Корреспондент «СМ» Владимир СИНИЦЫН делится результатами организованной им экспедиции в Пермскую область.

СТАРТ

Решение о поездке в таинственную «зону» возникло после первых же рассказов Павла Мухортова. В чем-то они порождали сомнения, что-то в них казалось просто фантастичным, но вместе с тем в его словах было столько неподдельной искренности, такое обилие фактов и деталей, что объяснить все игрой его воображения было просто невозможно. Нужны были личные впечатления. Чтобы исключить субъективность оценок, решено было ехать целой группой.

Желающих принять участие в экспедиции оказалось много. В конце концов я пригласил с собой Илана Полоцка из журнала «Даугава», который еще двадцать лет назад, работая в «Советской молодежи», обращался к темам НЛО и аномальных явлений, а также двух своих надежных друзей. Был еще один полноправный участник экспедиции — мой «жигуленок», на котором мы решили преодолеть сложный маршрут.

Все складывалось как нельзя лучше: неприступные мастера автосервиса на удивление охотно подготовили машину к дороге, все необходимое снаряжение мы раздобыли без хлопот, а вдобавок ко всему нашелся и спонсор — Клуб друзей «СМ» — «Гласность» при Центре трудовых дел молодежи ЦК ЛКСМ Латвии, взявший на себя часть наших расходов.

Первой загадкой экспедиции до сих пор остается то, как удалось перегруженной машине за двое суток (а точнее за 50 часов) преодолеть 2600 км до Перми. Наличие только одного шофера, отсутствие бензина на многих участках пути, паромная переправа через Волгу и отрезки Сибирского тракта, напоминающие застывшие в глине морские волны, никак не позволяли рассчитывать на такой темп.

Уже в Перми от больших нагрузок рассыпалась крестовина. На устранение этой небольшой поломки, учитывая «оперативность» работников автосервиса, ушли почти сутки. (Как выяснилось уже в Риге, в этот день был звонок в редакцию от неизвестного лица с сообщением о том, что наша машина в Перми на сутки выйдет из строя!) Мои товарищи не теряли время зря и занялись сбором материала. Связавшись с пермской группой по изучению аномальных явлений, они выяснили многие подробности работы предыдущих экспедиций и получили данные о новых проявлениях аномальных явлений. Мы решили, что не станем идти по пути встреч с очевидцами, а постараемся стать очевидцами сами и сразу отправимся в село М.

Нашим проводником любезно согласился стать пермский радиофизик Олег Тихонов, участник предыдущей экспедиции.

ДЕНЬ ПЕРВЫЙ

И вот позади 180 км трудной дороги к селу М., где мы оставили машину, и восемь километров по тайге к дивному месту на берегу Сылвы, ставшему местом расположения нашего лагеря. Сразу же насторожило нас то, что слишком многое не вязалось с рассказами Павла. И птицы пели вовсю, и следы пребывания коров были очевидны, и вместо ожидаемых тревог и беспокойств в нас царило состояние полного умиротворения и благополучия, что никак не соответствовало самочувствию усталых путников. Даже флаг на сельсовете был ярко-красным, а не белесым, как утверждал Павел.

Большим откровением для нас стало то, что именно Мухортов был главным контактером (о чем он из скромности умалчивал), что обстоятельные «беседы» с представителями внеземных цивилизаций вел в основном он сам, а видеть инопланетян удалось не всем сорока участникам предыдущей экспедиции, а лишь трем-четырем из них, обладающим задатками экстрасенсов. Словом, на исходе первого дня мы были стопроцентно убеждены если не во лжи Павла, то в его неуемной фантазии или чересчур обостренном восприятии любых загадок. Мы ничуть не сомневались в том, что нам удалось разоблачить обман, и думали лишь о том, как преподнести все это встревоженным читателям. Но впереди была первая ночь в «зоне», и вряд ли кто-то из нас мог предполагать, что уже через несколько часов его представления кардинально изменятся...

С наступлением темноты мы отправились в первую «зону». По дороге нам встретились еще два энтузиаста из Риги — биолог Борис Голубев и электронщик Валерий Китанин, которые присоединились к нам. Вышли на кукурузное поле, где, по словам Олега Тихонова, наблюдались ранее НЛО и странные эффекты ответных отблесков на свет фотовспышек. Ничего странного в свете портативного прожектора и фотовспышек мы не увидели, зато не раз в световом луче оказывались насекомые, что вполне могло давать на фотографиях изображение светлых пятен на фоне темного неба. Мы продолжали скептически относиться к существованию чего-то необычайного в «зоне», но тут некоторые из нас стали с удивлением отмечать кратковременно светящиеся точки различных цветов (оранжевого, зеленого, лунного).

Один из товарищей поделился со мной тем, что он на протяжении нескольких секунд наблюдал три ярких светящихся пятна размером с пятак на расстоянии 8—10 метров и высоте одного метра, соединенных между собой светящимися нитями. Точки образовывали треугольник, обращенный вершиной вниз и наклоненный своей плоскостью под углом к горизонту.

Этот мой товарищ относится к редким в наше время людям, которые никогда и ни в чем не лгут. Не доверять ему у меня не было никаких оснований. Мы решили не разглашать нашу тайну, пока и остальные не заметят что-то необычное. Кроме того, тот же товарищ рассказал, что во время похода на рыбалку он чувствовал непреодолимое желание отстать от нас, и чтобы преодолеть его, требовалось большое усилие воли. И это мы скрыли от окружающих, не желая стать объектом ироничных насмешек, ведь несколько часов назад мы вместе со всеми считали очевидцев аномальных явлений людьми с отклонениями от привычных норм. И, наконец, мой товарищ поделился предчувствием, что если контакт с ВЦ будет, то начнется он именно с него.

Так оно и случилось. Расположившись ко сну, мы в холодной палатке вдруг почувствовали непонятного происхождения тепло. Непреодолимо клонило ко сну, но встревоженный товарищ просил меня не спать, поскольку его беспокоили странные ощущения присутствия посторонних, чьего-то пристального взгляда. Я все же заснул, но через минут 20 товарищ разбудил меня и рассказал следующее:

Внезапно я почувствовал какое-то оцепенение. Все тело стало тяжелым н непослушным, не было сил даже пошевелить рукой, чтобы разбудить тебя. Речь моя тоже была парализована, и в этот момент на боковой стенке палатки появилась освещенная полоса шириной около 80 см, на которой четко стал виден шов палатки, и по этой полосе, словно лента кинофильма, снизу вверх поплыло изображение. Сначала появился причудливый орнамент, состоящий из черных и желтых светящихся объемных трубочек. На смену этой картине появился рисунок в виде лабиринта, в котором отсутствовали прямые углы. Потом в светящихся кругах появились изображения животных и птиц черного цвета в виде пиктограмм или наскальных рисунков. Были и другие картинки, которые не удалось запомнить. Между этими кадрами появлялась увеличивающаяся в размерах светящаяся точка, от которой исходили четыре диагональных луча.

Самое удивительное, что во время этого сеанса я начал мысленный монолог неизвестно с кем. Вопросов не было, но я начал допытываться, чего же от меня хотят. Когда я «говорил», что не понимаю происходящего, движение ленты замедлялось, словно мне давали подробнее рассмотреть изображение. В эти мгновенья я ощущал себя настолько беспомощным и ничтожным, что от этого становилось просто жутко. Я словно находился под микроскопом, но разглядывали при этом не мое тело, а мой мозг, Я стал убеждать «кого-то», что интереса для «них» я не представляю и стал просить оставить меня в покое. Я успел рассказать едва ли не всю свою биографию, не скрывая даже тех ее страниц, которые обычно посторонним не сообщают. Лишь после того, как я вспомнил наставления Павла и начал твердить какие-то заклинания и молитвы, все наконец-то исчезло. Я твердо уверен, что во время этого «сеанса» я не спал, поскольку я изо всех сил до боли «таращил» глаза и успевал заглянуть в окно палатки, чтобы убедиться в том, что постороннего источника света снаружи не было. Остальная часть палатки была совершенно темная.

Еще раз напомню, что товарищ мой кристально честен. Впрочем, на следующий день я и сам убедился в том, что все это реально...

ДЕНЬ ВТОРОЙ

Днем мы сидели у костра, и Олег вспоминал эпизоды предыдущей экспедиции. Вдруг в его рассказе появилась деталь, насторожившая нас. Он вспомнил, как однажды на противоположном берегу реки были замечены светящиеся треугольники. С большим волнением я попросил подробнее рассказать о них. Описание объектов полностью совпадало с виденным накануне треугольником. Когда я спросил, располагались ли треугольники вертикально или были наклонены, слушавший наш диалог Валера резонно заметил: как же по трем точкам можно определить наклон плоскости? На это Олег без нашей подсказки сказал, что яркие точки были соединены светящимися нитями.

Я, а тем более мой товарищ, видевший треугольник, ничего не слышали о подобном наблюдении, и для нас стало очевидным, что это уже не мираж. Эти выводы мы опять оставили при себе, проста, ненадолго.

С наступлением темноты было решено разбиться на отдельные группы, чтобы большим коллективом не отпугнуть «пришельцев». Кроме того, реальной была признана версия о том, что кто-то из нас препятствует контакту.

Такое решение никак не устраивало нас с товарищем: мы не хотели оставаться одни. Я всерьез опасался за своего друга, поскольку в Перми мы узнали интересные факты, связанные с катастрофой поездов в Башкирии. Эмиль Бачурин (о нем писал Павел) связывался с машинистами этих поездов, и они якобы утверждали следующее. Пройдя последний перед катастрофой светофор, они увидели перед собой красный свет, но светофора-то в этом месте не должно было быть! А затем появился яркий круг, несколько раз описавший перед ними светящийся крест. Через несколько минут раздался трагический взрыв...

Не зная, насколько достоверна эта история, мы тем не менее не на шутку испугались, что виденный ночью знак (точка с четырьмя лучами) и есть не что иное, как предупредительный крест или предзнаменование беды. И мы раскрыли все карты перед остальными товарищами. Тут-то и оказалось, что и другие уже успели увидеть или испытать что-то необычное. Одни заметили «молочные фигуры» на берегу реки, другие наблюдали темные силуэты разного роста, третьих в палатке кто-то приподнимал или подталкивал, многие слышали шаги и посторонние звуки вокруг палаток.

Интересным наблюдением поделился другой мой товарищ. После вечерней рыбалки он оставил свой спиннинг у палатки, а утром взял его в руки — и катушка рассыпалась на отдельные части, хотя винт, как он уверял, был привычно затянут. В примитивной катушке моего спиннинга, где вроде и портиться-то нечему, тоже не все было в порядке. Мы выяснили, что в предыдущей экспедиции спиннингов не было. Если исходить из того, что посторонний разум присутствует в «зоне», то почему бы ему не удостовериться в безопасности новых предметов? Лишь один из нас по-прежнему ничего необычного не видел и не испытывал.

Ребята не оставили нас одних. Даже на ночлег мы устроились не в трех палатках, а в двух, поскольку в нашей палатке опять начались чудеса. Мы оба отчетливо видели на утреннем гребне палатки периодически возникающие на несколько секунд полосы бело-голубого цвета, после которых у товарища опять начался телепатический «сеанс связи» (без видеоканалов), в котором он всячески уклонялся от контакта, а «кино» на этот раз появилось передо мной.

Перешли в другую палатку, но волнение моего друга не унялось-, хотя контакт прервался. Он опять просил меня не спать, а я и не спал, а смотрел «кино», о чем тут же и рассказал, причем я начал докладывать увиденное, чтобы потом ничего не забыть.

Началось все с ощущения преддверия чего-то необычного. Я лежал на правом боку (совершенно точно, что я не спал!), и вдруг в глубине моего сознания я увидел исходящий из левого глаза луч, высвечивающий картину за картиной. Сначала появился бледно-зеленый ковер, усыпанный чем-то вроде листьев. Луч перемещался по нему снизу вверх, и я узнавал что-то наподобие листьев папоротника. Но все же листьями эти фигуры не были, так как одна из фигур, запомнившаяся мне, была четким ромбом, правда, не с прямыми, а с вогнутыми линиями. Таких листьев, насколько мне известно, не существует. Потом я увидел изображения животных и рыб, после чего передо мной появилась затемненная панорама большого города, в которой луч начал высвечивать отдельные фрагменты. В левом нижнем углу панорамы высветились стоящие в ряд три одинаковые церкви привычных очертаний, но крестов на них я не заметил. В правом верхнем углу появилась еще одна церковь, а затем начали вспыхивать новые фрагменты панорамы, в которых легко было узнать современные здания, правда, ни количества этажей, ни особенностей архитектуры мне определить не удалось. Вновь промелькнули рыбы (среди них была одна очень большая с громадным ртом), затем промчалась череда простейших геометрических фигур, после которых появилось четкое лицо бородатого мужчины, в котором я узнал латиноамериканца. На нем был головной убор в виде шляпы, с короткими, опущенными вниз полями. Скорее всего это был пробковый — тропический шлем. Лицо исчезло, а передо мной стали появляться предметы, повторяющие форму этого шлема. Сначала они были из какого-то плотного материала, а затем ажурные, словно сплетенные из отдельных прутьев. Тут я перестал понимать содержание изображений, хотя до этого все было ясно, и «кино» тут же прекратилось.

Вполне допускаю, что подобные картины возникли у меня под впечатлением увиденного и услышанного, но, во-первых, я не спал, а во-вторых, ни о каких «шляпах» и латиноамериканцах я ни от Павла, ни от товарищей ничего не слышал...

ДЕНЬ ТРЕТИЙ

С утра мы отправились в самую таинственную третью «зону». По дороге мы собирали грибы, а Валера не выключал радиоприемника, в котором время от времени появлялись посторонние шумы. Попутно проводилось биолоцирование местности. В некоторых местах, подсказанных Олегом, рамки начинали вращаться, и даже пучок собранных трав буквально «рвался» из поднятой руки. В одном из мест Валерий сумел точно определить направление к источнику радиопомех. «Вот они, прямо над нами!» — произнес он, и вместе с этими словами помехи тут же прекратились, как будто кто-то испугался стать обнаруженным. Конечно, все это может быть простым совпадением, но не многовато ли таких «совпадений» набирается?

В местах обнаружения биолокацией аномалий Борис решил провести эксперимент и наблюдения за мышами, которых он после тщательного отбора предусмотрительно привез из Риги. Впрочем, о своих интересных выводах и наблюдениях Борис расскажет сам.

Собравшись в лагере, мы стали строить планы исследований в последнюю ночь. Все-таки жалко было уезжать, так и не вступив в кажущийся возможным и доступным контакт. Мы были где-то на пороге осязаемого, конкретного контакта, но до результатов, полученных Мухортовым, нам было далеко.

Один из нас расположился в той самой палатке «чудес» и слышал странные неравномерные шаги и посторонние звуки. Другой в одиночку глубокой ночью отправился на место встречи участников предыдущей экспедиции с инопланетянами. Вернулся он крайне взволнованным и долго не мог говорить, сославшись на то, что должен все хорошо обдумать. В конце концов он довел до нас, что испытал при этом очень странные ощущения, но пытается найти этому «земное» объяснение. Остальные всю ночь вглядывались в окружающую темноту и, не стесняясь друг друга, приглашали инопланетян к костру, заверяя в том, что мы ищем контакта и желаем им добра. Были среди нас и те, кто после увиденных «чудес» решили больше не испытывать стрессов и оставались в палатке.,

Мы видели смутные тени вокруг нас; даже срубили, один куст, чтобы не путать его с «пришельцами»: однако к нашему костру так никто и не подошел...

ВОЗВРАЩЕНИЕ

25-го августа мы начали сворачивать наш лагерь. Валерий и Борис решили задержаться на пару дней, а наш экипаж собрался в обратный путь. Трое суток беспрерывных дождей и холодной погоды делали дальнейшее пребывание опасным для здоровья, да и в понедельник нам нужно было идти на работу.

Раскисшая от дождей дорога отняла у нас много сил. Восемь километров по тайге и брод через Сылву заняли в общей сложности пять часов. Была у нас непредвиденная остановка. В километре, от лагеря я обнаружил на дороге цепочку громадных следов босой ноги с четкими отпечатками следов пяти прижатых друг к другу пальцев. Другая цепочка следов была меньшей по размеру и на ней особенно четко была видна выемка от подъема ступни. Мы принялись фотографировать и измерять следы, а в голове проносились навеянные рассказами Павла мысли: «Вот они — инопланетяне или по крайней мере — йети!». Но поскольку мы склонны были все объяснять прежде всего «земными» причинами, оставалось предположить, что это просто следы медведя, хотя, по слухам, медведи ушли из этих мест несколько лет назад...

Никто из нас не мог вспомнить, как же выглядит след медведя. Мой двадцатилетний стаж охотника тут не помог — с «хозяином тайги» мне встречаться у нас в Латвии как-то не доводилось. Свое любопытство мы могли бы удовлетворить лишь в селе М., но к нашей радости еще в тайге нам повстречался самый настоящий охотник в подобающей экипировке с ружьем. Это был водитель из М. Михаил Куликов. Он описал следы медведя, и мы поняли, что никакого «чуда» нет. По словам Куликова, медведи не уходили из этих мест, и недалеко от нашего лагеря живет одна их семья. Летом медведям хватает корма, а к палаткам они могут подходить и подходят из любопытства. Поступь медведя очень характерна, и услышанные нами шаги, «фырканья» и «сопения» вполне можно отнести на его счет. На кормежке медведь часто становится на задние лапы, и не его ли громадную темную фигуру видели мы в ночной темноте?

Присутствие медведей может объяснить еще одну загадку. Нами было замечено, что в «треугольнике» наши ощущения и восприятия были обострены. Наше биополе (если оно есть) было расширено, мы теснее слились с природой. Если допустить, что в свое время коровы разбегались из этих мест, чувствуя близость медведей, то почему бы не сделать вывод о том, что и человек ощущает присутствие зверя, находящегося за стенкой палатки, и начинает испытывать ужас и чувство постороннего взгляда.

Но одними медведями всего не объяснить. Даже в цирке они не освоили специальность киномеханика. Что-то есть в этой «зоне», определенно есть! Откуда было взяться у крепких мужчин, видавших многое, таким странным ощущениям и переживаниям? Почему так много совпадений?

Интересна еще одна версия, возникшая у нас. В окрестностях лагеря есть немало трав, обладающих наркотическими свойствами. Возможно, мы каким-то образом поддались их воздействию? Не здесь ли кроются причины необыкновенной легкости и радости в первый день нашего пребывания? Не отсюда ли исходят наши страхи, а возможно, и галлюцинации, принимаемые за действительность? Интересно, что во время пребывания в лагере никто из нас не вспомнил о доме, где оставались родные и близкие, дела и заботы.

Как же объяснить тогда различные свечения и НЛО? Проще всего допустить, что они действительно существуют. Не случайно же в селе М. почти каждый наблюдал их, да и фотографии НЛО уже получены. Правда, НЛО и внеземные цивилизации — это далеко не одно и то же.

Совершенно ясным становится то, что требуется детальное изучение этого района. Без ущерба для окружающей среды и беспокойств местного населения нужно организовать хорошо снаряженную экспедицию, состоящую из специалистов различных профилей. Обязательным представляется участие в экспедиции хорошего психолога и, как ни покажется странным, кого-то из священнослужителей. И пусть новой экспедиции повезет больше, чем нам. Тайна есть, и ее так хочется скорее разгадать!

Мы, видимо, предполагали, что стоит нам приехать в М., и стройные колонны НЛО начнут бороздить небо, а делегации внеземных цивилизаций начнут записываться к нам на прием. Не тут-то было! Любая тайна потому и загадочна, что оберегается от любопытных. Чтобы проникнуть в нее, нужно приложить немало упорства и выдумки.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Мы не сумели опровергнуть выводы Павла Мухортова, как, впрочем, не сумели и подтвердить их. Если допустить, что посторонний разум существует, то через Павла произошла существенная утечка информации, и все было сделано для превращения его сведений в дезинформацию. Не потому ли мы в первый же день обнаружили так много неточностей в повествовании Павла? В своем материале он писал об обнаруженных изменениях в «зоне», но мы, находясь в экспедиции, прочесть этого не могли.

Проведенное мною анкетирование членов экспедиции показало, что шесть человек из семи нисколько не жалеют об участии в исследованиях. Те же шесть человек признались, что в «треугольнике» они увидели много необычного и испытали неведомые доселе ощущения. На конкретный вопрос о том, можно ли утверждать о присутствии в «зоне» постороннего разума или представителей внеземных цивилизаций, лишь тот самый «один», который ничего не видел и не испытал, ответил категорическим «нет». Остальные дали такие ответы: «на 5 процентов — да», «говорить об этом пока преждевременно» и «50% на 50%».

Таким образом, большинством мнений мы допускаем реальность произошедших с Павлом Мухортовым и его товарищами событий. Кому же под силу окажется окончательная разгадка?

Владимир СИНИЦЫН

Рига — Пермь — М. — Пермь — Рига.

(«Советская молодежь», Рига, 2 и 5 сентября 1989 г.)

Назад