В ДОНЕЦКЕ ОТКРЫТА ТАЙНА САСОВСКОГО ВЗРЫВА?

Владимир Иванович Павлов позвонил в корпункт и предложил больше не ломать головы. Все, мол, предельно ясно для ученых, занимающихся подобными явлениями.

Вскоре я был в специализированном конструкторско-техническом бюро физико-технического института у зав. сектором В. Павлова. Еще чай не допили, а теория сасовского взрыва мне уже была понятна.

По мнению донецкого ученого, главная ошибка всех выдвинутых до сих пор версий в том. что связали два совсем не обязательных условия — взрыв и высокая температура. В Сасове был взрыв без огня и дыма, в чем нет ничего необычного.

Немного теории. Еще в 40-х годах американский исследователь Бриджмен установил, что под определенным давлением взрываться может любое вещество, в составе которого есть кристаллогидраты. Эти самые кристаллы могут сделать взрывоопасной даже, представьте, обычную древесину. Тепло при этом не только не выделяется, но может и поглощаться. Разумеется, чтобы взорвалось полено, давление понадобится фантастическое. Но феномен эффекта Бриджмена в том и состоит, что критическая взрывная отметка резко снижается, если дополнительно воздействовать энергией сдвиговой нагрузки. Проще говоря: если сдавленный материал резко сместить. Владимир Иванович показал мне снимок, сделанный после эксперимента с угольной пластинкой. Образец сдавили в так называемой наковальне Бриджмена, после чего наковальню резко, со скоростью 30 градусов в секунду сместили. И уголь взорвался! Образовался разомкнутый круг, масса в середине уцелела, и выброс был лишь в одну сторону (сравните с описанием сасовской воронки, «КП» за 18 мая 1991 г.). Павлов считает, что шахтные выбросы, взрыв в Сасове, вспышки зерна в элеваторах — результат все того же пока мало изученного эффекта Бриджмена.

А теперь — версия. Мешки с удобрениями близ Сасова бросали в кучу как попало. Некоторые становились «на попа», и нагрузка на них увеличивалась. Если селитру разгружали с бортового автомобиля, то высота кучи могла достигать 12—15 ярусов. Значит, по расчетам моего собеседника, давление в самом низу должно было достичь 400—500 килограммов на квадратный сантиметр. Под воздействием влаги и давления удобрения превращались из сухих гранул в слипшуюся, закаменевшую массу. Из сухих солей образовались кристаллогидраты.

Словом, по мнению Павлова, в силу гениальнейшего разгильдяйства под Сасовом дожидалась своего рокового часа мощнейшая взрывчатка. Ну а детонатором могла послужить ударная волна от самолета, преодолевавшего звуковой барьер..

О бестемпературном характере взрыва свидетельствуют не опаленные обрывки бумажных мешков. Впрочем, Павлов не рекомендует проверять его версию опытным путем, тем более в домашних условиях. Природа хранит немало коварных сюрпризов. Но отечественная безалаберность, как видим на примере Сасова,— ничуть не меньше.

В. КОСЯК.

("Комсомольская правда", 27 июля 1991 г.)

Назад