ВНЕЗЕМНЫЕ ЦИВИЛИЗАЦИИ: "ПРЯТАТЬСЯ" ИЛИ ОТВЕЧАТЬ?

(Дискуссия, первоначально опубликованная в "Литературной газете" в 1968 году. - М. Г.)

Многие годы астрономы "прослушивают" космос, надеясь поймать сигналы, которые могут посылать нам разумные существа.

Вместе с тем не исключено, что решающие результаты, касающиеся установления контактов с нашими "братьями по разуму", будут получены случайно, например в процессе астрономических наблюдений, имеющих совсем другие цели. Так, несколько лет назад английские астрономы зарегистрировали радиосигналы, источники которых находятся на расстоянии около ста световых лет от Земли. Необычный характер сигналов дал повод говорить о возможности их искусственного происхождения. Наших предполагаемых корреспондентов окрестили "зелеными человечками".

Правда, с течением времени специалисты все больше стали склоняться к более прозаическому истолкованию природы зарегистрированных периодических сигналов. В настоящее время наиболее распространена точка зрения, что источниками их являются вращающиеся нейтронные звезды, названные пульсарами. Однако возникшие непосредственно после открытия пульсаров споры о том, как следует относиться к "зеленым человечкам", не утратили своей актуальности.

Итак, должно ли человечество вступать в контакт с внеземными цивилизациями? Английский астроном, лауреат Нобелевской премии профессор Э. Хьюиш, который руководил наблюдениями за непонятными сигналами, считает, что такие контакты нежелательны ("Эуропео", Италия).

Советский ученый, академик АН Эстонской ССР Г. Наан высказывает противоположную точку зрения.


Э. ХЬЮИШ

Опасные "зеленые человечки"

- Профессор, известно, что вы серьезный ученый, а не мечтатель и не автор научно-фантастических романов. Почему, сделав свое открытие, вы заговорили о каких-то "зеленых человечках"?

- Что ж, ученые тоже люди. В полученных нами сигналах было что-то разумное, так нам, по крайней мере, показалось. И это "что-то" мы окрестили "зелеными человечками". Дело в том, что сигналы поступают все время из одного и того же источника с одинаковым периодом излучения, равным примерно 1,337 секунды.

Предположим, что Земля - это неподвижная мишень, в которую целится охотник, находящийся в движении. (Мы, конечно, знаем, что Земля - мишень движущаяся, но у нас есть возможность с большой точностью рассчитать это движение) Так вот, чтобы иметь возможность стрелять по этой неподвижной мишени, движущийся охотник должен все время менять угол прицела. А ведь все небесные тела - именно такие охотники, которые находятся в постоянном движении и все время "выстреливают" радиоволны. Мы принимаем эти волны, убеждаемся, что они испускаются движущимися телами, и говорим: все в порядке, такова природа мироздания, таковы естественные радиоволны.

А вот волны, посылаемые "зелеными человечками", не такие. Они "фиксированные", то есть поступают к нам такими, словно "выстреливает" их неподвижный охотник. Природой мироздания это не предусмотрено. Выходит, что в точке, где рождаются такие радиоволны, должен быть кто-то, коррегирующий их с учетом движения того небесного тела, на котором они возникают. Такая операция требует высокоразвитого интеллекта...

Когда мы впервые увидели эти радиоволны, перенесенные на бумагу нашими самописцами, нас охватил страх. Да-да, страх. Нам захотелось взять все эти бумажки, записи, расчеты - и сжечь. Дело было в ноябре. Неделю мы пребывали в ужасном волнении, никто не знал, что и думать, какое решение принять. Я совсем лишился сна. Наконец мы решили все снова проверить: моя ассистентка мисс Белл взялась за эту гору бумаги и стала анализировать ленту за лентой. Вскоре после рождественских праздников она обнаружила еще один внеземной источник радиоволн, похожих на волны "зеленых человечков". В январе она открыла еще два таких источника. Тут мы вздохнули с облегчением.

- С облегчением? Но почему?

- Да потому, что теперь мы можем сказать, что столкнулись с явлением, которое лишь "научно необъяснимо". Если бы источник таких сигналов был один, нам бы неминуемо пришлось сказать: "Да, здесь мы имеем дело с разумными существами". Теперь же мы говорим: "Перед нами какое-то неизвестное явление, которое нужно объяснить".

- А может ли это неизвестное явление оказаться все теми же "зелеными человечками", существующими в четырех разных пунктах Галактики?

- Вполне возможно. Но, повторяю, если бы источник этих радиоволн был один, "зеленых человечков" можно было бы уже считать действительностью.

- Профессор Хьюиш, вы говорили о страхе. Страхе перед чем? Разве науке ведом страх?

- Дорогой друг, я испытываю страх перед неизвестностью. Я боюсь "зеленых человечков", но еще больше я боюсь белых земных людей, которым захочется установить контакт с маленькими "зелеными человечками".

- Простите, не означает ли это, что, если бы действительно существовала какая-то внеземная цивилизация, намеревающаяся установить с нами связь, вы бы не ответили на ее сигналы?

- Это очень серьезная проблема, и нельзя допустить, чтобы решали ее астрономы, или журналисты, или политические деятели одной какой-нибудь страны. Земля во Вселенной словно крохотная песчинка на огромном пляже. Вокруг нас миллионы таких же песчинок. Предположим, что на некоторых из них существуют цивилизации, значительно более развитые, чем наша, и нам еще неизвестные. Было бы безрассудно посылать сигналы этим цивилизациям, не зная, как там на них прореагируют. Куда важнее принимать сигналы от них, попытаться понять, что они собой представляют, что хотят сообщить нам своими сигналами. И было бы чистым безумием стремиться к раскрытию собственного инкогнито, выставиться напоказ, привлечь к себе внимание существ, о которых мы не знаем ничего, кроме того, что они, по-видимому, более могущественны, более умны, более развиты, чем мы.

- Но ведь многие ваши коллеги-ученые, наоборот, стараются убедить нас в том, что научный прогресс - всегда благо, что только он ведет к процветанию человечества...

- Ерунда все это. Не позволяйте себя обводить вокруг пальца, вот что я вам скажу. И уверяю вас, большинство астрономов думает так же, как и я. Крестьянин из вьетнамских джунглей уже столкнулся с мощью более могущественной, более развитой цивилизации. И чем это кончилось? Нет-нет, лучше уж нам не высовываться из своих звездных джунглей! Проблема межпланетных коммуникаций - чрезвычайно сложная, чрезвычайно серьезная штука, и рассматривать ее надо международному органу-то ли Организации Объединенных Наций, то ли Международному союзу астрономов. Каждый неверный шаг в этом деле может привести к непредвиденным последствиям для всего человечества.

- Не хотите ли вы сказать, что некоторые астрономы, посылая радиосигналы в космос, не понимают всей опасности такого шага?

- Ну да. Эту проблему следует обсудить на международном уровне. И уж тогда каждому, кто нарушит принятое всеми решение, не будет места в мире ученых.

- Но если находятся люди, действующие по собственному усмотрению, им, вероятно, наплевать на мнение этого самого мира ученых...

- Сегодняшняя астрономия - наука настолько сложная, что надеяться на достижение каких-то серьезных результатов в одиночку, без сотрудничества коллег, работающих во всем мире, было бы безумием. К тому же, поняв, какую ответственность несут они за свои поступки, даже самые неосторожные ученые сочтут своим долгом вести себя более разумно.

- Профессор, каким же образом вы открыли своих "зеленых человечков"?

- Как это часто бывает, случайно. Мы не искали их. Мы хотели заняться исследованием квазаров - странных небесных тел, природа которых изучена недостаточно. Для этой цели все мы - профессора и студенты - построили радиотелескоп собственной конструкции.

Один из полученных сигналов был странным. Обычные сигналы, записанные приборами, выглядят как кардиограммы с зубцами, направленными вверх и вниз от горизонтальной прямой. Сигналы же "зеленых человечков" представляют собой зубцы, обращенные только вниз от этой прямой. Сначала мы подумали, что это результат каких-либо "земных" помех, но, проделав ряд сложных исследований, убедились, что на сигнал никакие земные помехи не влияли: он был явно внеземного происхождения. Тут-то мы и заволновались, но никто еще не осмеливался назвать вещи своими именами.

- Есть ли основания считать, что во Вселенной действительно существуют "цивилизованные" звезды?

- Звезды - не знаю. Но небесные тела с разумными существами на них существуют. Больше того, теория вероятности позволяет надеяться на то, что уже в нашем веке либо мы установим связь с ними, либо - они с нами.

- Профессор, вы уже говорили, что считаете нежелательным установление контакта с обитателями других миров, но если бы вам все же пришлось передать им что-нибудь, что именно вы бы передали?

- Гм. Ну что ж. Некоторые астрономы уже разработали различные формулы. Если бы пришлось решать этот вопрос, я бы, пожалуй, предложил для первой передачи величину "пи". Эта величина обозначает отношение между длиной окружности и диаметром. Цивилизации с развитой наукой она обязательно должна быть хорошо известна.

- Могут ли полученные вами сигналы из Вселенной содержать смысл, который мы еще не в состоянии расшифровать?

- Разумеется. Мы как раз сейчас исследуем совокупность полученных нами сигналов, чтобы выяснить, нет ли здесь какого-нибудь кода, которого мы не заметили. Что ж, может быть, нас ждут еще сюрпризы.

- А если "зеленых человечков" не существует, как можно объяснить происхождение сигналов?

- Пока это необъяснимо. Иными словами, с точки зрения современной астрономии они просто "невозможны". Но, поскольку они все же существуют, мы выдвинули свою гипотезу, которая предполагает существование "нейтронных звезд". Если она подтвердится, мы сможем объяснить эти "необъяснимые явления".

Материя, из которой состоят "нейтронные звезды", должна быть необычайно тяжела, по существу, это одни лишь нейтроны-центральные ядра атомов. Масса таких звезд крайне уплотнена, а по величине они стали похожи на горошину.

Внезапное ослабление давления вызывает вибрацию с очень малым периодом колебаний. Возможно, что именно эту вибрацию и улавливают наши радиотелескопы. Итак, мы имеем дело либо с "зелеными человечками", либо с "белыми горошинами".

- А что лучше, профессор?

- Горошины, дорогой мой, горошины. Мне лично овощи никогда не вредили.


Г. НААН

Не надо бояться "космиян"

Итак, кто-то или что-то ведет радиопередачи из космоса на частотах, примерно соответствующих нашему третьему телевизионному каналу.

Что же, все-таки кто-то или что-то?

Несмотря на наше понятное нетерпение, с ответом придется подождать. Оба предположения пока еще достаточно трудно обосновать.

Проблема межпланетных и межзвездных коммуникаций три десятка лет назад еще относилась к числу фантастических и всего лишь два десятилетия назад принадлежала к разряду чисто академических. Сегодня она явно стала практической проблемой.

Особенно отчетливо ее практический характер выступил с началом космической эры. Космические полеты людей создали уверенность, что в каком-то обозримом будущем могут оказаться реальными даже непосредственные контакты представителей различных цивилизаций!

Всемогущая наука стремительно превращает фантастические и просто безумные проблемы в весьма реальные, иногда неприятно реальные. Два-три десятилетия назад обсуждение всерьез договора о неиспользовании космического пространства в военных целях могло бы происходить разве лишь в романе. Теперь это реальность. Может быть, только инерция мышления мешает нам понять, что и проблему связи с космическими цивилизациями следует уже сейчас обсудить на каком-то серьезном международном уровне, как это предлагает профессор Хьюиш.

Ныне чувствительность радиотелескопов в принципе достаточно высока, чтобы улавливать сигналы не только от мощных естественных источников, но и от несравненно более слабых искусственных, созданных возможными ближайшими цивилизациями. Всех стал, естественно, интересовать вопрос: когда? Соответствующие сигналы могут быть зарегистрированы и через столетия, но это может произойти и сегодня вечером. Впрочем, неопределенность столь велика, что, возможно, мы вообще никогда не вступим в контакт с внеземными цивилизациями.

Но если такое событие может произойти и сегодня вечером, то почему оно не могло бы уже произойти? Например, в случае с "зелеными человечками". Постановка вопроса совершенно законна. В качестве одной из возможных интерпретаций непонятных сигналов всегда следует рассматривать их искусственное происхождение.

Несколько лет назад странный характер сигналов от радиоисточника СТА-102 заставил заподозрить в излучении этих сигналов какую-то внеземную цивилизацию. Однако тщательная проверка привела к выводу, что на самом деле источником оказался далекий квазар. Это пример того, что нечто, которое выглядит как "кто-то", вполне может быть и "что-то".

Строгая периодичность сигналов в принципе вполне объяснима и без привлечения гипотезы существования разумных существ. Астрофизике известны объекты, вещество которых может пульсировать. Объект может вращаться. Наконец, судя по имеющейся информации, можно думать о затмениях. Кривая (с зубцами вниз) очень напоминает описанную в учебниках кривую изменения блеска звезд, называемых затменными переменными. Но во всех случаях смущает необычайно короткий период- всего лишь секунда с лишним. Возможно, это связано с исключительно плотным состоянием вещества. Тогда речь может идти о белом карлике ("белой горошине") или даже, скорее, нейтронной звезде. Первый тип звезд хорошо известен астрономии, существование вторых - пока лишь теоретическое предсказание. Может быть, здесь впервые наблюдались нейтронные звезды? Для специалистов этот вариант представляет не намного меньший интерес, чем "зеленые человечки". Но широкую публику он, конечно, интересует несравненно меньше.

Поэтому уместно рассмотреть именно этот наименее вероятный вариант "зеленых человечков", подразумевая под ним не столько конкретные, открытые совсем недавно объекты, сколько имея в виду общую проблему контактов с внеземными цивилизациями.

Отвечать или не отвечать на сигналы? В этом суть проблемы. Профессор Хьюиш говорит "нет". Может быть, его ответ продиктован мировоззрением человека, живучего в капиталистическом мире, полном противоречий? Социальные несправедливости, войны - порождение этого мира. Не привнесен ли страх перед инопланетными цивилизациями из этого трагического опыта жизни? Действительно, сегодня еще есть люди, которые спорят о том, осуществимо ли технически самоубийство человечества. А через десяток-другой лет (а может быть, и завтра) наверняка будет придумано оружие, намного страшнее ракетно-ядерного. Потом еще и еще страшнее. Что это будет, мы не знаем. Возможно, средство порчи наследственного кода или внушения вооруженным силам и населению мании самоубийства. Может быть, еще что-то пострашнее.

Трагизм положения в том, что наука развивается очень быстро, а инерция мышления весьма велика. Сейчас нужно решительно менять, если угодно, саму систему мышления. Пора усвоить, как дважды два-четыре, что всякая мысль о возможности разрешения споров путем войны-это кошмарный анахронизм, дикий пережиток доатомной эпохи. Многое другое, впрочем, тоже, но самое страшное это. Итак, отвечать или не отвечать на сигналы? Но кто "они"? От этого зависит решение. Я рассказал о "зеленых человечках" своей знакомой, человеку быстрых и метких суждений, и спросил:

- Как, по-вашему, можно влюбиться в маленьких женщин с планеты Икс? Ведь они зеленые.

- Влюбиться, разумеется, можно, - ответила она. - Весь вопрос в том, можно ли их любить.

Пожалуй, в этом гвоздь. Оставим в стороне вопрос, вызывающий жаркие споры, насколько инопланетяне могут быть похожи на нас, запрограммировала ли биологическая эволюция в них потребность любви и т. д. Об этом пока очень трудно судить. Любовь - экстремальный случай интереса и понимания. Возьмем проблему в самом общем плане. Должны ли мы интересоваться друг другом? Поймем ли мы друг друга? Эти два вопроса являются главными и в проблеме космических контактов.

В научной литературе уже давно анализируется вопрос о том, насколько вероятна встреча с цивилизациями, стоящими на более высокой, чем мы, или более низ-к, ой ступени развития. Из различных, достаточно веских соображений получается, что вероятность вступить в контакт с существами еще более глупыми, чем мы сами, очень мала. Вероятнее, что это будут цивилизации, стоящие на более высоком, скорее всего, значительно более высоком уровне развития.

Если это так, то можно представить три основных варианта их отношения к нам и в соответствии с этим решать вопрос о нашем отношении к ним, о том, отвечать или не отвечать на их сигналы.

Случай первый: интерес и понимание. Иными словами, они интересуются нами и относятся к нам доброжелательно. Вариант кажется идеальным: они снабжают нас ценнейшей научной, технической, художественной и всякой иной информацией, предостерегают от смешных или роковых ошибок, скажем от невнимания к тем направлениям в науке, за которыми будущее, от шагов, ведущих к отравлению окружающей среды или даже гибели, и т. п.

Но даже в этом идеальном случае, возможно, есть свое "но". Довольно смутное и неопределенное, а все-таки "но". Даже несколько. Например: в какой мере вообще можно учиться на чужих ошибках? Не должен ли каждый набить свои шишки сам? Мы ведь так мало учимся даже у нашей собственной, человеческой истории! И еще: роза без шипов не совсем роза. Не приведет ли слишком легкий путь прогресса к снижению интереса к жизни и познанию, технике и искусству? Говорят, что для нормального развития зайцев нужны волки, которые их гоняли бы. Нас гонят трудности.

Случай второй: есть понимание, нет интереса. Иными словами, они относятся к нам доброжелательно, но не интересуются нами. Случай, пожалуй, самый обидный, но вполне возможный. Если они ушли вперед на тысячелетия (а могли ведь уйти и больше), то они, пожалуй, должны смотреть на нас примерно так, как мы смотрим на муравьев с их сомнительным, с нашей точки зрения, интеллектом. Чему мы могли бы научить или от чего предостеречь муравьев?

Случай третий: есть интерес, нет понимания. Иными словами, они интересуются нами, но по чисто практическим, например гастрономическим, соображениям.

Мыслим и четвертый случай (нет ни интереса, ни понимания), но он, видимо, не в счет, ибо в этом случае "космияне" просто не будут мигать нам.

Итак, есть, по-видимому, три варианта: благополучный, но скучный; обидный, зато неопасный; опасный, но интригующий.

Читатель, пожалуй, уже решил, что я еще более решительный противник контактов и сторонник овощей, чем мой коллега профессор Хьюиш. Нет. Я решительно за контакты. Игра стоит свеч, ради расширения наших знаний стоит преодолеть и скуку, и обиду, и страх. Первое, наверно, не так уж трудно. Второе значительно труднее. (Как? Подлаживаться к этим "зеленым"?! Еще чего не хватало!) Самый трудный случай третий: нужно преодолеть страх, и неизвестно, во имя чего. Поэтому именно этот случай стоит рассмотреть особо.

Прежде всего, если какая-нибудь внеземная цивилизация будет обладать техническими возможностями для того, чтобы нас обнаружить, спрятаться нам все равно не удастся. Но главное не это. Человек постоянно расширяет "сферы общения", понимая, что в этом залог его развития. Люди всегда стремились преодолеть любую изоляцию, зная, что в конечном итоге она ведет к застою. Рано или поздно эта проблема встанет в космическом масштабе. Возможно, уже встает. Контакты тем более полезны, тем больше стимулируют мысль, чем резче отличаются от нас те, с кем нам предстоит встретиться. Пусть будут "зелеными"!

Установив космический контакт, мы, по всей вероятности, будем иметь дело с высокоразумными существами, и эта встреча, возможно, поможет нам самим понять наш космический статус, наше место на лестнице космической эволюции. При существенном изменении масштаба вещи выглядят совсем иначе. Многие наши "достовернейшие" представления, приспособленные к повседневным или историческим масштабам, становятся абсурдными при перенесении их на космические масштабы, и наоборот. В этом одна из полезных сторон обсуждения космических перспектив. Оно заставляет шире смотреть на вещи. В частности, как я уже говорил, нам следует масштабно взглянуть на наше место в эволюционном процессе. Согласно религиозным представлениям, бог создал человека в качестве венца творения и ничего более совершенного создавать не будет. Мы нередко совершенно некритически переносим этот наивный взгляд и в научную картину мира. Мы являемся продуктом определенной социальной, биологической и космической эволюции. Неорганическая стадия космической эволюции привела закономерно к биологической стадии, биологическая - к социальной. Что же дальше? Мы не знаем. Но было бы довольно наивно думать, что это последняя стадия. Лестница космической эволюции может в принципе включать сколько угодно ступенек. Идея об абсолютном превосходстве нашей стадии эволюции (как и вообще всего земного, "нашего"!), безусловно, принадлежит к числу наивных иллюзий. Мы больше всего стремимся к самосохранению и по-своему правы. Ихтиозавры стремились к тому же, но надо помнить, что если бы им это удалось, то нас не было бы. Наивысшая стадия - стадия ихтиозавров - сохранилась бы вечно, в виде вечного застоя. Но в том-то и мудрость природы, что застой нельзя сделать вечным.

Короче говоря, я утверждаю, что бегство от знаний все равно ни к чему не приведет: если высокоразвитые внеземные цивилизации решат вступить с нами в контакт, они все равно нас откроют, как бы мы ни прятались. И мы у них узнаем множество важных, необходимых вещей и, возможно, именно от них узнаем то, в чем я твердо уверен: что человечеству еще суждена долгая история жизни, развития, прогресса. Время, отведенное нам на космической шкале, еще не истекло! Ведь мы еще так несовершенны, так далеки от того, чтобы исчерпать возможности, заложенные в социальной стадии эволюции.

Существует и много других перспектив, в том числе весьма обнадеживающих. Разве мы не можем рассчитывать на взаимопонимание с инопланетянами? К сожалению, на нашей родной планете оно пока достигается с большим трудом. Каких только нет больших и малых барьеров! Социальные, расовые, возрастные и еще и еще. И все-таки, несмотря ни на что, человечество все более стремится к общности, к миру и взаимопониманию. Встреча с внеземной цивилизацией, осознание своего положения в космических масштабах, несомненно, приведут человечество к чувству своего единства. Ради этого стоит рискнуть, черт побери! Так что же: "зеленые человечки" или "белые горошины"? Думаю, что и на этот раз все еще "белые горошины". "Зеленые человечки" - это было бы слишком хорошо.

(В настоящее время наиболее распространена точка зрения, что пульсары - так были названы источники периодического космического излучения - представляют собой вращающиеся нейтронные звезды. - Прим. ред.)

Цит. по сб-ку «Диалоги». М., Изд-во полит. лит-ры, 1979. Стр. 346-360.

Назад