ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ ВЕРИЛ В НЛО

Вот еще один ушел
В даль, откуда нет возврата
Серебристый снег лежит.
Каркнул ворон. Как в трехстишье
По-японски. Я один.
Дерево бежит с холма.
Мимо неподвижной речки
Протекают берега.
Не хватает мне коня,
Чтобы с ним вести беседу,
Потому что здесь все меньше
Разумеющих меня.
Я бы с ним поговорил
На серебряном наречье
Про призванье человечье,
Про игру вселенских сил.
Мне ведь жить не надоело,
Но у господа для тела
Я бессмертья не просил.

Эти стихи Давид Самойлов посвятил памяти школьного друга. Звали его Феликс, позднее — Феликс Юрьевич. Фамилия — Зигель.

Феликс Юрьевич Зигель умер 20 ноября прошлого года.

Его кончина не отмечена некрологами. Да в общем-то о ней мало кто знал — только друзья и единомышленники.

20 ноября прошлого года не стало человека, первого в нашей стране серьезно занявшегося исследованием НЛО — неопознанных летающих объектов. А недавно на семинаре «Экология непознанного», постоянно — действующем при редакции журнала «Вокруг света», состоялся вечер его памяти.

...О Зигеле всегда ходили легенды: о нем самом, о его происхождении, характере, содержании лекций. Легенды перерастали в слухи, а те зачастую — в откровенную нелепицу и ложь.

Феликс Зигель родился весной 20-го года, во время войны окончил мехмат МГУ, в 48-м — аспирантуру Академии наук по специальности «астрономия» и защитил кандидатскую диссертацию. С 1963 года — доцент Московского авиационного института. Автор первого советского учебника по физическим основам космонавтики.

Нормальная биография процветающего ученого теоретика, не так ли? Престижный институт, перспективная тема, диссертация в кармане (можно подумать и о второй, докторской). Но Зигель выбрал иное.

Поначалу он ни в какие НЛО не верил, — вспоминает лектор Московского планетария Людмила Савельевна Цеханович. — И когда я однажды завела с ним разговор на эту тему, Феликс Юрьевич меня вежливо осек: мол, не о чем беседовать. А поверил он в их существование, когда прочитал книгу Дональда Мензела: там «тарелочки» разнесены в пух и прах, но именно по прочтении книги Зигель воспринял их как реальность.

Потом была встреча со штурманом Аккуратовым — тем самым, что во время одного из полетов повстречался с неким обьектом... Аккуратов и Зигель сотрудничали несколько десятилетий, вместе несли один крест.

Крест был тяжелым. Заниматься НЛО считалось у нас (да, пожалуй, и сейчас считается) делом, откровенно говоря, не слишком серьезным — если, конечно, речь идет о попытках доказать их существование.

Мало кому известно, что в 1967 г. при Доме авиации и космонавтики имени Фрунзе была организована первая в СССР секция по изучению НЛО — двести человек. Ее председателем стал генерал Столяров, заместителем председателя — Зигель. К тому времени у Феликса Юрьевича был накоплен почти десятилетний опыт изучения аномальных явлений.

Единственное выступление руководителей секции — Столярова и Зигеля — по Центральному телевидению состоялось л ноябре 67-го. После чего секцию благополучно прикрыли.

Не знаю, как сегодня, но тогда «прикрыть» было проще простого. Запретить публикацию еще легче: написал про НЛО или просто нечто «аномальное» — тащи на визу в соответствующее учреждение.

Помню случай из собственной практики - анекдотичный по нынешним меркам, вполне обыкновенный по прежним. Летом 1984 года я подготовил для газеты публикацию о необычном явлении, имевшем место в подмосковной Щербинке. Крышу одного из домов пробил упавший откуда-то сверху ледяной шар размером с хороший арбуз. Что это — результат обледенения самолета? Или космический лед? Или... Несколько ученых с разных позиций комментировали феномен,

Статью о куске льда (который, кстати, к моменту подготовки материала давным-давно растаял) мне предложили завизировать в Отделении общей физики Академии наук! Такая была установка. Чудом удалось избежать этой ненужной процедуры, обосновать ее нелепость. Материал под названием «Тайна ледяного шара» появился в печати, вызвал явный интерес, полемику. И никаких государственных секретов не раскрыл.

Теперь проще. Необходимость визирования подобных материалов снята, хлынул обильный поток информации. Главное — отделить зерна от плевел, а это трудно.

...Зигель тогда не сдался. Через семь лет после закрытия секции он создал в МАИ новую группу по изучению НЛО. Ее члены обобщили ряд вопросов, связанных с наблюдениями «летающих тарелок», механизмом их движения, анализом следов. Была даже открыта госбюджетная НИР «Предварительные исследования аномальных явлений в земной атмосфере». Но вскоре, несмотря на то, что НИР была закончена, в 1977 году работу группы практически «заморозили». Намечавшийся семинар не состоялся. А против Феликса Юрьевича умело организовали нечистоплотную компанию травли и насмешек. Даже специальную комиссию создали в институте по проверке правильности проведения им учебных занятий.

Настольной книгой всех противников НЛО, а следовательно, и Зигеля, стало сочинение Дональда Мензела — того самого, кто заставил Феликса Юрьевича поверить в существование НЛО. Но оппоненты Зигеля — от академиков до кандидатов наук и журналистов - были достаточно прямолинейны, содержание книги оказалось для них не поводом для размышлений (на это требуется некоторое усилие ума), а руководством к действию. Примечательно, кстати, что книга, переведенная в 1962 году на русский язык, была далеко не единственным «пособием по НЛО», выпущенным за рубежом. Там выходили труды не только критические, но и в поддержку смелой идеи, создавались многочисленные общественные и государственные организации. У нас, увы, о них ничего не знали и знать не хотели.

...Не хотели и другое: предоставить Зигелю и его коллегам возможность выступить в научной печати, в публичных дискуссиях. А ведь под его руководством за период с 1968 по 1984 год подготовлено 13 сборников по проблеме аномальных явлений — 2670 машинописных страниц. Что же касается полемики — судите сами.

Несколько лет назад в журнале «Наука в СССР» — журнале хорошем и респектабельном — появилась статья об НЛО. Ее авторы — руководители «официальной» академической комиссии по АЯ. Объяснения сводились к оптическим эффектам, гало и т. д. Что стоило редактору журнала поместить рядом другую публикацию на ту же тему, с противоположными воззрениями! Вот и полемика — нормальная, равноправная, принятая во всех цивилизованных странах. В конце концов не самозванец же Зигель — кандидат наук, автор многочисленных книг, в том числе и популярных, сотрудник крупного вуза... Да и просто известный человек.

Но, наверное, редактору журнала вторая статья «стоила» бы многого. Отсюда — монополизм взглядов, наша давняя беда.

А появись статьи Зигеля в периодической печати — возможно, феномен НЛО мы воспринимали бы по-другому. С большим пониманием, что ли. На вечере памяти Зигеля выступали его сподвижники и рассказывали об исследованиях, экспедициях на места посадок НЛО (для них тут нет ничего сверхъестественного) — многие, кстати, на территории Подмосковья: Шарапова Охота Серпуховского района, Раменский, Можайский районы, Щелковский... Потрясающие сведения! И сами рассказчики — люди, извините, не сумасшедшие, не разрывающие на себе в экстазе рубахи («есть НЛО, есть пришельцы, вы ничего не знаете!» — я и таких видел вдоволь), без параноидального блеска в глазах. Это спокойные, интеллигентные люди. То, что они рассказывают, внушает доверие.

А как рассказывал сам Зигель, читая лекции! Л. С. Цеханович вспоминает: когда в Московском планетарии объявлялись его выступления, билеты спрашивали на Садовом кольце. «Гениальный был лектор», — утверждает Людмила Савельевна. И, видимо, права. Еще раньше Зигель читал лекции для десятиклассников в помещении Геодезического института — так перед началом конную милицию вызывали!

...Где вы, десятиклассники, осаждающие лекционные залы?

Почувствовав в ком-либо интерес к НЛО, Зигель не жалел на собеседника времени и сил. Многих приглашал домой, подробно все объясняя. Кое-кто, получив нужные сведения и материалы, «делал ручкой» Зигелю и исчезал, впоследствии в своих личных интересах искажая сведения о наблюдениях НЛО. Кстати, далеко не все «самиздатовские» лекции принадлежат перу Зигеля, немало фальшивок. Обвинения со стороны Феликса Юрьевича в тиражировании подделок, в извращении фактов пытались объяснять неуживчивостью его характера. А еще было много завистников — как всегда.

Сейчас появилась опасность другого рода (она, впрочем, была и раньше): некоторые «специалисты по НЛО» сознательно замалчивают работы Зигеля и его коллег. Выход один — полная публикация.

Между прочим, за рубежом многие его работы давно изданы. Их изучают, на них ссылаются. Не повезло только нам, его соотечественникам.

Не повезло еще и потому, что никто из нас (почти никто) не знаком с его историческим исследованием «Магдебургская пленница» — об императрице Екатерине Первой, жене Петра Великого. Те немногие, кому удалось познакомиться с книгой (пока не изданной), читали ее с не меньшим интересом, чем романы Дюма. Но в отличие от Дюма у Зигеля нет ни капли вымысла.

...Феликс Юрьевич умер в прошлом ноябре, 20-го числа. «Вот еще один ушел в даль, откуда нет возврата»...

Корреспондент ТАСС Сергей Буланцев побывал недавно в ФРГ на конференции «Диалог со Вселенной». Авторитеты со всего мира, давно перешедшие от доказательств существования НЛО к их серьезному изучению, были потрясены известием о смерти Зигеля: «Вы потеряли звезду первой величины!».

Поймем мы это когда-нибудь?

А. РУВИНСКИЙ, наш корр.

("Ленинское знамя", Москва, 24 декабря 1989 г.)

Назад