ЭТИКА МЕЖЗВЕЗДНЫХ СКИТАЛЬЦЕВ

Мне довелось побывать на нескольких Чтениях, посвященных разработке научного наследия и развитию идей К. Э. Циолковского. На протяжении многих лет Чтения, проводимые под эгидой Академии наук СССР на родине великого ученого в Калуге, неизменно собирают множество исследователей самых различных направлений, журналистов, просто увлеченных людей. И каждый год в разных секциях Чтений, а особенно в кулуарах, неизменно возникают жаркие дискуссии о внеземных цивилизациях (ВЦ). Исходя из одних и тех же данных современной науки, оппоненты делают диаметрально противоположные выводы. "Мы одиноки во Вселенной, земной разум уникален!" - утверждают одни. "Космос населен множеством разумных существ!" - горячо доказывают другие. И часто сторонники обреченности Земли на одиночество ставят вопрос: "Если разум повсеместно распространен во Вселенной, то почему мы не можем его обнаружить? Почему до сих пор не установлен космический контакт?"

А в самом деле, почему? Многие затрудняются ответить на этот вопрос, и тогда сама его постановка становится аргументом в пользу нашего с вами, земляне, безысходного космического одиночества. Между тем это "почему" не только имеет свое объяснение, но и получает общечеловеческое звучание, потому что выходит за рамки чисто научного интереса. Это "почему" побуждает глубоко задуматься о вопросах войны и мира, о праве каждого человека на достойное существование и о степени его духовности, о ненасильственной основе международных отношений. Короче - о том огромном комплексе вопросов, который можно назвать этикой космической эпохи, проблемой нравственности земной цивилизации как единой планетной семьи.

Как мы себе представляем будущий контакт с братьями по разуму? Чаще всего рассматриваются две возможности. Первая: в околоземном пространстве вдруг появляется межзвездный корабль инопланетян, а дальше события разворачиваются по схеме, напоминающей неожиданный звонок в дверь или незапланированный приезд иностранной делегации. Вторая: прослушивая небо радиотелескопами, мы регистрируем сигнал явно внеземного искусственного происхождения и дешифруем его с помощью ЭВМ.

Думается, мы сильно упрощаем проблему, причем по нескольким направлениям. Вот некоторые из них.

Мы исходим из того, что только в нашей Галактике насчитывается около ста миллиардов звезд, подобных нашему Солнцу. Теория образования планетных систем гласит, что практически каждая звезда имеет планеты. Обилие планет у Солнца и спутников - у планет Солнечной системы является веским аргументом а пользу того, что процесс планетообразования закономерен и планет в Галактике очень много. А раз так, то наверняка существуют планеты с условиями, пригодными для возникновения и развития жизни. Современная наука не знает никаких фактов или соображений, которые отвергали бы возможность существования ВЦ.

Коль скоро ВЦ возникли и развились, они дают о себе знать рядом эффектов. Прежде всего это излучения, которые связаны с деятельностью цивилизации. Земляне, например, непреднамеренно посылают в космос очень много разных сигналов. Так, наше телевидение может быть обнаружено современными средствами техники на расстоянии до десяти световых лет. Мощные земные радары "видны" за сорок световых лет. Вот такие случайные или направленные сигналы внеземного происхождения мы и пытаемся обнаружить, прослушивая радиотелескопами небо.

Теперь и начинаются всевозможные оговорки, о которых мы в общем-то знаем, но не всегда принимаем их в расчет. Радиосвязь - наиболее быстрая и удобная из тех, которые знакомы человечеству. Поэтому мы используем ее для приема сигналов от весьма удаленных внеземных источников. Но электронный пучок как средство космической связи весьма несовершенен: он отклоняется магнитными полями, поглощается межзвездной средой. Послание может исчезнуть и не дойти до адресата. Даже если оставить в стороне проблему колоссальной энергии, необходимой для межзвездной связи посредством радиоволн, несовершенство этого вида контакта очевидно.

Есть и еще одно "но". Всего век назад человечество и понятия не имело о радиоволнах, самым быстрым средством связи считалась почтовая карета или голубиная почта. Так, может, еще через сто лет мы откроем какой-то более эффективный и дешевый способ передачи и приема информации? Ничего утопического в этом предположении нет: сегодня удвоение информации в области точных наук происходит за 10-15 лет. Но тогда возникает вопрос: а пользуются ли ВЦ радиосвязью? Если пользуются, то лишь те, которые развиваются весьма сходно с нами. Более того: переживают почти в точности тот момент технологического познания, что и мы - период использования радиоволн как средства связи. Теперь прикинем: велик ли шанс обнаружить в радиусе до ста световых лет ВЦ, уровень развития которой до такой степени соответствует нашему? Шанс есть, но он ничтожно мал. Поэтому безуспешные радиопоиски не должны обескураживать: в определенном смысле они заведомо обречены.

Можно предположить, что космическое пространство заполнено сигналами искусственного происхождения, но младенческий возраст землян не позволяет обнаружить их. Вообразим представителя некоего африканского племени, который в европейском ночном городе пытается найти себе подобных с помощью тамтама: не получив ответа, он приходит к выводу, что каменные джунгли мертвы. Надо помнить и о том, что достаточно развитая космическая цивилизация без труда "укроет" себя от посторонних радиовзоров, если сочтет необходимым.

Подумаем теперь о том, обязательно ли даст о себе знать "делегация" инопланетян, если их корабль окажется в Солнечной системе. В самом предположении о корабле пришельцев где-то в относительной близости от Земли или даже в ее воздушном пространстве нет ничего ненаучного. Здесь можно вспомнить многочисленные сообщения о НЛО - "неопознанных летающих объектах", определенная часть которых не укладывается в рамки привычных понятий. Не будем сейчас вдаваться в споры о том, что же такое НЛО - аномальные, но вполне земные явления или проявление деятельности внеземного разума. Предположим - повторяю, предположим! - второе. Что из этого следует для нас, землян?

Прежде всего мы должны отдавать отчет в том, что гипотетические пассажиры и пилоты НЛО намного обогнали нас. Очень намного. Ведь мы пока не можем и представить себе реальное межзвездное путешествие. Первые успехи космонавтики и теория релятивистских звездолетов, в которых должен проявляться эффект замедления времени, породили было уверенность в достижимости самых удаленных уголков космоса. В самом деле, оперируя ускорением звездолета, теоретически можно добраться даже до Туманности Андромеды всего за год по часам на корабле. Но на Земле с момента старта корабля и до его возвращения пройдет... три миллиона лет. Есть ли смысл возвращаться в отчий дом? Пожалуй, нет.

Из этого следует, что если нас посещают инопланетяне из других звездных систем, то они научились преодолевать бездны космических расстояний фантастически быстро, а их техника заведомо непохожа на нашу. Вероятнее всего, не только техника, но и поведение гостей из космоса показались бы нам необъяснимыми, даже мистическими, сверхъестественными. Почему?

Наша планетная система находится на периферии Галактики, возраст Земли определяется примерно в 4,5 миллиарда лет. Возраст Вселенной составляет 12-15 миллиардов лет, и в центральных областях Галактики могут оказаться обитаемые планеты, разум на которых возник на несколько миллиардов лет раньше, чем на Земле. Мы с трудом можем представить эволюцию столь древнего разума - ведь наша собственная история прослеживается едва на десять тысяч лет назад. К. Э. Циолковский полагал, что человечество как единый объект эволюции изменяется и через миллиарды лет превратится "в единый вид лучистой энергии". Он считал, что за миллиарды лет эволюции появится "сверхновый человек, который будет разумом настолько выше нас, насколько мы выше одноклеточного организма".

Космическая философия К. Э. Циолковского предвосхитила появление многих интереснейших гипотез, например, так называемой "зоогипотезы". Ее сторонники считают, что Земля является как бы охранной зоной, находится под постоянным наблюдением космических пришельцев, которые устроили "санитарный кордон" где-то в поясе астероидов и иногда посещают нашу планету.

Так это или не так - не тема данных размышлений. Несомненно одно: интеллект и гуманизм, нравственность развиваются параллельно - чем выше разум, тем обостреннее нравственность, совершеннее этика взаимоотношений. Вот здесь мы, как представляется, и подошли к главному, что мешает нашим контактам с ВЦ.

Посмотрим на земную цивилизацию глазами инопланетян. Неприглядная открывается картина! По данным ООН, созданные на планете арсеналы оружия равны более чем 1.300 тысячам бомб типа испепелившей Хиросиму. Этим количеством ядерной взрывчатки можно 15 раз уничтожить все живое на Земле. Человечество каждый год тратит более 800 миллиардов долларов на гонку вооружений. В то же время ежегодно на Земле умирают от голода более 30 миллионов человек, насчитывается свыше 800 миллионов неграмотных, примерно полтора миллиарда людей лишены элементарной медицинской помощи. Сотни миллионов людей добровольно травят себя никотином, алкоголем, наркотиками. Не прекращаются локальные конфликты, ибо насилие стало основным способом решения споров. В ряде стран десяткам, сотням тысяч родителей нечем накормить детей, а кучка богатеев думает лишь о том, какими ухищрениями избавиться от ожирения.

Если направить расходуемые на оборону и подготовку войн 800 миллиардов долларов в русло мирных нужд, то на Земле уже завтра не останется ни одного голодного или бездомного! Но вместо этого происходит накопление арсеналов смерти. Да какая же развитая инопланетная цивилизация захочет завязать с нами знакомство?!

Мне могут возразить: не все человечество повинно в том уродстве, которым отмечен облик цивилизации. Несомненно, это так. КПСС и Советское государство прилагают титанические усилия к тому, чтобы повернуть вспять гонку вооружений, добиться разоружения и выживания человечества в мире без войн и насилия. На многотрудном пути одержана первая победа: в соответствии с советско-американским договором подлежат уничтожению примерно четыре процента ядерного оружия СССР и США.

Эта неустанная борьба имеет поистине космическое звучание, ибо космос в сознании нормального человека ассоциируется не со "звездными войнами", а с гармонией, созиданием, совершенством. Даже чеховский городовой Власов четко знал: "Солнце не в моем участке". А вот Белый дом явно считает околоземное космическое пространство американским околотком, в котором можно вершить все, что заблагорассудится. В этом ущербном мышлении - общая трагедия. Ведь речь идет о нашем космическом доме, который един у всех землян. И если действительно за нами наблюдают носители инопланетного разума, то наверняка воспринимают нас как единую планетную семью. И с терпеливым сочувствием ждут, когда же мы сами, не уповая ни на бога, ни на помощь пришельцев, сможем навести порядок у себя в доме: и в каждом жилище, и на всей планете. Чтобы мы заявили о себе не как потенциальные ядерные самоубийцы, а как действительно разумные граждане Вселенной. Может, тогда землян и примут в некий Галактический клуб?

А пока нас, возможно, просто опасаются: ведь те, кто давно покончил с войнами и насилием или, быть может, никогда и не знал их, могут попросту не иметь оружия, и цивилизация с самой развитой технологией чувствует себя беззащитной перед земной термоядерной агрессивностью. Представим для наглядности современного академика среднего телосложения, который вдруг оказался в первобытном обществе, где весомость аргумента в споре впрямую зависит от размера бицепса и веса каменного топора оппонента...

Незапамятной давностью человеческой истории скрыта интрига первого кровопролития, но сегодня мы вплотную подошли к тому порогу, за которым зловеще зримы очертания всеобщего самоубийства. Не повторим ли мы судьбу Фаэтона - гипотетической планеты, которая, как считают астрономы, некогда существовала между орбитами Марса и Юпитера - там, где теперь находится лишь пояс астероидов? Фаэтон погиб в результате какого-то гигантского катаклизма, который может повториться и на Земле, если одновременно взорвутся все имеющиеся на планете ядерные заряды.

Разум восстает против этого апокалипсиса. Ни один землянин не хочет, чтобы на какой-то неведомой нам планете разумные существа сложили о Земле красивый миф с печальной концовкой, подобный греческой легенде о Фаэтоне...

Сергей БУЛАНЦЕВ.

("Неделя", 1988, № 13)

Назад