Феликс Зигель

ТУНГУССКОЕ ДИВО – ФАКТЫ И ФАНТАСТИКА

Нет нужды описывать, хотя бы и кратко, историю вопроса — таинственному Тунгусскому взрыву 1908 года посвящена огромная литература (См.: Кринов Е. Л. Тунгусский метеорит. Изд-во АН СССР, 1949; Зигель Ф. Ю. Жизнь в Космосе. Минск, 1966; Золотов А. В. Проблема Тунгусской катастрофы 1908 года. Минск, 1966; сб. Космическое вещество на Земле. Новосибирск, 1976, и др.) Гораздо важнее сегодня, на восьмом десятилетии после события, подвести некоторые итоги.

Итак, факты и прежде всего факты. Только на них и могут строиться правдоподобные гипотезы. Спекулятивные же домыслы, не имеющие отношения к действительным событиям и даже противоречащие им, мы оставим без внимания. Впрочем, и сама история уже произвела вполне естественный отбор — из десятков разнообразных предположений о причинах Тунгусского взрыва ныне остались и конкурируют лишь две по-настоящему научные гипотезы — «кометная» и «ядерная». Остальные оказались пустоцветами на ниве науки.

Почему же тунгусская проблема до сих пор не решена? Какие причины превратили ее в очень трудный «орешек» для исследователей? Ответ только один — Тунгусский взрыв 1908 года не удается объяснить обычными, тривиальными причинами, хотя усердные попытки именно так решить проблему делались раньше и безуспешно продолжаются теперь. Небывалое, быть может уникальное, стараются втиснуть в прокрустово ложе традиционных научных моделей: метеорит, шаровая молния, комета... Но каждый раз Тунгусское диво оказывается куда загадочнее, чем наши представления о нем.

Загадки начинаются уже с самого, казалось бы, простого вопроса — как двигалось Тунгусское тело в земной атмосфере? До 1965 года было общепризнано, что Тунгусское тело в облике яркого болида появилось к югу от транссибирской железнодорожной магистрали, где-то в районе города Канска (западнее Иркутска), и полетело на север по весьма пологой траектории. Об этом свидетельствовал еще в 30-х годах профессор А. В. Вознесенский, директор Иркутской магнитной и метеорологической обсерватории. О том же говорили и писали другие очевидцы.

В 1965 году профессор И. С. Астапович опубликовал результаты обработки многочисленных данных о полете Тунгусского тела и пришел к выводу, что оно летело почти точно с юга на север по прямой, соединяющей Иркутск и Вановару (Астапович А. С. К вопросу о траектории и орбите Тунгусской кометы. Сб.: Физика комет и метеоров. Киев, 1965, с. 105—112). В этом убеждали не только очевидцы. При полете тела в атмосфере возникает мощная баллистическая волна. Она рождает звуки и (при пологой траектории) вызывает даже легкие сотрясения почвы (так называемые гиперсеймы). Кроме того, трение летящего тела о воздух приводит к образованию электростатических зарядов, а их постепенное «рассасывание» в атмосфере наблюдатель воспринимает как потрескивание или шорох (так называемые электрофонные явления).

По всем данным (визуальным наблюдениям, звукам, гиперсеймам и электрофонным явлениям), как доказал И. С. Астапович, получается вывод — Тунгусское тело двигалось в атмосфере с юга на север.

Но в том же 1965 году окончательно выяснилось, что к месту катастрофы загадочное тело подлетело не с юга, а почти точно с востока! Об этом говорили многочисленные очевидцы, опрошенные в 60-е годы в районах, лежащих к востоку от селения Вановары — ближайшего к эпицентру взрыва населенного пункта. К такому же выводу привел и математический анализ вывала леса вокруг эпицентра. В этом вывале четко проявилась ось симметрии — проекция траектории Тунгусского тела на земную поверхность. Направления траекторий, полученные двумя способами (показания очевидцев и выводы специалистов, изучавших вывал леса), отличались друг от друга не более чем на несколько градусов.

Таким образом, нас встречает неожиданная загадка: как могло Тунгусское тело иметь две разные траектории — «южную» и «восточную»?

Приверженцы традиционного мышления сразу же и без всяких доказательств объявили «южную» траекторию мифической. Они отказались от нее с такой же легкостью, с какой раньше принимали ее. Логика ясна: и метеорит, и ядро кометы, эти естественные космические тела, вторгаясь в земную атмосферу, летят в ней по баллистической траектории, в одном направлении, как артиллерийский снаряд. Признать, что Тунгусское тело совершило «маневр», резко и по крайней мере дважды изменило направление полета, это значит допустить его искусственность, управляемость — вывод, большинству ученых до сих пор кажущийся абсурдным.

Не обошлось и без курьезов: чтобы, спасти положение некоторых из скептиков, предположили, что в атмосферу Земли одновременно, но с разных сторон, влетели два метеорита, случайно столкнувшиеся в воздухе в районе Вановары! Ничтожнейшая вероятность такого события и выяснившиеся позже необычные характеристики Тунгусского взрыва начисто, разумеется, исключили эту «гипотезу».

В 1966 году, проанализировав весь материал по показаниям очевидцев, автор этих строк пришел к выводу, что Тунгусское тело над Вановарой не пролетало. Последний пункт «южной» траектории, где его видели, — село Кежма. Тут Тунгусское тело наблюдали высоко в небе и видели, как оно полетело на восток. Трудно сказать, где и как оно затем повернуло на запад, но над Преображенкой Тунгусское тело двигалось уже не на восток (как в Кежме), а на запад. Во всяком случае, петля, описанная им в атмосфере (а может быть, за ее пределами?), достигала в длину многие сотни километров.

В 1979 году сибирские исследователи (группа профессора Н. В. Васильева) завершила составление Генерального каталога сообщений очевидцев Тунгусского дива. Его анализ не оставляет ни малейших сомнений в том, что объяснить эти сообщения одной траекторией нельзя. Получается ситуация «короткого одеяла»: то, что видели «восточные» наблюдатели, не могли (из-за расстояния и кривизны Земли) заметить «южные», и наоборот. Да и описания того, что именно они видели, непохожи на одновременные наблюдения одного явления. Значит, был «маневр», детали которого, однако, пока еще не ясны. Детали, вероятно, выяснятся при обработке Генерального каталога.

Для познания причин Тунгусского взрыва важно знать, каков был наклон атмосферной траектории Тунгусского тела к плоскости горизонта. Неспециалисту это обстоятельство может показаться несущественным. На самом же деле оно решает многое. Чтобы убедиться в этом, постарайтесь внимательно разобраться в последующих рассуждениях.

О наклоне атмосферной траектории Тунгусского космического тела (ТКТ) можно судить по разным данным. Известно, например, что метеорит или кометное ядро, вторгшись в атмосферу, начинают светиться с высоты не больше 100 километров. Выше воздух слишком разрежен и впереди летящего космического тела еще не возникает «воздушная подушка» — сильно сжатый и светящийся сгусток воздуха.

Уточним — на высоте 100 километров и ниже возгораются только ночные болиды. Дневные болиды наблюдаются с гораздо меньших высот — свечение «воздушной подушки» днем видно хуже, чем ночью. Поэтому Тунгусское тело, вторгшееся в земную атмосферу ранним солнечным утром 30 июня 1908 года, могло быть впервые замечено лишь с высоты не больше 50—70 километров.

А теперь произведем несложные расчеты. Тунгусское тело наблюдалось в полете во многих селениях, расположенных на реке Лене (Олонцово, Требени, Кондрашино, Подволошино). Они отстоят от эпицентра катастрофы на 490 километров. По свидетельству очевидцев, полет «был высоким» (иначе они бы не заметили подробности в наблюдавшемся явлении). Будем считать, что угловая высота над горизонтом Тунгусского болида составляла для этих мест 45 градусов. Принимая высоту полета ТКТ равной 70 километрам (а она могла быть и ниже) и решая соответствующий прямоугольный треугольник, получаем, что наклон траектории к горизонту не превышал 8 градусов.

Такую же обработку наблюдений можно провести и для других районов к востоку от эпицентра. Результат аналогичен — наклон траектории не выходил за десять градусов.

Можно прийти к тем же выводам и другим путем. Многие наблюдатели к востоку от эпицентра видели пылевой след Тунгусского тела, слышали звуки, порожденные его полетом в атмосфере. Но и пылевые следы и звуки возникают лишь тогда, когда космическое тело снизится до 50 километров — выше такие эффекты не наблюдаются. Значит, и по этим данным, зная расстояние наблюдателя от эпицентра, легко вычислить наклон траектории. И снова 10 градусов оказываются тем верхним пределом, за который заведомо не выходил этот наклон. Кстати сказать, применяя ту же методику и для обработки «южных» наблюдений, мы получаем такой же вывод — Тунгусское тело всюду двигалось по очень пологой траектории с наклоном 5—10 градусов.

Отсюда следуют важные выводы. Тунгусское тело обладало высокой механической прочностью, а стало быть, и значительной плотностью.

В самом деле — оно пролетело в нижних слоях атмосферы многие сотни километров со скоростью, во много раз превышающей скорость пули (начальная его скорость при влете в атмосферу не могла быть меньше 11 км/с). Сопротивление атмосферы при этом составляло на большем участке полета десятки и даже (ниже 15 километров) сотни килограммов на квадратный сантиметр.

Для сравнения укажем: пемза выдерживает предельную статическую нагрузку в 20 кг/см2, кирпич — 60 кг/см2. Подчеркнем, что речь идет о статических «спокойных» нагрузках. При динамических же нагрузках сопротивляемость разрушению падает в два-три раза. Значит, Тунгусское тело было гораздо прочнее (и плотнее!) кирпича.

Легко оценить минимальную плотность ТКТ, считая, что в конце полета непосредственно перед взрывом оно имело скорость около 2 км/с — при меньшей скорости «воздушная подушка» попросту не светится. В тот момент давление на тело составляло 78 кг/см2, а значит, плотность тела была не меньше 2 г/см3.

Уже по этой причине (не говоря о других) Тунгусское космическое тело не могло быть ядром кометы — эти ядра представляют собой весьма рыхлые конгломераты «льдов» (воды, метана и аммиака) с примесью мелких твердых частиц и средней плотностью, заведомо меньшей 1 г/см3 (по многим данным она близка к 0,1 г/см3).

Тем более не годится для Тунгусского тела теоретическая модель огромной «снежинки» радиусом около 300 метров и плотностью менее 0,01 г/см3. Такая «снежинка», по мнению некоторых ученых, влетела в атмосферу со скоростью сорок (!) километров в секунду, и, мгновенно распавшись, произвела Тунгусский взрыв.

Тут все нескладно. Во-первых, Тунгусское тело не сразу, «мгновенно» взорвалось, а пролетело в плотных слоях атмосферы многие сотни километров. Во-вторых, астрономам неизвестны тела с плотностью 0,01 г/см3. И наконец, в-третьих, мифическая «снежинка» с такой плотностью не смогла бы пролететь в воздухе сотни километров. Убедиться в этом совсем нетрудно. Свежевыпавший пушистый снег имеет плотность 0,13 г/см3. Возьмите комок такого снега и дуньте на него — комок мгновенно рассеется. А ведь гипотетическая «снежинка» должна быть в десять раз менее плотной, да и ураганный встречный поток воздуха ни в какое сравнение не идет с вашим дуновением. Это предположение никак не согласуется и с находкой киевских ученых — кристалликами алмазов.

Гипотеза о «снежинке» — еще один пример скороспелых умозрительных «гипотез», которые не желают считаться с фактами и потому остаются бесплодными.

Итак, Тунгусское тело приблизилось к месту своего взрыва по очень пологой траектории с наклоном не более 10 градусов. Взорвавшись в воздухе па высоте 5—7 километров, оно взрывной волной разметало радиально вековую тайгу на площади, равной площади Московской области. В радиальном вывале леса почти нет следов баллистической воздушной волны — той самой, которая образуется в воздухе при полете тела. А из этого факта следуют далеко идущие выводы.

Если бы при подлете к месту взрыва Тунгусское тело имело большую скорость (порядка 30—40 км/с), то при пологой траектории оно неизбежно произвело бы полосовой вывал леса, и такая полоса из поваленных деревьев виднелась бы на месте катастрофы. Но ее нет, а есть радиальный вывал, на который лишь слегка, чуть-чуть накладываются еле заметные, слабые следы баллистической волны. По этим трудноуловимым следам калининский исследователь А. В. Золотов подсчитал, что конечная скорость Тунгусского тела непосредственно перед взрывом не превышала 1—2 км/с. Но тогда при такой скорости кинетической энергии тела просто не хватит для взрыва мощностью 1024 эрг (порядка 40 МГТ), а именно таким и был Тунгусский взрыв.

Могут возразить: кинетическая энергия тела, как известно, зависит не только от его скорости, но и от его массы. Это верно. Но при плотности, характерной для известных небесных тел (примерно от 1 г/см3 до 8 г/см3) и «нужной» для взрыва массы, размеры Тунгусского тела получились бы столь огромными, что это противоречило бы наблюдавшимся фактам. Следовательно, остается сделать вывод, что Тунгусское тело взорвалось за счет своей внутренней энергии.

Что же взорвалось? Взрывы бывают разные. Например, механические. Под этим термином в астрономии понимают взрыв метеорита при его ударе о землю. При мгновенной остановке кинетическая энергия метеорита расходуется на разрушение кристаллической решетки твердого тела, в результате чего метеорит становится похожим на очень сильно сжатый газ. Такой газ мгновенно расширяется — а это и есть взрыв.

Подсчитано, что при скорости соударения в 4 км/с метеорит взрывается так же энергично, как равное ему по массе количество тринитротолуола. При увеличении скорости энергия взрыва быстро нарастает. Неудивительно, что после падения крупных метеоритов, затормозить которые атмосфера не в состоянии, на поверхности земли остаются воронки как от бомб — взрывные метеоритные кратеры.

В 1958 году окончательно выяснилось: Тунгусский метеорит на Землю не падал, механического взрыва не было.

Сходен с механическим и так называемый реологический взрыв. Он получается тогда, когда твердое тело со всех сторон подвергается весьма сильному сжатию. Оно разрушает кристаллическую решетку твердого тела, которое взрывается как и при механическом взрыве.

К сожалению, и это объяснение не годится. При полете в атмосфере тела испытывают давление со стороны воздуха лишь в лобовой своей части, а не со всех сторон. При таких условиях реологический взрыв невозможен.

Одно время была популярной идея «теплового взрыва». Предполагалось, что Тунгусский метеорит при трении о воздух так быстро прогрелся целиком, что его почти мгновенное испарение было равносильно «тепловому взрыву».

Пришлось, однако, оставить и такую гипотезу. Известно, что метеориты в полете прогреваются только снаружи на глубину в доли миллиметра. Внутренность же метеорита остается очень холодной — бывали случаи, когда упавший летом метеорит находили покрытым ледяной коркой. «Тепловых взрывов» не бывает ни у железных, ни у каменных метеоритов. Тем более они исключаются для ледяных ядер комет — их весьма малая теплопроводность общеизвестна.

Кстати заметить, перечисленные трудности и привели к созданию гипотезы о гигантской «снежинке» с плотностью 0,01 г/см3. Такое тело при влете в атмосферу действительно бы распалось и испарилось почти мгновенно. Но, увы, как уже говорилось, такой «снежинки» не было.

Итак, внешние причины не могли вызвать взрыв Тунгусского тела. Взорвалось «что-то» внутри его.

Кое-кто из исследователей стал поговаривать о химических взрывах. Но эти разговоры быстро прекратились. Ни в метеоритах, ни в ядрах комет нет веществ и условий, при которых могли бы возникнуть химические реакции с бурным энерговыделением. А во-вторых, доля лучистой энергии Тунгусского взрыва от общей его энергии была очень большой (до 30 процентов), что невозможно при химических взрывах (для них эта доля составляет миллионные части процента).

Остается как будто одна возможность — ядерный взрыв. Вернее говоря, его три разновидности — атомный, термоядерный или аннигиляционный.

Первый вариант («как атомная бомба») сразу отпадает. В естественных условиях образование двух кусков чистого урана-235 с докритической массой с объединением их в критическую при влете в атмосферу настолько маловероятное событие, что возможностью его можно сразу пренебречь. К тому же и общая энергия взрыва и его следы скорее говорят в пользу второго, «термоядерного» варианта. Разумеется, и он (как и урановая бомба) предполагает участие «разумного конструктора». Перечислим аргументы в пользу «термояда».

Каждый тип взрыва имеет свой «почерк». Особенно четко проявляется он в микробарограммах, регистрирующих бегущие в атмосфере взрывные воздушные волны. Даже неспециалист, сравнив микробарограммы Тунгусского и ядерных взрывов, заметит их сходство. Кстати сказать, микробарограммы химических взрывов совсем на них не похожи.

Когда произошел Тунгусский взрыв, на Иркутской магнитной обсерватории зафиксировали возмущение (то есть изменение) магнитного поля Земли — так называемый геомагнитный эффект. Много десятилетий спустя оказалось, что сходные геомагнитные эффекты порождают и высотные ядерные взрывы. Вряд ли такое совпадение можно считать случайным.

Геомагнитные эффекты проявляются потому, что при ядерных взрывах возникают «жесткие» ионизирующие излучения, меняющие проводимость ионосферы. При механических, тепловых и химических взрывах ничего подобного не наблюдается. Но самым убедительным аргументом в пользу «термояда» была бы, пожалуй, остаточная, радиоактивность и наличие соответствующих радиоизотопов в районе эпицентра.

Первые радиометрические измерения в районе Тунгусского взрыва были проведены еще два десятилетия назад. Постепенно выявилась следующая картина. В эпицентре есть в сравнении с фоном повышение суммарной радиоактивности (в 1,5— 2 раза), что случайным совпадением объяснить трудно.

Как показали исследования А. В. Золотова и В. Н. Мехедова, в годовых кольцах деревьев из эпицентра, относящихся к 1908 году, присутствует повышенное количество радиоактивных изотопов, в частности цезия-137, характерного для «термояда».

Известно, что при ядерных взрывах их продукты рассеиваются атмосферой и вместе с дождями выпадают в самых различных районах нашей планеты. Где бы ни произошел воздушный взрыв, спустя примерно год им будет заражена вся земная атмосфера. Неудивительно поэтому, что американские ученые У. Либби, К. Коуэн и другие в слоях 1908 года американских деревьев нашли повышенное содержание радиоактивного изотопа углерода С14 — далекие следы Тунгусского взрыва. Позже аналогичные результаты были получены академиком А. П. Виноградовым и другими советскими учеными.

Можно ли из сказанного сделать однозначный вывод, что Тунгусский взрыв был термоядерным? К сожалению, нет.

Некоторые радиоизотопы (скажем, углерод-14) образуются при всех типах ядерных взрывов. Дубненский физик В. Н. Мехедов полагал, что главным источником повышенной радиоактивности является радиоизотоп хлор-33. Если это так, то Тунгусский взрыв, возможно, был аннигиляционным. Подтверждением такого вывода явилось бы обнаружение радиоизотопов натрия-22, алюминия-38, кальция-41, никеля-59 и других. Их, однако, пока не нашли.

С другой стороны, стоит заметить, что и «аннигиляционная» гипотеза предполагает участие «разумного конструктора» — легко доказать, что любой естественный метеорит из антивещества, пролетая сквозь межпланетные облака газа и пыли, давно бы аннигилировал, испарился еще до встречи с Землей, Другое дело — топливо из «антивещества», хранящееся на борту космического корабля или зонда в какой-нибудь «магнитной бутылке».

Перебирая разные варианты механизма Тунгусского взрыва, мы пришли к выводу, что подходящими «кандидатами» могли бы быть только термоядерный или аннигиляционный взрывы. Уточню — «подходящими» из известных. А может быть, есть иные, неведомые современной науке, средства выделения энергии из вещества? Полностью отвергать такую возможность, пожалуй, не стоит хотя бы потому, что ряд черт Тунгусского взрыва остается уникальным или, как говорят, «ни на что не похожим».

Время от времени в печати появляются бодрые заявления о том, но Тунгусская проблема в основном решена (разумеется, в пользу «кометы») и что остается лишь уточнить детали. На самом же деле, по мере углубления исследований и вовлечения в них новых научных сил, открываются такие неожиданные загадки, существование которых трудно было и подозревать. Так было раньше, так продолжается и теперь.

Например, резко усилившийся после 1908 года прирост растительности в районе эпицентра взрыва пытались объяснить экологическими причинами (озолением почвы после пожара, «просветлением» тайги и т. п.). Ничего из этого не вышло. Сегодня уже общепризнано, что действует какой-то стимулятор роста, природа которого пока неизвестна. Между прочим, в других местах, где проводили высотные ядерные взрывы, ничего похожего не наблюдается.

Свечение неба после катастрофы сгоряча сначала посчитали самым убедительным доказательством «кометной гипотезы» (свечение — это солнечный свет, рассеиваемый частицами кометного хвоста). Однако факты и в этом случае говорят против «кометной» гипотезы. Хвосты комет имеют поверхностную яркость (а она не зависит от расстояния!), сравнимую с яркостью Млечного Пути, а потому вызвать необычные «белые ночи» они не могут. Частицы кометных хвостов (поперечник 0,1 микрона) оседали бы в атмосфере долгие годы — загадочное свечение прекратилось на третий день после Тунгусского взрыва. Это свечение, кстати сказать, наблюдалось и внутри конуса земной тени, а потому никак не могло быть пылью, освещенной солнцем. Кстати сказать, ни в Вановаре, ни в других районах, близких к эпицентру, никаких странных «белых ночей» вообще не было, хотя, казалось, именно здесь должна была «распылиться» самая плотная часть кометы — ее ядро и голова.

Справедливости ради отметим, что и для «ядерной гипотезы» загадочное свечение остается «крепким орешком». При высотных ядерных взрывах возникают искусственные «полярные сияния». Но они видны только в двух местах — в районе взрыва и в так называемой сопряженной геомагнитной точке, удаленной от места взрыва на многие тысячи километров. Для Тунгусского взрыва такой «сопряженной точкой» служит район вулкана Эребус в Антарктиде. Есть сведения, что там действительно видели необычное полярное сияние. Но почему тогда светилось ночное небо в Ташкенте, в Западной Европе (в частности, в Англии)? Снова перед нами нерешенная загадка.

Пример третий — термолюминесценция траппов. Некоторые изверженные породы, взятые из района эпицентра, при нагревании сильно светятся. Вызвано это, по-видимому, облучением жесткой радиацией во время Тунгусского взрыва. Многие важные детали явления остаются пока неясными.

Работами Г. Ф. Плеханова и его сотрудников уверенно выявлены мутационные изменения у сосен, растущих в районе эпицентра (повышенная частота треххвойных пучков). Оказалось также, что и некоторые муравьи из района взрыва выделяются рядом морфологических особенностей от таких же муравьев, обитающих вдалеке от района катастрофы. И те и другие мутации можно объяснить лишь воздействием жесткой ионизирующей радиации, причем для таких мутаций доза облучения должна была быть очень высокой — до 15 000 рентген!

При ядерных взрывах жесткое рентгеновское и другие излучения поглощаются слоем воздуха толщиной примерно 1 метр. Значит, дойти с высоты пяти-семи километров до земли и вызвать мутации, термолюминесценцию траппов они явно не могли. Отсюда можно сделать вывод, что Тунгусский взрыв, возможно, не был ядерным, а так как мы исчерпали все сегодняшние варианты объяснений, остается прийти к скромному выводу, что механизм Тунгусского взрыва нам неизвестен, и не исключено, что в этом случае проявили себя принципиально новые физические явления.

Как тут не вспомнить поговорку известного русского астрофизика А. А. Белопольского: «Если гипотеза подтверждается, это приятно, а если не подтверждается — это интересно».

А теперь — о фантастике. Взрывы первых атомных бомб над Хиросимой и Нагасаки возвестили о вступлении человечества в атомный век. Но только, по-видимому, у одного из участников войны, советского полковника Александра Петровича Казанцева первые атомные взрывы вызвали странную ассоциацию.

Было в них многое, напоминающее Тунгусский взрыв. Взметнувшееся ввысь ослепительное пламя, исполинское грибовидное облако, воздушная взрывная волна, сохранившая в эпицентре оголенные, но стоящие на корню деревья и вместе с тем разметавшая вокруг Тунгусскую тайгу — все это говорило о том, что взрыв Тунгусского тела произошел в воздухе, без удара о землю. Все получилось так, как если бы в 1908 году над Тунгусской тайгой взорвалась атомная бомба! Но естественным такой взрыв быть не мог — для этого требовалось слишком невероятное сочетание случайностей. Значит, взрыв был искусственным, и взорвался при неудачной попытке приземления чей-то корабль с чужой планеты.

Так родился «рассказ-гипотеза» фантаста Александра Казанцева «Взрыв», опубликованный журналом «Вокруг света» в первом номере за 1946 год.

Смелая, фантастическая идея оказалась на редкость плодотворной. Естественно, что поначалу она нашла немногих сторонников — среди последних был автор этих строк. В: месте с Александром Казанцевым в 1947 году в Московском планетарии мы поставили лекцию-инсценировку «Загадка Тунгусского метеорита». В пей в театрализованной форме пропагандировались идеи о гибели над Тунгусской тайгой космического корабля инопланетян.

Отсюда берут начало бесчисленные дискуссии вокруг Тунгусского дива, второй, послевоенный, период его изучения. Проблема, казалось, окончательно решенная, неожиданно обернулась волнующей, потрясающей традиционное мышление загадкой. Фантастика оказалась близкой к действительности.

В 1958 году экспедиция Комитета по метеоритам АН СССР под руководством К. П. Флоренского была вынуждена признать, что взрыв Тунгусского тела на самом деле произошел в воздухе. Это усложнило проблему необычайно. Последующие двадцать лет прошли в детальных исследованиях следов Тунгусского взрыва. Здесь основная заслуга принадлежит сибирским исследователям (проф. Н. В. Васильеву, Г. Ф. Плеханову, В. К. Журавлеву, Д. В. Демину, В. Т. Фасту и многим другим), ныне объединенным в Комиссии по метеоритам и космической пыли СО АН СССР, а также небольшой группе калининских геофизиков, возглавляемых кандидатом физико-математических наук А. В. Золотовым. Сторонники «кометной» гипотезы старались любой ценой спасти идею об ординарном, обычном характере Тунгусского взрыва, якобы порожденного столкновением с Землей одного из хорошо известных науке тел —ледяного ядра кометы. «Ядерники», напротив, находили во вновь обнаруженных фактах все большее и большее сходство Тунгусского и ядерных взрывов.

Сегодня уже можно подвести некоторые итоги. Кое-кому они, вероятно, покажутся неожиданными: ошиблись и те и другие! Тунгусское тело не было ядром кометы — об этом подробно говорилось выше. Но взрыв над Тунгусской тайгой, по всей видимости, не был и гибелью космического корабля с термоядерным горючим. Мне, «ядернику», более тридцати лет отстаивающему гипотезу писателя-фантаста Александра Казанцева, ныне это стало очевидным. Нет, это не измена смелой фантастической идее, столь, казалось, блестяще подтверждаемой фактами. Просто Природа (какой раз!) оказалась сложнее, чем мы о ней думаем. Тунгусский взрыв породили не ядро кометы и не взорвавшийся в термоядерной катастрофе космический корабль, а Нечто Третье.

За тридцать три года я много выступал и в печати и устно против «кометной» гипотезы. Теперь приходится обратить оружие критики в сторону «ядерной» гипотезы в ее привычной форме.

Три десятилетия в бурной жизни земной цивилизации — немалый срок. Под натиском открытий, совершенных космическими аппаратами, окончательно рухнула гипотеза о марсианах и их «каналах». Среди планет, даже самых близких и считавшихся земноподобными, не нашлось ни одной, на самом деле хоть мало-мальски похожей на Землю. Трудно побороть в себе нынешнюю уверенность, что в солнечной системе, кроме Земли, нет других обитаемых космических тел. Значит, нет никаких оснований ждать визитов инопланетян с Марса или с Венеры, как мы с А. П. Казанцевым полагали когда-то.

Если кто-нибудь и посетил нас в 1908 году, то «визитер» прилетел издалека — с какой-нибудь другой планетной системы. Нет, я вовсе не противник тех, кто защищает реальность межзвездных перелетов. Но только такие перелеты совершаются не на примитивных космических кораблях с термоядерными двигателями. Ни атомные, ни термоядерные, ни аннигиляционно-фотонные двигатели не могут считаться подходящими для таких путешествий — уж очень и во всех смыслах неприемлемы сроки. Вот почему сегодня я уверен, что если в 1908 году над Тунгусской тайгой взорвался инопланетный зонд (а это мне и сегодня кажется вероятным), то летел он не на «термояде» или «аннигиляционном» двигателе, а использовал что-то иное, куда более эффективное.

Не верю я сегодня и в катастрофу космического корабля, так как у высокоразвитых цивилизаций надежность технических устройств должна быть очень высокой. И уж если случился взрыв зонда, то скорее всего такой взрыв был экспериментальным, сделанным с какой-то непонятной нам целью.

Конечно, тут я дал волю фантазии. Но Тунгусское тело почти наверняка было космическим телом, а значит, «концы» Тунгусского дива надо искать в космосе.

Словечко «почти» — это дань осторожности, которой нас научил многолетний опыт изучения Тунгусского взрыва. О том, что и впредь нас могут поджидать самые нежданные открытия, говорит хотя бы следующий факт.

В 1978 году А. В. Золотов во время очередной летней экспедиции в Тунгусскую тайгу провел любопытные эксперименты с морским хронометром и кварцевыми часами. В эпицентре Тунгусского взрыва хронометр и кварцевые часы стали отставать на две секунды в сутки. По техническому паспорту суточное отклонение хода морского хронометра колеблется в пределах плюс-минус 26 сотых секунды. О стабильности хода кварцевых часов и говорить не приходится.

Отставание часов в эпицентре наблюдалось в течение десяти дней. При выходе из зоны Тунгусского взрыва нормальная работа измерителей времени полностью восстановилась. Подобные «хрональные эффекты» наблюдались и летом 1979 года.

По мнению А. В. Золотова виновником этих эффектов является особое остаточное биофизическое поле, наведенное взрывом 1908 года. В лабораторных условиях, как показал Золотов, именно это поле влияет на ход хронометра и кварцевых часов. Ни гравитационное, ни электромагнитное поля такими свойствами не обладают.

Но отсюда А. В. Золотов делает вывод, что в 1908 году в районе эпицентра действовал какой-то мощный генератор биополя, которое, насколько нам известно, присуще только живым организмам и может быть лишь усилено приборами.

Новое поле... Разве это открытие может быть втиснуто в тесные рамки «кометной», да и традиционной (назовем так) «ядерной» гипотезы?

На протяжении всей истории изучения Тунгусского дива исследователи старались отыскать вещественные его следы. Сначала искали крупные осколки, потом мелкие шарики, практически неотличимые от постоянно оседающих на Землю частиц космической пыли. Последнее время все чаще обращаются к тонким химическим анализам, надеясь найти в районе эпицентра какую-нибудь геохимическую аномалию.

Судя по работам Д. В. Демина и других ученых, такая аномалия есть. Но Повышенную концентрацию в эпицентре дают элементы, не вяжущиеся никак с «кометной» гипотезой (редкоземельные элементы цинк, бром, натрий, калий, железо, свинец, золото и другие). В какой мере эти элементы соответствуют идее об экспериментальном взрыве инопланетного зонда, покажет лишь будущее.

Можно ли считать конструктивной фантастическую гипотезу о внеземном зонде, неизвестно «на чем» прилетевшем и неизвестно почему взорвавшемся? Думаю, что можно. Такая гипотеза открывает двери для любых возможностей. И она объясняет странный «маневр» Тунгусского тела в земной атмосфере — явный, по-видимому, признак его искусственности.

Ныне начался третий период в изучении Тунгусского взрыва. Произошла переоценка ценностей, отброшены устаревшие идеи и гипотезы. Но нужна фантазия, которую В. И. Ленин называл «качеством величайшей ценности». Не всякая, а та, которая не противоречит твердо установленным фактам, пытается их объяснить.

(Сб-к «Фантастика-80», М., 1981, стр. 335-347)

Назад

природный камень Экскурсии Адлер 2017 читайте здесь онлайн чат без регистрации заказать роллы казань - детальная информация у нас на сайте отделка балкона