АНОМАЛЬНЫЕ ЯВЛЕНИЯ: СЕНСАЦИИ И ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ

То, что странные, непонятные явления наблюдались во все времена, не вызывает сомнения. Вполне естественно также, что качество интерпретации этих явлений в целом определялось уровнем научных знаний эпохи. В современном урбанизованном мире человек, к сожалению, неизбежно утрачивает некогда свойственную ему наблюдательность; имея о разнообразных удивительных явлениях лишь поверхностное, "книжное" представление, он часто не в состоянии отождествить даже тривиальные эффекты. Кроме того, стремительное развитие техники приводит к увеличению числа явлений, не имеющих природных аналогов и тем более непонятных неподготовленному наблюдателю. Вероятно, эти обстоятельства (и как дополнение к ним - некоторые социологические факторы) и лежат а основе, можно сказать, "ажиотажного" интереса к различным странным явлениям, охватившего за последние десятилетия очень многие страны.

Историческая справка

Началом этого бума принято считать наблюдение американского бизнесмена К. Арнольда, который в 1947 году, пролетая на самолете вблизи Скалистых гор, заметил ряд объектов, "плоских, как сковорода, и таких блестящих, как будто солнце отражалось в зеркалах". Справедливости ради надо заметить: сообщения о наблюдениях возможных странных явлений и объектов появлялись и до этого случая, однако из-за того, что с легкой руки журналистов именно это событие было подано в средствах массовой информации как сенсация номер один, оно и стало началом "тарелочной эпопеи". Вслед за сообщением Арнольда страницы газет и журналов запестрели заметками о "летающих блюдцах", "летающих тарелках", иными словами, о "неопознанных летающих объектах - НЛО". Между прочим, сам Арнольд никоим образом не относился к своему наблюдению как к чему-то сенсационному. Более того, шумиха, поднятая вокруг этой истории, побудила его в конце концов заявить, что он жалеет о своем сообщении и в дальнейшем будет молчать, что бы ему ни пришлось увидеть.

Рост числа подобных сообщений и манера их подачи в прессе породили известную "проблему НЛО"; одновременно появились и многочисленные группы энтузиастов исследования "неопознанных летающих объектов". Несомненно, ажиотаж вокруг этой "проблемы" был в первую очередь связан с утверждением, истоки которого сейчас, вероятно, установить просто невозможно; будто НЛО - проявление деятельности внеземных цивилизаций (ВЦ): автоматические зонды, а то и попросту транспортные средства инопланетян.

Такой подход к существу дела, естественно, вызвал резко скептическое отношение со стороны большинства профессиональных исследователей, зачастую распространявшееся не только на саму постановку вопроса и результаты изучения "феномена НЛО", но и на достоверность всей совокупности сообщений очевидцев. В результате в течение многих лет вся история изучения НЛО практически сводилась к борьбе "энтузиастов НЛО" (ученых среди них практически не было) с "официальной наукой" за признание гипотезы об инопланетной природе НЛО.

Сейчас, пожалуй, можно утверждать, что ни одно из подобных отношений к вопросу НЛО не было достаточно обоснованным, а оказалось скорее результатом "внутреннего убеждения". При таком подходе диалог между "энтузиастами" и "официальной наукой" состояться не мог. Поэтому долгое время "изучением НЛО" занимались лишь в любительских объединениях, и сводилось оно просто к коллекционированию фактов разной степени достоверности.

Но поскольку шумиха вокруг НЛО не стихала, а предлагаемая интерпретация собранного материала оказалась явно неудовлетворительной, к анализу результатов наблюдений были подключены официальные организации. В США, например, такую работу осуществляли в рамках некоторых проектов ВВС. Несмотря на различный состав государственных комиссий (в США они, как правило, состояли из военных представителей и научных консультантов), их заключения были достаточно единодушны и однозначны: большая часть наблюдаемых явлений имеет вполне естественное объяснение; нет оснований полагать, что та часть явлений, которая осталась неотождествленной, каким-то образом связана с деятельностью ВЦ; для обороны страны НЛО опасности не представляют.

Проведенное изучение вопроса тем не менее нельзя назвать в полном смысле слова научным исследованием, так как в основном оно сводилось лишь к сортировке всей совокупности сообщений на понятные и неотождествленные. Ряд обстоятельств - достаточно большой массив исходной информации, а также неослабевающий интерес к НЛО широких слоев населения, подогреваемый прессой, - сделали задачу научной интерпретации наблюдаемых явлений действительно необходимой. Одним из первых, еще в 50-е годы, это попытался выполнить известный американский астрофизик Д. Мензел в своей книге "О летающих тарелках". Не рассматривая всю совокупность сообщений о наблюдениях НЛО, он фактически дал подборку известных, но достаточно редких явлений, в том числе оптических атмосферных явлений, которые при определенных обстоятельствах могли бы восприниматься как нечто необыкновенное. В 1958 году вышла книга К. Юнга "Современный миф", в ней, в отличие от Мензела, автор сделал попытку рассмотреть всю совокупность явлений и найти им некое единое объяснение. Сейчас такой подход кажется несколько наивным, так как очевидно: совокупность сообщений о наблюдениях НЛО содержит описания явлений совершенно различных по своей физической природе. Однако утверждение, что исходным материалом для анализа служит именно совокупность сообщений, без сомнения, было шагом вперед в изучении природы наблюдаемых явлений.

Начало действительно корректным, научным исследованиям положили, видимо, работы Дж. Мак-Дональда и Ж. Валле. Не принимая априори никакой гипотезы о природе наблюдаемых явлений, они четко разграничили сами явления и их описания. Ведь здесь исследователь имеет дело не с самими явлениями, а лишь с совокупностью сообщений очевидцев - описаний, отягощенных ошибками субъективных оценок. Поэтому первичный анализ фактического материала с необходимостью должен включать две этапа: отсев сообщений, не содержащих необходимого минимума информации, и статистическую обработку данных с целью выделения различных классов явлений и их характерных особенностей. Моделирование различных явлений, то есть разработка "теорий НЛО", должно опираться на установленную подобным образом относительно объективную картину их развития. Иначе говоря, отдельное сообщение о наблюдении какого-либо явления представляет собой единичное измерение в исследовании распределения сложной функции, зависящей от многих параметров.

Кроме такого систематического, методичного, основанного на обработке большого количества данных способа исследования, представляет несомненный интерес и анализ отдельных, достаточно достоверных событий, позволяющий, определить физическую природу не только их, но, возможно, и целого класса aналогичных явлений.

Несмотря на прогрессивность и корректность такого подхода, распространения он не получил. Так, комиссия Кондона, созданная на базе действительно научной организации - Колорадского университета и работавшая в 1966 - 1969 годах, отступила от указанных принципов и ограничилась рассмотрением примерно сотни наиболее любопытных сообщений, отобранных из нескольких тысяч описаний, в целом не представляющих особого интереса. Неидентифицированными остались около 20 случаев, заключение комиссии гласило: "...изучение НЛО не дало ничего, что может обогатить науку... дальнейшие исследования, вероятно, не могут быть оправданы надеждой на развитие науки". Хотя мнение комиссии о необоснованности гипотезы инопланетного происхождения НЛО разделяло большинство ученых, вывод о том, что продолжать и изучение этих явлений бесполезно, не нашел всеобщей поддержки, но официальные исследования были практически прекращены.

В настоящее время, вероятно, единственная государственная организация за рубежом, которая проводит такие работы, - это "Группа по изучению аномальных аэрокосмических явлений" при Национальном центре космических исследований во Франции. Из наиболее известных общественных организаций можно отметить "Центр по изучению НЛО", возглавляемый А. Хайнеком, и "Комитет научных исследований заявлений об аномальностях", работающий под руководством Ф. Класса, в состав его входят в основном профессиональные ученые. Деятельность комитета выходит за рамки "изучения НЛО" и направлена в целом на борьбу с наукообразием, дилетантством и на разоблачение мистификаций в разных сферах исследований. Следует, пожалуй, упомянуть и Д. Оберга, сотрудника НАСА, в 1979 году получившего премию английской организации "Катти Сарк" за лучшее эссе об НЛО, в котором весьма подробно проанализированы различные нашумевшие сообщения и показана их вполне "земная" природа.

В соответствии со сложившимся подходом к исследованиям и полученными результатами изменилась и терминология. Вместо НЛО наиболее употребительным стало другое определение - "аномальное явление". Основных причин тут две. Во-первых, в течение многих лет циркулировали слухи о наблюдениях самых невероятных НЛО, в том числе с "гуманоидами" на борту. Это привело к тому, что ныне большинство людей, употребляя термин НЛО, подразумевают всякий раз не просто "неопознанный летающий объект", а именно некий аппарат, принадлежащий "братьям пo paзуму". Во-вторых, термин "аномальное явление" более точно отражает существо дела, так как в подавляющем большинстве сообщений содержатся описания именно явлений и говорить об объекте можно лишь в смысле объекта наблюдения. Другое дело, насколько эти явления аномальны и для кого - случайного наблюдателя или специалиста.

В нашей стране исследование природы аномальных явлений проводится в АН СССР на основе анализа сообщений об их наблюдениях.

Сообщения очевидцев

Как уже отмечалось, корректность результатов анализа определяется в первую очередь качеством исходного материала - результатами измерений, то есть в нашем случае качеством описаний наблюдавшихся явлений. Необходимо отметить, что подавляющее большинство корреспондентов описывают события, действительно имевшие место, а мотивами, побудившими прислать сообщение, как правило, служат любознательность и желание помочь в изучении природы необычных явлений. Поэтому нет никаких оснований считать всю совокупность сообщений плодом вымысла или фантазии, а отдельные случаи заведомой фальсификации практически не вызывают значительных трудностей в определении степени их достоверности.

Сложнее обстоит дело с информативностью описаний. К сожалению, более половины всех сообщений почти не содержит данных, необходимых для анализа. Часто весьма приблизительно указываются дата и время наблюдения (например: "осенью 1979, а может быть, 1980 года..." или "после полуночи..."), причем часто не говорится, какое именно время - московское или местное. Бывают случаи, когда не удается установить даже место наблюдения. Очень велики ошибки в определении направления на область развития явления, его размеров, расстояний и других количественных характеристик. Вот несколько типичных примеров, взятых из конкретных писем: "...в северной части неба на высоте 300-500 метров пролетело ярко-желтое тело размером с апельсин со скоростью самолета...", "...оцениваю расстояние до объекта в 2-3 километра и начинаю к нему приближаться...", "...точно над магазином на другой стороне улицы появился яйцеобразный объект голубовато-красноватого оттенка...". Неточность этих оценок становится очевидной, если учесть, что в перечисленных случаях речь идет о наблюдениях явлений, локализованных на расстоянии в несколько сот километров! В основном недостатки такого роде описаний связаны с отсутствием опыта наблюдений. Вместе с тем приходят письма с весьма квалифицированно составленными описаниями наблюдавшихся эффектов, содержащие достаточно точную хронометрию событий, угловые размеры, положение на небе и другие параметры. Вся совокупность информации, что удается извлечь из корреспонденции, и составляет банк данных, обработка которых позволяет разделить явления по различным классам и построить некоторую статистическую картину их развития.

Результаты анализа

При знакомстве с результатами статистического анализа аномальных явлений, проведенного разными авторами, обращает на себя внимание некоторая некорректность оценок условий наблюдений. В частности, обычно приводится распределение частоты наблюдений этих явлений в зависимости от времени дня без учета времени года, хотя очевидно, что условия освещенности Солнцем места наблюдения и области развития явления в средних и высоких широтах существенно зависят от сезона. Более правильно выявление такой зависимости, например, от зенитного расстояния Солнца. Причем по возможности следует раздельно оценивать условия освещенности места, где находится наблюдатель, и области развития явления, так как при достаточно больших расстояниях между ними эти условия могут быть совершенно различными.

Учет этих обстоятельств убедительно показал, что подавляющее большинство явлений происходит в сумеречных условиях, то есть когда фоновая подсветка (рассеянный свет неба) не мешает наблюдению объектов, имеющих относительно небольшую яркость. Более того, наблюдаемые объекты светятся, как правило, в результате отражения или рассеяния солнечного света. Очень типичны в этом плане условия наблюдения серебристыx облаков. Часть явлений, хотя и небольшая, заметна в ночное время и очень редко днем.

Идентификация наблюдаемых аномальных явлений, иными словами, установление причинной связи между явлениями и определенными видами технической деятельности или конкретными природными эффектами, хотя и подтвердила предположение о многообразии механизмов их развития, но одновременно позволила выделить основные классы явлений и понять их природу. Например, наблюдения высотных баллонов. Вероятно, не найдется ни одного человека, который по крайней мере в кино или по телевидению не видел бы запусков обычных метеозондов. Полет такого баллона, имеющего на малых высотах характерный размер 3-5 м, вряд ли кого-нибудь удивит. Но далеко не все знают, что современные высотные научные аэростаты совершают полеты в стратосфере на высотах до 40 км, а в отдельных случаях могут подниматься почти до 50 км. За год в мире запускается более тысячи таких баллонов, главным образом в СССР, США, Франции и странах Скандинавского полуострова. На высоте дрейфа оболочки принимают форму, близкую к сферической, вернее, форму перевернутой капли. Однако встречаются и другие типы оболочек. Например, во Франции применяют тетраэдральные баллоны. Такие аэростаты запускались во время международного эксперимента "САМБО" с территории Швеции и дрейфовали над нашей страной вплоть до Урала. Сообщения о наблюдаемых в небе "пирамидах" поступали неоднократно. Бывают оболочки цилиндрической формы, в некоторых случаях используются и двойные оболочки, принимающие на больших высотах "куклообразный" вид. Иногда вместо одной большой оболочки аэростата применяют связки более мелких, которые на высотах дрейфа могут извиваться самым причудливым образом. Размеры аэростатов способны удивить даже подготовленного, знающего человека. На высотах дрейфа они достигают 200 м в поперечнике, а наиболее крупные из них имеют объем до 3 млн. м3.

На максимальной высоте подъема аэростаты движутся, увлекаемые воздушными течениями. Сезонное же распределение ветров на наших широтах таково, что в период с сентября по март на больших высотах преобладают западные ветры, имеющие скорости от десятков до двухсот километров в час. В мае-июле, наоборот, восточный ветер. Периоды март -- май и август - сентябрь характеризуются небольшими скоростями и неустойчивыми направлениями движения воздушных масс. Поэтому над территорией нашей страны кроме отечественных аэростатов практически в течение всего года, за исключением периода с мая по июль, могут наблюдаться баллоны, запущенные в европейских странах, а летом - баллоны, запускаемые в США и Японии.

После выполнения программы полета происходит отделение подвески с научной аппаратурой и разрушение оболочки. Однако если механизм ликвидации баллона по какой-то причине не срабатывает, аэростат еще длительное время способен оставаться на большой высоте и наблюдаться в виде некоторой "бесформенной массы". Материал оболочки хорошо отражает свет и может быть виден даже днем. Как правило, в дневное время цвет оболочки дымчато-серый, а вечером становится желтым или красноватым. В сумерках вокруг аэростата иногда наблюдаются красные концентрические кольца. Бывает, по программе эксперимента происходит одновременный полет нескольких баллонов. Именно такой групповой полет послужил в 1977 году поводом для небольшой сенсации, когда в районе Гомеля наблюдали объекты, которые не сумели отождествить с чем-то привычным.

Легко оценить, что обычный высотный аэростат может быть виден с расстояния в пятьдесят и более километров. При заходе в тень Земли его яркость быстро уменьшается, что иногда воспринимается как "отлет с колоссальной скоростью".

Еще большей, чем баллоны, зоной видимости обладают явления, связанные с запусками на орбиту космической техники. Во-первых, как в сумерках, так и ночью при хороших погодных условиях на расстоянии более ста километров бывает виден факел ракетного двигателя - струя раскаленных газов, вылетающих из сопла. Во-вторых, и это, пожалуй, более интересно, может наблюдаться газопылевой след ракетного двигателя. В продуктах сгорания, образующихся при работе двигателя, присутствуют не только газовая, то есть молекулярная, компонента, но и более крупные частицы, которые интенсивно рассеивают солнечный свет. Поскольку на тех высотах, куда поднимаются ракеты, плотность атмосферы пренебрежимо мала, интенсивность света, рассеянного атмосферой, несущественна по сравнению со светом, рассеянным продуктами сгорания. Понятно, что в зависимости от конструкции ракеты-носителя, высоты ее полета, ракурса наблюдения вид газопылевого облака может меняться в весьма широких пределах. Поскольку такие явления обычно возникают на очень больших высотах (сто и более километров), то и расстояния, на которых они заметны, тоже огромны. Неудивительно поэтому, что число потенциальных наблюдателей, а следовательно, и число сообщений о виденных явлениях довольно велико. Вдобавок к сказанному необходимо учесть и степень "странности" таких эффектов: "искривленные лучи света", "прожектора, направленные на землю", "медузоподобное облако" и многое другое, да еще все это развивается совершенно бесшумно. В общем причин для удивления вполне достаточно.

Из эффектов, связанных с технической деятельностью, упомянем еще случаи, когда объектом наблюдения становилась авиационная техника, особенно при маневрировании для захода на посадку в ночных условиях, полеты в облаках с включенными фарами и так далее. Но подобные сообщения носят случайный характер и их число невелико.

Часть техногенных явлений имеет много общего с сугубо природными, естественными процессами. Например, эффекты, связанные с вторжением спутников или отдельных фрагментов космических аппаратов в плотные слои атмосферы, очень похожи на болиды, однако в отличие от последних, как правило, более красочны. В основном это объясняется наличием большого количества различных пластиковых изделий на искусственных космических телах. Одно из таких событий наблюдалось в декабре 1983 года на значительной территории Украины.

Как это ни странно, среди не понятых очевидцами явлений, не связанных с техникой, преобладают наблюдения обычных астрономических объектов, правда, в несколько необычных условиях. Яркие планеты, Луна в разрывах облаков или вблизи горизонта, пожалуй, особенно часто воспринимаются как НЛО. Так, в январе - феврале 1985 года в вечернее время были отличные условия для наблюдения Венеры. Несмотря на столь продолжительный период видимости планеты (и по погодным условиям также), поступила масса сообщений о наблюдениях "яркого фонаря над аэродромом" и "блестящего объекта с концентрическими кольцами и лучами". В данном случае остается лишь сожалеть о низком уровне астрономических знаний.

Можно, конечно, перечислить еще с десяток различных эффектов, иногда воспринимаемых очевидцами как нечто аномальное, но это было бы лишь небольшими поправками, штрихами к тому портрету, что дан выше.

Что же касается историй, где приводятся всевозможные приключения наблюдателей, якобы вступивших в прямой контакт с инопланетными экипажами "летающих тарелок", то анализ таких "событий" (описания их собраны в различных частных коллекциях) показал: ни о какой достоверности в этих случаях говорить не приходится. Более того, ни одно из писем, поступивших в АН СССР, такого рода сообщений не содержало.

Подводя итоги, можно сказать: подавляющая часть сообщений о наблюдениях "аномальных" явлений нашла свое объяснение. Те несколько процентов, которые по разным причинам пока не идентифицированы, вряд ли внесут существенное изменение в полученное распределение, хотя бы потому, что они не выделяются в какой-либо особый класс. Пожалуй, можно даже отчасти согласиться с одним из выводов комиссии Колорадского университета-изучение этих явлений науку не обогатило. Но в целом продолжение таких работ представляется полезным. По крайней мере это важно для успешной борьбы с наукообразными и откровенно ненаучными измышлениями вокруг "проблемы НЛО" и, разумеется, для пропаганды достижений современной науки.

Кандидат физико-математических наук Ю. В. ПЛАТОВ

("Земля и Вселенная", 1986, № 4)

Назад