РОВНО В 4.10...

Рейс 8352 Тбилиси-Ростов-Таллинн на самолете "ТУ-134А" выполнял экипаж Эстонского управления Министерства гражданской авиации СССР. Командир воздушного судна - Игорь Алексеевич Черкашин. Окончил Бугурусланское летное училище, налетал 7000 часов. Пилот 1-го класса. Второй пилот - Геннадий Иванович Лазурин. Окончил Сасовское летное училище и ордена Ленина Академию гражданской авиации, налетал 4500 часов. Пилот 2-го класса. Штурман - Егор Михайлович Огнев, окончил ордена Ленина Академию гражданской авиации, налетал 3500 часов. Штурман 2-го класса. Бортмеханик - Геннадий Михайлович Козлов, налетал 12500 часов. Бортмеханик 1-го класса.

В четыре десять утра до Минска оставалось сто двадцать километров. Самолет не летел - стоял в центре Вселенной. Ни шороха в наушниках. Они, как нарочно, были одни в прозрачном воздухе, в глыбе черного стекла с дырочками звезд.

Окидывая взглядом свою часть неба, второй пилот заметил справа сверху немигающую крупную звезду. Да не звезду - желтое пятнышко с пятак размером, вытянутое по краям. "Мало ли, - спокойно сказал он сам себе, - рефракция света в атмосфере или еще что..." Из пятнышка возник тонкий-тонкий луч света и отвесно упал вниз, до самой земли. Тогда пилот толкнул локтем механика:

- Смотри, Михалыч, что...

Едва глянув за борт, механик произнес:

- Командир, надо доложить на землю.

А луч света вдруг раскрылся, превращаясь в яркий световой конус. С этого момента происходящее справа по борту видели все. Возник второй конус, шире, но бледнее первого. Затем третий - широкий и совсем светлый.

- Подожди, - пожал плечами командир, - что докладывать-то? Надо посмотреть, что дальше будет. И вообще - что бы это могло быть?

Кто-кто, а пилоты понимают, что расстояние на глазок не определишь. Тем не менее, у всех четверых возникло одинаковое ощущение - неизвестный объект висит над землей километров в сорока-пятидесяти. Второй пилот принялся на скорую руку набрасывать рисунок необычного явления. Невероятно, но на земле, освещенной конусообразным лучом, было все отчетливо видно - дома, дороги. Какой же мощности должен быть этот "прожектор"?

Луч "прожектора" поднялся с земли и уставился в самолет.

Теперь они видели ослепительную белую точку, окруженную концентрическими цветными кругами. Командир все еще колебался : докладывать о происходящем или нет? Но тут произошло нечто такое, что положило конец сомнениям. Белая точка вспыхнула, и на ее месте возникло зеленое облако.

- Включил двигатели и удирает, - сказал второй пилот, невольно переводя явление в плоскость привычной жизни авиатора.

А командиру показалось, что объект с огромной скоростью стал приближаться, пересекая курс самолета под острым углом. Короче говоря, бросился наперерез.

Черкашин крикнул штурману:

- Передавай на землю!

Но - странное совпадение - после первых же слов Огнева объект остановился. Перестал приближаться, показалось командиру. Перестал удаляться - решил второй пилот.

Минский воздушный диспетчер принял сообщение экипажа к сведению и вежливо сказал, что сам он, к сожалению, ничего не видит - ни на экране обзорного локатора, ни в небе.

- Ну вот, - обиделся Лазурин, - скажут, мы ненормальные.

А зеленое облако вдруг упало вниз, проскочив высоту, на которой шел самолет. Затем так же вертикально поднялось вверх. Метнулось вправо-влево. Еще раз вниз-вверх. И, наконец, зафиксировалось точно напротив самолета. Оно летело за ним как привязанное - на высоте десять тысяч метров со скоростью 800 километров в час.

- Почетный экскорт, - пробормотал Черкашин, - какая честь для нас...

Внутри облака "заиграли" огоньки - они вспыхивали и гасли, будто гирлянда на новогодней елке. Затем по горизонтали поползли огненные зигзаги. Штурман добросовестно сообщал обо всем на землю.

В ответ послышался возбужденный голос воздушного диспетчера:

- Наблюдаю сполохи на горизонте. Где вы видите ваше облако?

Штурман ответил.

- Совпадает, - сказал диспетчер.

Облако продолжало меняться. Из него вырос "хвост", похожий на смерч - широкий вверху, тонкий у земли. Получалась "запятая". Затем хвост стал подниматься "в горизонт", а облако из эллиптического превратилось в четырехугольное.

- Посмотрите, - сказал второй пилот, - он нас передразнивает.

Действительно, теперь их эскортировал остроносый "облачный самолет" - без крыльев, со скошенным хвостом. Он светился желтым и зеленым светом. Там, где у настоящего самолета расположено сопло, чувствовалось плотное ядро.

В кабину вошла бортпроводница.

- Пассажиры интересуются, что это у нас сбоку летит.

Черкашин вздохнул:

- Скажи - облако такое. Желтое - городские огни пробиваются снизу. Зеленое... скажи - полярное сияние.

В это время в зону управления минского диспетчера вошел еще один настоящий самолет. ТУ-134 из Ленинграда летел навстречу таллиннскому экипажу. Между двумя лайнерами было километров сто. С такого расстояния огромный облачный самолет нельзя было не заметить. Однако на вопрос Черкашина командир встречного ТУ ответил, что он... ничего не наблюдает. Диспетчер Минска, который теперь хорошо видел облачный самолет, выдал ленинградскому экипажу координаты, направление, в котором они должны были обнаружить необычное явление. Но те словно ослепли. И только километров за пятнадцать до встречи прозрели. В точности описали облачный самолет.

Много позже экипаж Черкашина, пытаясь объяснить себе увиденное, предположит, что свет от объекта был поляризованным, то есть распространялся не во всех направлениях.

В связке с облачным самолетом они прошли Ригу, Вильнюс - воздушные диспетчеры этих городов последовательно фиксировали странный тандем. Пролетая Чудское и Псковское озера, экипаж Черкашина смог оценить размеры облачного самолета.

Два этих озера, продолговатые по форме, разделены небольшой перемычкой суши. ТУ-134 двигался в ста двадцати километрах слева от них. А облачный самолет - справа, ближе к Тарту. Из того места, где, казалось, угадывается плотное ядро, вновь возник луч. Светлое пятно упало на облака, поползло по земле. Объект невольно дал свои координаты. Теперь можно было прикинуть, что сам он по длине равнялся Псковскому озеру.

Полет продолжался совместно до самого Таллинна.

А после посадки свой, таллиннский воздушный диспетчер, сообщил экипажу любопытные подробности. На экране обзорной РЛС таллиннского аэропорта ТУ-134 был виден не один. Вслед за его световой меткой по экрану ползли еще две, хотя в воздухе не было больше ни одного самолета. Вдобавок, эти две метки были видны постоянно, как и положено. А светлое пятнышко ТУ то пропадало, то появлялось вновь. "Я бы понял, - сказал диспетчер, - если бы вы "мигали" на экране посадочного локатора. Но на обзорном такого не бывает, не может быть".

В. Вострухин (Спец. корр. "Труда")

Прокомментировать материал нашего специального корреспондента мы попросили заместителя председателя Комиссии по АЯ при ВСНТО, члена-корреспондента АН СССР Н. А. Желтухина.

- Комиссия ведет планомерное изучение случаев наблюдения НЛО над территорией Советского Союза. Материала уже довольно много, есть над чем работать. Однако, приходится это отметить с сожалением, все описания, которыми мы располагаем, в той или иной мере страдают односторонностью, отрывочностью.

Наблюдение, сделанное таллиннским экипажем, исследовала эстонская секция нашей комиссии (И. Волке, Э. Парве и другие). Случай действительно интересный, хотя похожие на него нам известны. То, что объект мгновенно изменял направление движения на противоположное, с огромной высоты доставал землю световым лучом необычайной мощности, - безусловно, аномально.

Однако, определяя природу явления, комиссия прежде всего руководствуется признаком локальности. То есть если явление локально, ограничено в пространстве, оно может претендовать на аномальность. А размеры объекта, каким его видели летчики, невольно настораживали. Уж очень он был велик. Естественно было предположить, что где-то далеко, за многие тысячи километров происходит глобальный атмосферный или геофизический процесс уже известного науке типа. А летчикам лишь показалось, что он где-то близко - типичный, так сказать, обман зрения.

Но это объяснение в итоге оказалось несостоятельным. Ведь летчикам удалось определить расстояние до объекта. Вывод поэтому можно сделать единственный: таллиннский экипаж имел дело с тем, что мы называем НЛО. Особенно ценно то, что теперь мы имеем последовательную и подробную картину трансформации неотождествленного летающего объекта. Ее дают словесные описания и рисунки Г. Лазурина.

Мы еще раз обращаемся к читателям "Труда" с просьбой обо всех подобных наблюдениях сообщать по адресу: 101000, Москва, Главпочтамт, абонементный ящик 764, Комиссия по АЯ.

("Труд", 30 января 1985 г.)

Назад

кухни на заказ саратов подробно обработка от комаров - детальная информация на нашем сайте Туры в Египет из алматы реабилитационный центр херсон - смотрите здесь t?rkiye - самая детальная информация на нашем сайте