ЧУДО ПО СХОДНОЙ ЦЕНЕ,

или Что скрывалось за секретами "вечной молодости"

В женской камере следственного изолятора тихо и вкрадчиво звучали слова: "А теперь, сестры мои, поднимите руки к небу, закройте глаза и думайте, думайте..."

"Сестрам" и в самом деле было о чем подумать. Но слова худощавой рыжеволосой женщины по имени Мая не могли оторвать их от реальной действительности: нары, решетка на узком окне, место общего пользования. Не размечтаешься.

"Кончай травить! Хватит, наслушались!" - загудели недовольные голоса, и женщина по имени Мая запнулась.

Правда, грубым окриком ее срезать было трудно: сказывался солидный "стаж общения". Так что время от времени проповедница - назовем ее так - возникала вновь, и камера должна была видеть (умозрительно, разумеется) как "сжигают Эго" (то есть освобождаются от эгоизма), открывать рты от диковинных упражнений по системе йогов, слушать бесконечные советы, как сберечь здоровье...

Словом, как и чем "брать" слушателя, Коляда знала. Особенно если видела перед собой человека больного или надломленного судьбой, либо наоборот - пресыщенного мещанина, который, как говорят, с жиру бесится. К каждому у нее был свой подход, основанный на жестком, холодном расчете.

Одних Коляда увлекала байками о мгновенной пользе голодания, других наставляла по части сыроядения. А иногда демонстрировала и некоторые способности другого рода, никого при этом не стесняясь, в том числе и мужчин. Как же, ведь она - послушница "небесного учителя Мория", ведь она "сожгла Эго", теперь ей все нипочем.

Мы еще вернемся и к этому "учителю". А пока - необходимое отступление.

В последнее время нам приходится слышать о всевозможных кружках и даже семинарах, занимающихся йогой, увлекающихся буквально до умопомрачения "новейшими" методами голодания и прочими изысками.

Многое из того, что проверено наукой и испытано практикой, в расчет некоторыми любителями экстравагантностей не принимается: не тот, видите ли, источник. Одна знакомая позвонила - вот это авторитет! А уж если удалось раздобыть на ночь замусоленную рукопись - это почти предел мечтаний.

И гуляет по рукам макулатура, ошарашивая легковерных обывателей туманными рекомендациями, велеречивыми рассуждениями знахарей и просто шарлатанов. Ну как же, на титульном листе едва различимого машинописного экземпляра значится: "К вечной молодости" или "Новые открытия старого чуда"... Как тут удержаться, чтобы не ухватить рукопись. Никому ведь не хочется стареть, а тут вдруг чудо омоложения!

Интерес к этому по-житейски понятен. Но его тут же "направляют" в нужное русло ловкачи, умеющие заработать на чем угодно, если чувствуют спрос.

Возьмем одно из самых модных в последнее время увлечений - лечебное голодание. Самодельных теорий на эту тему изготовлено - тьма! Но Московский НИИ гигиены им. Ф. Ф. Эрисмана имеет на этот счет научно обоснованное заключение: "Лечебное голодание может проводиться только в стационаре и только под наблюдением врачей". Иначе - это в лучшем случае - "изменяется характер со снижением уровня личности и с утратой контроля поведения..."

А теперь вернемся к худощавой женщине из камеры следственного изолятора. Это - Мая Никифоровна Коляда, образование высшее, кандидат геолого-минералогических наук, с 1977 года нигде не работает, но "промышляет" рекламой системы йогов, методов лечебного голодания, сыроядения и т. д.

Разумеется, Коляда привлечена к уголовной ответственности не за пристрастие стоять вниз головой и обучать этому желающих. Уличена "просветительница" в действиях, которые законом определяются уже как преступление. Против нашей страны. Против нашего общественного строя. Вот что, оказывается, стоит иногда за вроде бы невинной страстью к проповеди сыроядения...

Чтобы читателям было ясно, как Коляда до этого дошла, нужно вернуться в 1978 год. Дела у нее в то время шли ни шатко, ни валко. Клиентура была немногочисленная и непостоянная. Послушав раз-другой, публика расходилась кто куда: в поликлиники - к настоящим врачам, в диспансеры - к опытным специалистам... Там можно было получить консультацию, рецепт на лекарство, причем бесплатно.

Выходит, на глазах уплывало дело, которое сулило, кроме дешевенькой популярности, деньги, причем немалые. Мысль лихорадочно билась в поисках чего-то такого, что могло бы сколотить постоянную аудиторию.

Вот на Западе - об этом, увы, Мае Никифоровне приходилось только мечтать - ее "коллеги" не имеют никаких проблем: всевозможные секты, группировки хиппи, наркоманов, последователей Кришны и прочие дурачат свою паству в открытую, прельщая одних лицемерной "святостью", других - набором ритуалов и обрядов, напоминающих иногда оргии сексуальных маньяков. Но как такую или хотя бы подобную атмосферу создать у себя, когда с "семинаристами" приходится встречаться по малогабаритным квартирам...

Коляда понимала, что сырой морковкой клиентов не заманишь. Нужен таинственный антураж, так сказать, теория.

И тут на горизонте появился черноглазый молодой человек с густыми смоляными волосами. Ну чем не знаменитый Бхагаван!

Внешность молодого человека оказалась настолько неотразимой, что воспринимать художника из Ижевска как человека земного, по мнению Коляды, было бы просто нелепо. Нет, Леонид Галкин не приехал в Москву в творческую командировку, а спустился из какого-то иного мира! Какого именно - еще нужно было придумать...

Однажды поутру, как подтвердит следствие, Галкин влетел в квартиру Коляды и чуть ли не с порога заговорщически зашептал, что ночью услышал из космоса голос "учителя Мория". И не просто услышал, а принял от него с большим трудом, правда, часть трактата-обращения к землянам.

Черные круги под глазами Галкина обозначились резче, он трясся в ознобе - ну, как же, общался с другим миром! Коляда оживилась - антураж подходящий - ночь, электронное звучание Вселенной и внеземной голос "учителя Мория". Загадочно!..

Не дожидаясь, пока Галкин снова "выйдет на связь", Коляда организовала машинистку. Но та, перепечатав две трети трактата, наотрез отказалась от "левокосмического" заработка. Более того, машинистка Лавринова скажет на следствии, что за кажущейся галиматьей сразу почувствовала сдобренный злобными измышлениями пасквиль на нашу действительность.

Но это будет потом. А пока обратим внимание на такой факт: Коляда, поняв, что Галкин преподнес ей, можно сказать, рождественский подарок, даже в него не заглянула. Не кажется ли это, мягко говоря, странным? Да, но объяснение тут простое: конспекты мистических книг, всевозможные цитаты, взятые из теософской литературы, из блуждающих по свету псевдонаучных сочинений и - что примечательно - личные записи Коляды, изъятые у нее на квартире при обыске, частично или полностью совпадают с текстом "трактата"!

Экспертиза, проведенная опытным специалистом, полностью доказала эту идентичность. Более того, специалист-графолог установил, что правка машинописного экземпляра "трактата" сделана рукой Коляды.

Чтобы покончить с "кухней" приготовления "трактата", заглянем в зал судебного заседания. Еще раз выверяется каждая деталь, выявленная предварительным следствием. Но и в этом размеренном ходе вопросов и ответов наступают такие моменты, когда хочется ущипнуть себя, чтобы поверить: наяву ли это происходит.

Судья: Подсудимая Коляда, вы верите в то, что так называемый "трактат", начинающийся словами "Я, учитель Мория", принят из космоса?

Коляда: Да, я верю.

Судья: Свидетель Галкин, вы продолжаете утверждать, что "трактат", о котором идет речь, вы приняли из другого мира, якобы услышав голос некоего "учителя Мория"?

Галкин: Да, я принял трактат от учителя Мория...

Присутствующие в зале не выдерживают: легкий смешок, оживление...

Судья, обращаясь к подсудимой, пытается выяснить, почему те постулаты "сочинения", имеющие под собой древнюю основу, связанную со всевозможными потопами, вдруг так резко обрушиваются на нашу страну, ее прошлое и настоящее. Коляда опускает голову. Действительно, как-то не вписывается потусторонний "учитель Мория" в антисоветскую стряпню.

Галкин просит внести в дело уточнение. Когда в голосе Мория он, дескать, услышал злобную клевету на советскую действительность, то подумал: не вселился ли в учителя дьявол?

Так и сказал, на полном серьезе. И опять смех в зале. Не только потому, что Галкин в своем уточнении нелепо смешон, а еще и потому, что он попросту врет. Ни в Мория, ни в бога, ни в дьявола он не верит, как и Коляда. Спохватились-то они позже, после того, как "трактат" попал к работникам милиции. А до этого Коляда знала, с чем идет из одной квартиры в другую, что содержат машинописные и ксерокопии "трактата", которые шли в продажу.

Была тщательно отработана и конспирация "сходок". Когда слушатели были в сборе (приходило обычно 10-15 человек), будто бы на чашку чая забегала Мая Никифоровна. К тому времени уже каждый "гость" имел в руках тот самый "трактат". Поначалу разговор носил, как подтверждают свидетели, почти кухонный характер. Потом Коляда вещала о пользе сыроядения. Незаметно переходили к йогам. А когда Мая Никифоровна чувствовала, что владеет аудиторией, то начиналось самое главное - враждебная обработка. Продуманная. Ухищренная. Злая.

Как известно, мистика и религиозность порой культивируются под видом изучения некоторых недостаточно познанных свойств человеческого организма. Специальные психологические приемы, упражнения, в том числе из обихода йогов, могут ввести человека в состояние транса. Спрашивается, зачем? Коляда знала - зачем: тогда личность теряет индивидуальность, превращается в "пустой сосуд", куда можно "влить" все, что угодно. И Коляда вливала. Надеясь, что именно политически бесхребетный, идейно расхлябанный человек способен поверить кощунственным наветам.

На таких, расслабленных и неразборчивых, рассчитывала Коляда. Такими она стремилась сделать людей, доверившихся ей. Однако курс "размывания мозгов" вовремя остановлен. За систематическое распространение клеветнических измышлений, порочащих советский общественный и государственный строй, М. Коляда приговорена к лишению свободы, полностью признав свою вину. Против Л. Галкина возбуждено уголовное дело.

Вот как по-земному обернулись манипуляции с "небесными откровениями".

В. ПИЛИПЕНКО

("Комсомольская правда", 12 апреля 1983 г.)

Назад