ЗАТЕМНЕННОЕ СОЛНЦЕ

(Обзор почты отдела НФ)

Многие читатели "ТМ" называют "Антологию таинственных случаев" своим любимейшим разделом журнала. Публикации, выходящие под этой рубрикой, пользуются неизменной популярностью. Особый интерес вызвали две "антологии" на близкие темы - о разного рода аномальных атмосферных (и за атмосферных) явлениях, - помещенные в 4 и 6 за этот год.

В откликах на "Антологию таинственных случаев", опубликованную в № 6, читатели В. Назаров из Новокузнецка, М. Присяжный из Винницкой области, С. Лебедев из Киева и М. Параджанов из Тбилиси, высоко оценивая статью А. Белецкого и В. Вилинбахова, выражают свое несогласие с комментариями Г. Смирнова и К. Арсеньева. Как и авторы "Нашествия с неба", они считают, что в основе описываемых событий лежит скорее всего "нечто, пока нам неизвестное". М. Параджанов и С. Лебедев ссылаются при этом и на свои собственные наблюдения необычных объектов.

Но специфика раздела "Антология таинственных случаев" в том-то и состоит, что редакция дает возможность высказать на страницах журнала самые различные (порой диаметрально противоположные) точки зрения. Мы твердо придерживаемся доброго старого изречения - "в споре рождается истина" - и поэтому стараемся дать читателю толчок к размышлениям, пытаемся (в меру наших возможностей) побудить его самостоятельно мыслить. И редакционная почта показывает, что иногда это нам удается.

А о том, что вовсе необязательно привлекать "нечто, пока неизвестное" для объяснения разнообразных "нашествий с неба", убедительно свидетельствует хотя бы реакции читателей на публикацию в № 4. (В данном обзоре мы не будем касаться откликов на редакционный комментарий "Ветер богов слова"; речь пойдет исключительно о соображениях читателей по поводу статьи А. Архипова "Огненные призраки лунного неба".) Лишь четверо - В, Яременко из Одессы, В. Степанов из Ростова-на-Дону, С. Силин и С. Лавриненков из Москвы - высказывают "безумную" (но навеянную, очевидно, чтением научной фантастики) мысль, что," загадочные "лунные призраки" связаны с деятельностью гипотетических "инопланетян": с их базой на Луне, световыми маяками оставленной, там "информотеки", выхлопом их кораблей. Весьма экзотическую "техногенную" гипотезу выдвигает (также опираясь на собственные наблюдения) А. Мамонов из Туркменской ССР: по его мнению, загадочные вспышки возникают от происходящих в далеком будущем испытаний сверхсветовых звездолетов - информация о таких испытаниях распространяется в обратном времени и достигает нашей эпохи. Упоминает об "инопланетной базе" и П. Полищук из Киевской области; В. Сюр из Перми предлагает целое семейство экстравагантных гипотез; однако последние два читателя находят и естественное объяснение наблюдавшимся феноменами, - не исключено, что это электрическая активность Луны, проявлявшаяся в мощных разрядах и гигантских шаровых молниях.

Кстати говоря, "электрическая гипотеза", оказалась наиболее популярной. Ее с небольшими вариациями выдвигают И. Наделяев из Иркутска, Н. Ряднов из Мурманской области, А. Басов из Омска, Харченко из Челябинска, В. Тынисон из Таллина, Н. Сергеенко из Волгограда. Накопление электрических зарядов, необходимое для такого рода активности, объясняют пьезо- или термоэлектрическим эффектами, действием "солнечного ветра" на лунные горные породы. И. Наделяев, напоминая о неоднократно отмечавшихся вспышках на Марсе (Послуживших, как известно, документальной основой романа Г. Дж. Уэллса "Война миров"), об электрических явлениях на Юпитере и Венере, задает законный вопрос: если на Земле, судя по опубликованным материалам, размеры ШМ превышают иногда 10 м, то какими же могут они быть на Луне, в условиях пониженной гравитации?..

Н. Чежин из Челябинска, И. Руденко из Ростовской области и М. Найденов из Софии полагают, что астрономы видели всего-навсего... солнечный зайчик, посланный в сторону Луны нагретыми слоями земной атмосферы, зеркалом океана или полярной шапкой. (Следовательно, загадочное явление имеет ту же природу, что и общеизвестный "пепельный свет".) А на Луне такой "зайчик" отразился скорее всего от того самого оплавленного участка Моря Спокойствия, о котором говорилось в статье А. Архипова...

В. Ячменов из Уфы и читатель В. из Южно-Сахалинска считают, что "лунные призраки" представляют собой метеорные тела, пролетающие между Землей и Луной. В. Рыболовлев из Перми связывает происхождение "призраков" с химической реакцией между кислородом из Лунных недр и водородом - "наиболее распространенным элементом вселенной".

Читатель В. Лучко из Львова подробно излагает свою гипотезу "постепенно угасающего лунного вулканизма"; он то и служит причиной замеченных феноменов, а также привел в свое время к образованию знаменитых светлых "лучей" (как в случае кратера Тихо) и "облаков Кордылевского" (скоплений метеорного вещества в либрационных точках системы Земля – Луна). В пользу гипотезы, по мнению автора письма, говорит существенное отличие "лунных призраков" последнего времени от ранее наблюдавшихся "молниеподобных" объектов. Но самое любопытное, на наш взгляд, в письме В. Лучко - описание его собственных наблюдений, сделанных весной текущего года.

«31 марта 1988 года я проводил наблюдения Луны при помощи 65-мм рефлектора с увеличением в 88 и 133 раза. Около 2 ч 30 мин на чистом, сияющем, почти полном диске Луны (она прошла фазу полнолуния 28 марта) было замечено вдруг довольно большое темное тело, вроде бы неправильны очертаний, спокойно, быстро и ровно прошедшее (если не сказать "промелькнувшее") по немного изогнутой траектории через северо-западную часть диска в направлении примерно с запада на восток. Путь тела на фоне диска занял не более одной секунды.

Затем, через короткий промежуток времени, точно такое же (или то же самое) тело снова пересекло Луну с той же скоростью и в том же направлении.

Отличаясь высокой скоростью, большими размерами, неправильной формой н темным цветом, эти тела (тело) производили впечатление объектов, неразрывно связанных с Луной, - и характером быстрого, ровного движения по слегка изогнутой траектории, и чисто оптически: казалось, они находятся не очень высоко над лунной поверхностью, что приводило к аналогии со спутниками.

Затем наблюдения были прерваны и продолжены гораздо позднее. Но теперь, за время с 3 ч 30 мин до 4 ч 20 мин, удалось заметить шесть появлений таких же тел или все-таки одного и того же периодически появляющегося тела. Первый раз объект появился приблизительно, в 3 ч 32 мин, затем - в 3 ч З5 мин, 3 ч 40 мин, 3 ч 47 мин, 4 ч 00 мин и 4 ч 16 мин, то есть промежутки между последующими появлениями монотонно возрастали. Во всех случаях это было сравнительно большое темное, даже черное, тело неправильной формы, прекрасно различимое на фоне сияющего диска Луны и плавно двигающееся по немного изогнутой траектории с большой скоростью (каждое прохождение занимало не более 1 с, и это не позволяло детальнее изучить летящий объект). Хотя направление, движения всех объектов совпадало примерно с запада-юго-запада на восток-северо-восток (как бы "отсекая" северо-западный край Луны), лишь однажды траектория прошла почти через центр диска. При других появлениях тело проходило по меньшей дуге, ближе к северо-западному краю, пролетая над Морем Кризисов, Морем Спокойствия, Морем Ясности, Альпами, Апеннинами и Морем Дождей, причем отмечалось постепенное смещение траекторий к самому краю Луны. Характерно, что, как и при первых наблюдениях, областью преимущественно прохождения объектов на фоне лунного диска являлось Море Спокойствия».

Заслуживает внимания и сообщение читателя В. Яременко из Одессы.

«Случилось это в 1965 году, где-то в середине августа (возможно, месяц неточный). Я учился в 6-м классе, увлекался астрономией. Соорудив из водосточной трубы телескоп, с любопытством рассматривал кратеры на лунной поверхности. Телескоп получился не ахти какой, вокруг Луны светился тонкий цветной ореол, но увеличение было достаточным, чтобы в деталях рассматривать бесчисленные лунные кратеры, горы и "моря". Вокруг меня толпились любопытные мальчишки, они наперебой просили посмотреть в телескоп. Было около 20 ч, когда я допустил к "трубе" очередного юнца. "Ух ты, какие горы... Там что-то летит!" - неожиданно закричал мальчик. Я тут же отодвинул его в сторону и сам жадно припал к окуляру. Над диском, параллельно его краю, на расстоянии примерно 0,2 лунного радиуса летело светящееся тело, подобное звезде 8-й величины при обычном наблюдении. Пролетев треть окружности (это заняло 4 - 5 с), тело по крутой траектории опустилось на лунную поверхность. Разумеется, это не была проекция метеорита, падающего на Землю. Тело было достаточно большое и... управляемое! А никаких искусственных спутников в те годы еще не существовало...»

Признаемся честно: такие вещи захватывают не хуже детективного романа. Однако с особым интересом мы ждали письма из Калининской области - ведь неуемная любознательность и завидная эрудиция нашего постоянного читателя Е. Крючникова помогли редакции "ТМ" подготовить уже три "Антологии таинственных случаев": о происхождении "летучего островка" Дж. Свифта (№ 8 за 1980 год), о египетских пирамидах (№ 6 за 1981 год) и, наконец, о загадках лункой дилогии Ж. Верна (№ 4 за 1983 год). И разочарование, надо сказать, не постигла нас и на этот раз. Письмо из города Кимры пришло ровно через три недели после выхода свет апрельского номера "ТМ". Вот что пишет Евгений Крючников:

«Должен со стыдом признать, что никак не ожидал столь оперативного и исчерпывающего ответа и свои каверзные вопросы. Собственно, уже отослав опубликованное в № 4 письмо, я выяснил, что Жюль Верн оказался все-таки отнюдь не первым писателем-фантастом, писавшим о светящихся объектах в районе Луны. Литературный предшественник у него был, и не менее знаменитый. Вот выдержка из бортового дневника "некоего Ганса Пфааля", отправленного в лунный вояж Эдгаром По в июне 1836 года, более чем за 30 лет до выстрела "Колумбиады".

"15 апреля. На Земле нельзя рассмотреть даже самых общих очертаний материков и морей. Около полудня я в третий раз услышал загадочный треск, столь поразивший меня раньше. Теперь он продолжался несколько секунд, постепенно усиливаясь. Оцепенев от ужаса, я ожидал какой-нибудь страшной катастрофы, когда корзину вдруг сильно встряхнуло и мимо моего шара с ревом, свистом и грохотом пронеслась огромная огненная масса. Оправившись от ужаса и изумления, я сообразил, что это, должно быть, вулканический обломок, выброшенный с небесного тела, к которому я так быстро приближался (т. е. с Луны. - Е. К.), и, по всей вероятности, принадлежащий к разряду тех странных камней, которые попадают иногда на нашу Землю и называются метеорами".

Но теперь, если верить А. Архипову (а ему приходится верить), то получается, что и Эдгар По не придумал ничего нового! Не знаю, как вам, а мне стало обидно. Сколько же можно! Когда я поднял на страницах "ТМ" вопрос о "летающем острове" Дж. Свифта, кандидат исторических наук В. Вилинбахов с легкостью отыскал многочисленные прототипы Лапуты в старинных легендах и хрониках. Когда я заговорил об огненном окололунном "болиде" из романа Жюля Верна, харьковский астроном А. Архипов с не меньшей легкостью указал на наблюдения подобных объектов астрономами самых разных стран и эпох. Неужели же в фантастических произведениях все имеет реальную подоплеку? Неужели в них нельзя отыскать никаких указаний на небесные объекты, подобных которым никто и никогда не наблюдал?

И я поставил перед собой цель: доказать обратное. Найти у писателей-фантастов нечто такое (по классу, если можно так выразиться, "летающих тел"), чего нет и не может быть в документальных отчетах "созерцателей неба". Целую неделю я лихорадочно перелистывал научно-фантастические романы из своей библиотеки (а она, надо признаться, у меня довольно обширна). И ровно через неделю нашел то, что искал.

"...Через мгновение Иенсен на ощупь вынул пластинки, Он долго изучал их, просматривал на свет, затем опять вставил в мигалку и включил ее снова. На густо покрытом звездами поле было расположено большое, почти круглое, темное пятно..."

Так начинается действие научно-фантастического романа известного английского астрофизика Фреда Хойла "Черное облако": о появившейся из глубин вселенной необычной газопылевой туманности, которая входит в солнечную систему, затем принимает дисковидную форму, тормозит с помощью сильных газовых выбросов и на долгое время затмевает Солнце. В конце концов ученые выясняют, что таинственное облако - это гигантское разумное существо, каких очень много в Галактике, и даже вступают с ним в контакт по радио. А потом, подзарядившись солнечной энергией, оно покидает нашу планетную систему...

Я, конечно же, понимаю, что Фред Хойл сам по профессии астроном, к тому же весьма эрудированный, всесторонне образованный человек. С другой стороны, ясно, что туманности и, допустим, кометы не такие уж редкие астрономические объекты. Но "черное облако", которое необычно движется, меняет форму, наконец заслоняет Солнце (я не говорю о разуме; если бы герои Ф. Хойла жили в ХIХ веке, они бы на сей счет ничего не узнали), - такое "облако", по моему глубокому убеждению, просто не могло иметь никакого реального прототипа... Это плод чистой фантазии; оно придумано! Да! И пусть специалисты перероют астрономические архивы всех времен и народов, включая древнеегипетские папирусы и глиняные таблички Древнего Вавилона, я абсолютно уверен: им никогда не найти упоминания о чем-либо, хотя бы в самой малой степени напоминающем изобретенное (да, именно так!) Фредом Хойлом невероятное небесное тело...»

Не скроем: новое письмо нашего постоянного читателя поставило редакцию в затруднительное положение. В самом деле, как заставить "специалистов" ворошить "архивы всех времен и народов"? А без подобной акции как ответить читателю? Но мы не успели как следует расстроиться, когда обнаружили в редакционной почте новую рукопись А. Архипова. Она, как нам кажется, вполне отвечает и всем требованиям, и на все вопросы. Впрочем, судите сами.


Алексей Архипов, астроном, г. Харьков

ПРЕДТЕЧИ "ЧЕРНОГО ОБЛАКА"

Могут ли действительно наблюдаться в космосе таинственные объекты, никак не укладывающиеся в систему современных представлений о вселенной? Не будем спешить с отрицательным ответом. Откроем английский ежегодник "Эннюол Рэджиста" за 1766 год (т. 9, с 120 – 121).

"Отчет об очень странном явлении, виденном на диске Солнца.

9 августа 1762 года де Ростан, член экономического общества в Берне и медико-физического общества в Базеле, измеряя высоту Солнца квадрантом в Лозанне при выверке меридиана, заметил, что оно дает слабый и бледный свет... Направив четырнадцатифутовый телескоп, оборудованный микрометром, на Солнце, он удивился, обнаружив, что его восточный край закрыт на 3 пальца ("палец" равен 1/16 части солнечного диаметра. - А. А.) туманностью, которая окружала какое-то темное тело. Приблизительно через два с половиной часа южная часть вышеупомянутого тела отделилась от лимба Солнца, но северный край тела, имевшего форму веретена шириной около трех солнечных пальцев и девять в длину, не освободил солнечный лимб. Это веретено сохраняло свою форму, продвигаясь по диску Солнца с востока на запад со скоростью, составлявшей не более половины скорости движения обычных солнечных пятен, до тех пор, пока не исчезло 7 сентября после достижения западного лимба светила. Ростан вел наблюдения почти каждый день на протяжении месяца, посредством камеры-обскуры определял форму и размеры тела, а результаты измерений послал в Королевскую академию наук в Париж.

Подобное явление на Солнце наблюдалось и в Базельском епископстве, расположенном приблизительно в сорока пяти немецких лигах на север от Лозанны. Косте, друг де Ростана, воспользовавшись одиннадцатифутовым телескопом, нашел у тела подобную веретенообразную форму, как и де Ростан, только не такую широкую, что, вероятно, могло быть следствием увеличения и поворота тела вблизи предела его видимости. Более замечательно то обстоятельство, что положение тела на Солнце не соответствовало наблюдаемому из Лозанны: тело, следовательно, имело значительный параллакс...

Это не пятно: его движение было гораздо более медленным; объект также не был планетой или кометой: его форма доказывает противоположное. Короче, мы не знаем ничего лучшего, как прибегнуть к помощи небес для объяснения этого феномена, тем более что Мессье, который постоянно наблюдал Солнце в Париже в то же время, не видел такого явления..."

Для ХVIII века обращение к "помощи небес" выглядело совершенно естественным; но с тех пор наука, казалось бы, далеко шагнула вперед. Что же можно сказать сегодня о наблюдениях де Ростана и Косте?

"Веретенообразное тело" не могло быть астероидом, так как астероиды из-за своей малой массы лишены атмосферы, которая объяснила бы наблюдавшуюся вокруг объекта туманность. Объект, по-видимому, не был и кометой: с начала июля 1762 года по конец сентября 1763 года никаких комет на небе не появлялось. Интересно, что по отношению к поверхности Земли объект находился не ближе 10 - 20 тыс. км (иначе одновременные наблюдения из Лозанны и Базельского епископства были бы невозможны) и не дальше 90 - 100 тыс. км (в противном случае тело наблюдалось бы и в Париже). Легко подсчитать, что размеры "веретена" составляли десятки или сотни километров, в то время как размеры ядра даже крупнейших комет (например, у известнейшей кометы Галлея) не превышают нескольких километров. Кроме того, находясь на удалении не более 100 тыс. км от Земли, объект двигался гораздо медленнее, чем предписывает небесная механика. В самом деле, он, как и Солнце, за месяц описал на небесной сфере дугу приблизительно в 30 градусов, в то время как спутник Земли, обращающийся на такой высоте, замыкает полный виток менее чем за четверо суток.

Конечно, легче всего считать сообщение де Ростана фальшивкой. Но довольно странно, если бы он, член двух научных обществ, дворянин, стал рисковать своей репутацией и репутацией Косте, направляя выдуманный отчет о столь нелепом явлении в Парижскую академию наук, известную своим скептицизмом...

Уникальны ли, впрочем, наблюдения де Ростана и Косте? В том же 1762 году, 19 ноября, Лихтенберг видел на фоне Солнца большое круглое черное тело, которое сошло с его диска, пройдя хорду в 70 градусов ("Ежемесячные записки Королевского Астрономического Общества", Лондон, 1859, т. 20, с. 98 - 101). 6 января 1818 года Капель Лофт заметил на фоне солнечного диска темное тело эллиптической формы: оно быстро перемещалось с востока на запад (Литров И. И. Тайны неба. Спб., 1904, с. 265).

12 февраля 1820 года Штейнхейбель наблюдал на солнечном диске черный круглый объект, окруженный "атмосферой оранжево-красного цвета". Тело пересекало диск Солнца по диаметру целых пять часов. Независимо его наблюдал Старк. Он тоже заметил туманную оболочку и оценил размеры тела в 20 сек. (Ежемесячные записки Королевского Астрономического Общества. Лондон, 1862, т. 7, с. 276; Литров И. И. Тайны неба. Спб., 1904, с. 265). Ядро крупной кометы выглядело бы так с расстояния нескольких десятков тысяч километров, однако никакой кометы в 1820 году открыто не было.

19 августа 1887 года после окончания солнечного затмения М. Кодде в Париже заметал на краю лимба Солнца "маленькую выемку, которая существовала около 20 секунд.. Эта вмятина была в форме круга". Одновременно эту же "выемку" отметил и А. Пайан, располагавшийся в нескольких километрах севернее. Он писал: "На каждой стороне этой выемки я видел туманную неясную тень, тянущуюся вдоль лимба Солнца. Размер вмятины был около 1 минуты дуги, продолжительность явления - 30 секунд" ("Астрономия", Франция, т. 3., 1887, с. 426 - 428). Вычисления показывают, что объект находился на высоте не менее 350 км. Комета? Но она не могла пройти незамеченной.

Загадочные темные объекты, пересекающие диск Солнца, изредка появляются и в этом столетии. Например, 1 февраля 1962 года такой объект несколько минут наблюдался в Потсдамской астрофизической обсерватории ("Звезды", ГДР, т. 38, 3 - 4, 1962, с. 86).

Возможно, есть какая-то связь между телами с туманными оболочками, закрывающими Солнце, и "затмениями" нашего светила, которых, судя по вычислениям, не должно было быть. Так, 20 - 22 апреля 1547 года в Германии Солнце было так сильно чем-то затемнено, что вокруг него на небе светили звезды. Помутнение атмосферы исключается - то, что закрывало свет Солнца, находилось, вероятно, в космическом пространстве. Над объяснением этого случая размышлял еще И. Кеплер (Араго Ф. Общепонятная Астрономия, т. 4, Спб., 1861, с. 257).

Нечто подобное описана в Черниговской летописи, когда 6 июня 1703 года в полдень около Солнца были видны молодой лунный серп, Венера и Марс (последний - на удалении всего 22" от Солнца). А в 192 году в Риме рядом с Солнцем были видны две звезды и комета. Однако не только полного, но и частного солнечного затмения в это время, как и в ближайшие годы, не было. Сотрудники Института имени П. Ф. Лесгафта Н. Идельсон и Н. Штауде пришли к выводу, что одной из этих "звезд" был Юпитер. Видимость звезд днем в Италии отмечалась еще в 190, 193 и 195 годах (Известия РОЛМ, № 1 (34), т. 8, 1919, с. 59 - 60).

Интересное сообщение опубликовал в 1860 году журнал "Сайентифик Америкен" (т. 3, с. 122): "18 апреля после полудня Солнце было затемнено в Бразилии, хотя на небе не было видно облаков. Потемнение длилось несколько минут, и Венера стала хорошо видимой невооруженному глазу. Историки рассказывают, что подобные явления были засвидетельствованы в 1547 и 1706 годах".

Таким образом, небесные тела и явления, подобные увиденному де Рос-таном и Косте, отмечались различными наблюдателями и раньше и позже 1762 года. Что это было? Трудно сказать наверняка. Космические исследования, начатые в нашей стране четверть века назад, привели к коренной ломке традиционных представлений о нашей планетной системе. И если, оглянувшись на многочисленные революционные открытия последних десятилетий, снова посмотреть вперед, станет ясно: каждый завтрашний день таит в себе нечто, пока нам неизвестное.

Нечто такое, что науке еще предстоит узнать.

(«Техника-Молодежи», 1983, № 12)

Назад


планетарий сентября года