ПАМЯТИ ФЕЛИКСА ЮРЬЕВИЧА ЗИГЕЛЯ

Прошло почти два года со дня кончины Феликса Юрьевича Зигеля 20 ноября 1988 года. Какие наиболее яркие впечатления остались у друзей Зигеля в памяти?

Феликса можно уподобить кристаллу, множество граней которого не только были отражателями, но и своеобразными излучателями его могучего и разнообразного интеллекта, который был сложным и, нередко, противоречивым.

Уже при его жизни рождались, да и создавались различные легенды о нем. о его происхождении и характере. Многим его фамилия стала известна из самиздатовских машинописных текстов лекций по проблеме НЛО, лекций, авторство большинства которых Зигель категорически отрицал. К сожалению, многие из тех, кто сегодня изучает проблему НЛО, либо не знают достоверных данных о самом Зигеле и о работах его и московской группы исследователей, работавших с ним, либо по определенным причинам делают вид, что это им неизвестно. Зигель не успел выполнить свое обещание о написании книги по истории изучения НЛО в СССР, однако есть его краткая биографическая справка и текст доклада, с которым он хотел выступить в Томске на семинаре летом 1988 года, остались в памяти и некоторые интересные факты его биографии.

Феликс Юрьевич Зигель родился 20 марта 1920 года в Москве, в 1942 году окончил механико-математический факультет Московского Государственного университета им. М. В. Ломоносова, а в 1948 году - аспирантуру Академии Наук СССР по специальности «Астрономия» и защитил кандидатскую диссертацию. Лихолетье времени «культа личности» затронуло и его.

С 1943 года он преподавал в вузах математический анализ, астрономию и (с 1963 года) космонавтику. С 1963 года он — доцент Московского авиационного института им. С. Орджоникидэе, а в 1975 году им (совместно с В. П. Бурдаковым) был написан и опубликован первый советский учебник по физическим основам космонавтики. Его перу принадлежит 43 книги и около 300 статей по вопросам астрономии и космонавтики, большинство из которых переведено на английский, французский, испанский, японский, китайский и др. языки и издано во многих странах.

Фамилию Зигель Феликс Юрьевич унаследовал от отчима своего отца — Константина Константиновича, обрусевшего немца, перебравшегося в давние времена в Эстляндию в Ревель.

В Феликсе (не скажу чтобы просто) уживались доверчивость и открытость с бескомпромиссностью в жесткой полемике, отстаивании своих взглядов и мнений, как по научным проблемам, так и по отношению к людям.

Наряду с широтой и смелостью в исследованиях он бывал (иногда и долгое время) недоверчив к новым знаниям, новым аспектам проблемы, оценкам людей.

С 1958 года Феликс Юрьевич занялся научным изучением НЛО. Толчком к этому послужили свидетельства заслуженного штурмана СССР В. И. Аккуратова, который четыре раза лично наблюдал НЛО в воздухе. На основе этих и других наблюдений в 1966 году при Центральном музее авиации и космонавтики была организована первая в Москве и Союзе секция по изучению НЛО при Комитете космонавтики ДОСААФ. Председателем секции избрали генерал-майора П. А. Столярова, а его заместителем - Ф. Ю. Зигеля. В ноябре 1967 года было их первое (и последнее) совместное выступление по Центральному телевидению с рассказом об НЛО.

В ответ на эту передачу было прислано около 250 писем с описаниями наблюдений, которые легли в основу первого советского каталога наблюдений НЛО.

Увидев в ком-либо хотя бы маленький интерес к проблеме, Феликс Юрьевич не жалел ни времени, ни своих материалов (которые он печатал за свой счет), чтобы помочь новообращенному встать на ноги, получить достаточно достоверную информацию. Этим, нередко, пользовались люди, чистоплотность интересов которых была весьма низкой. Получив нужные материалы, они уходили «в свободное плавание», манипулируя материалами Зигеля о наблюдениях НЛО в своих личных интересах. Среди них оказались и члены-корреспонденты АН СССР, и доктора, и кандидаты и работники ряда официальных организаций, которые либо «забывали» об источнике материалов, либо трактовали их в своих личных корыстных целях. Гневные реплики Феликса на них не действовали, они просто отмалчивались, а если и говорили, то только о неуживчивости характера Зигеля, которой напрочь закрывали все то, что он сделал. Это была «игра в одни ворота», ибо ни одного разоблачительного письма Зигеля нигде и никогда опубликовано не было.

Работа по сбору материалов и исследованиям двигалась с большим трудом. Переводы зарубежной литературы бескорыстно делали З. А. Бобырь, брат и сестра Волковы, А. А. Тихонов и И. М. Шейдин. Это было время, когда президент Академии Наук СССР А. И. Александров на вопрос, как он относится к «летающим тарелкам» ответил: «так же, как к непорочному зачатию», а другой академик сострил, что «все тарелочные проблемы моя жена решает на кухне». Естественно, что «антинаучная» деятельность исследователей НЛО не только высмеивалась, но и пресекалась. Один из пионеров изучения НЛО — старший преподаватель Пищевого института Ю. А. Фомин — за публикации настенных бюллетеней об НЛО (по зарубежным материалам) был исключен из членов общества «Знание» за «антинаучный бред», а секция по изучению НЛО при Комитете космонавтики ДОСААФ (в ней было около 250 человек) была разогнана тогдашним начальником ДОСААФ генералом армии Гетманом А. Л. безо всяких объяснений через два месяца после ее создания.

Не имея формального повода к запрещению деятельности Зигеля по изучению НЛО к нему решили предъявить претензии... по качеству преподавания прикладной математики.

Параллельно с этим демонстративно замалчивались работы Зигеля, а его материалы использовались без ссылок на действительного автора. Его не выпускали на зарубежные конференции и симпозиумы по НЛО, его не приглашали на всесоюзные совещания и семинары по аномальным явлениям (как стали называть НЛО), не зачитывали его доклады и т. п. Все это, естественно, не только искажало реальную картину изучения НЛО, но и оказывало отрицательное влияние на состояние здоровья Феликса Юрьевича. Его два инсульта — плата за попытки поставить изучение НЛО на научные рельсы, разбить стандартно-ортодоксальные парадигмы.

Но несмотря на все эти препоны застойного периода и отсутствие гласности, под руководством и при личном активном участии Феликса Юрьевича уже к 1984 году было собрано более 2500 советских сообщений о наблюдениях НЛО и о 53 посадках НЛО на территории СССР.

Довольно скоро Феликс Юрьевич отказался от внеземной гипотезы НЛО: от того, что к нам прилетают инопланетяне из других Галактик. Оказалось, что НЛО и все, что с ними связано - это очень большой и трудно объяснимый круг аномалий. Вот почему круг интересов Феликса и московской группы начал расширяться: от сбора свидетельств и классификации НЛО, изучения вызываемых ими эффектов к исследованию посадочных следов НЛО, абдукций (похищений свидетелей посадок), хрональных эффектов, «снежных людей» и гуманоидов, полтергейстов, парапсихологических явлений и многого другого.

В результате этих работ появились сборники об изучении НЛО в СССР, о сравнении статистических данных отечественных и зарубежных исследований, полтергейсте, теоретическим работам по объяснению феномена НЛО и его проявлений и многое другое.

В московской группе энтузиастов, работавших под руководством Зигеля, впервые были применены методы биолокации для уточнения мест посадок, было доказано наличие трех «пятен» (подлет, посадка, отлет), отмечены цитологические и радиотехнические аномалии, проведены почвенные, биологические и психофизиологические исследования.

Только за период с 1968 по 1984 гг. был сделан ряд переводов (в том числе «Уфологии» Мак-Кэмпбела), подготовлены 13 рукописных (машинописных) томов по проблеме НЛО, включая связанные с НЛО явления полтергейста и появления снежного человека — общим объемом 2670 машинописных страниц, или 111 печатных листов:

- в шести сборниках на 1254 страницах — данные о сотнях наблюдений в СССР и о посадках НЛО;

- в трех сборниках на 601 странице даны сведения об изучении НЛО во Франции, сравнение отечественных и французских данных о наблюдении НЛО, полтергейста;

- в четырех сборниках на 815 страницах дано введение в теорию и изучение НЛО в СССР и материалы по конкретным вопросам изучения НЛО, в том числе методами, не известными зарубежным исследователям.

Кроме материалов, подготовленных лично Зигелем — он был основным автором 8 сборников — в сборниках представлены работы еще 37 авторов по различным аспектам изучения проблемы. По сути они являются первыми отечественными работами по основам уфологии, работами, в которых органично соединены вопросы практики (описания случаев наблюдения НЛО), методические рекомендации по организации работ, методология различных видов исследований, попытки нестандартных теоретических объяснений НЛО,

Зигелю не удалось побывать ни на одной из зарубежных уфологических конференций, хотя его туда приглашали, не удалось увидеть резкое изменение отношения к проблемам уфологии, издать подготовленные им уникальные материалы. Он был не ко времени застойного периода, в нем было много гуманизма от рыцаря печального образа, который отпускал на волю разбойников и воевал с административно-командными бездушными ветряными мельницами...

Хочется верить, что не за горами время, когда работы Зигеля не только увидят свет, но и займут достойное место в отечественной уфологии.

Р. Г. Варламов

(«НЛО и аномальные явления», 1990, № 1, стр. 3)

Назад