии. Между культом летающих блюдец и ведьмоманией XVII столетия можно провести прелюбопытнейшую параллель" (Кларк А. Черты будущего, с. 118.)

"Уфологию" многое роднит со спиритизмом, который был назван Ф. Энгельсом "самым диким из всех суеверий". В манере чистейшего спиритизма выдержано, например, одно из наукообразных и "неинопланетных" объяснений "феномена НЛО", которое состоит в том, что данный феномен якобы представляет собой материализацию множества человеческих разумов и воль и такая субстанция в свою очередь диктует свою волю каждому индивиду. Подобно спиритизму прошлого века, "уфология" иногда вовлекает в свою орбиту даже отдельных ученых (из упоминавшихся нами ученых к ним можно отнести Г. Лассуэлла, К. Брунстейна, а также некоторых зарубежных астрофизиков, астрономов, космологов, специалистов в области ядерной энергетики и т. п.), но, опять-таки подобно спиритизму, она представляет собой парадокс и некую моду в эволюции буржуазного общественного сознания.

Когда в прошлом веке на спиритических сеансах вызывали "духов" Шекспира или какого-нибудь другого выдающегося деятеля прошлого и они начинали вещать через посредство медиумов, то эти великие люди теряли свое величие и не превосходили по своему интеллектуальному потенциалу самого медиума. На это обратил внимание еще Д. И. Менделеев, развенчавший спиритизм с позиций науки. И сегодня "высшие существа" теряют свою возвышенность и их "откровения" не выходят за рамки кругозора "контактируемых". В качестве курьеза можно привести следующее описание диалога одной жительницы Земли с членом "экипажа НЛО". На ее вопрос, откуда они прибыли, он показывает карту созвездий и отвечает вопросом: "Знаете ли вы, где находится Земля?" Получив отрицательный ответ, он продолжает: "Если вы не знаете, где вы находитесь сами, я не могу вам объяснить, откуда прибыл я, это было бы бесполезно" (Pedrazzani J.-M. La mer des bateaux perdus. Le triangle des Bermudes base secrete des extraterrestres? Paris, 1980, p. 211-212).

Модернизированные поверия, а порою и массовые психозы, связанные с "феноменом НЛО" и "уфологией", отражают также, на наш взгляд, процесс современного мифотворчества, который совершается по тем же законам, что и мифотворчество древних: недостаток знаний о явлении или предмете восполняется воображением, иллюзией и домыслом; какому-либо вполне естественному факту приписываются сверхъестественные детали. Однако если многие мифы прошлого можно рассматривать как гипотезы или замыслы, которые впоследствии развивались на научной основе (скажем, негеоцентрические представления некоторых античных философов, легенды о полетах в воздушном и космическом пространстве), то современные мифы ("летающие тарелки", "интеллектуальные дельфины", растения с "высшей нервной деятельностью" и т. д.), как правило, такой полезной нагрузки не несут.

Утверждение о том, что человеческая деятельность находится под контролем со стороны "пришельцев", порою приобретает в "уфологической" литературе Запада, рассчитанной на массового читателя, ярко выраженный реакционный социально-политический характер. Суть этого аспекта "уфологической" литературы заключается в том, что в ней настойчиво проходится мысль о том, что якобы представители высокоразвитой внеземной цивилизации бдительно следят за ростом разрушительной мощи технического потенциала человеческой цивилизации и готовы вмешаться, если этот потенциал достигнет "критической черты". Иными словами, инопланетные силы выступают некими гарантами против возможных катастрофических последствий гонки вооружений, против угрозы ядерного самоистребления, снимая тем самым ответственность за сохранение мира с людей.

Например, французский "уфолог" Ги Тарад говорит о возможности "полицейских мер против некоторых народов Земли" и приводит целое "послание" инопланетян "политическим и военным руководителям планеты Земля" с предостережением о том, что в случае угрозы ядерной войны вся деятельность на Земле будет парализована инопланетными силами "в течение восьми минут". Кстати, в "послании" тут же добавляется, что инопланетяне отрицательно относятся к преследованию "посланцев, передающих наши намерения", т. е. приверженцев "Христа, который готовится посетить Землю" (Tarade G. J'ai retrouvfe la piste des extra-terrestres. Paris, 1980, р. 182, 218-219).

О книге Ги Тарада, бесконечно далекой от всякой науки, можно было бы и не упоминать, если бы в ней давняя христианская идея пассивного ожидания "второго пришествия" не распространялась на жизненно важную проблему современности - проблему активной борьбы людей за сохранение мира на планете. В этом отношении "уфологисты" делают шаг назад по сравнению с теми верующими и представителями церкви, которые активно участвуют в движении борцов за мир.

В целом подобные философские и социологические доктрины выполняют те же социальные функции, что и религия, - утверждают предопределенность человеческих действий, пропагандируют идею подчинения человека верховным силам, изначальной несамостоятельности человеческой цивилизации и ее неспособности быть самостоятельной вообще. Подвергаются сомнению и пересмотру закономерности развития жизни и разума на Земле, открытые и обоснованные данными естественных и общественных наук.

Мы видим, таким образом, что в религиозно-мистических построениях вокруг гипотезы палеоконтакта и в рамках "уфологии" прослеживается центральная идея предопределенности человеческих действий, диктуемых силами, находящимися вне Земли, идея развития человеческой цивилизации, направляемой этими силами. Совокупность таких доктрин может быть названа "космическим фатализмом"...

(Из книги Ю. А. Школенко "Философия, экология, космонавтика. Критический очерк буржуазных доктрин". М., 1983, стр. 121-127).

Назад

Благородные кланы орковпрофессиональными предсказателями а часть может