Ф. ЗИГЕЛЬ,

доцент Московского ордена Ленина авиационного института имени Серго Орджоникидзе


"ЛЕТАЮЩИЕ ТАРЕЛКИ"- МИФ ИЛИ РЕАЛЬНОСТЬ?

Есть широко распространенное заблуждение. Те, кто его разделяет, убеждены, что к настоящему моменту человеческой истории все основные законы природы, все главные ее тайны уже раскрыты. Дальнейший прогресс науки будет выражаться лишь в уточнении уже известного, в детализации приобретенных знаний. Никакой коренной ломки наших представлений о мире, никакой радикальной переоценки ценностей, якобы, не предвидится.

Эти ложные идеи опровергаются прежде всего историческим опытом. Во все времена человеческое сознание было склонно считать познание мира в основном завершенным. Разве философия Аристотеля не казалась на протяжении многих столетий величайшим и окончательным результатом научного прогресса? Разве Ньютону и его ближайшим последователям не представлялась небесная механика отличным средством для объяснения всех загадок Космоса?

Подобных примеров сколько угодно. И хотя всякий раз, когда природа подносила человечеству неожиданные сюрпризы и кумиров приходилось низводить с пьедестала, исторический опыт в этом вопросе мало чему нас научил. И сегодня мы готовы думать, что в основном все уже известно, а если практика сталкивает нас с явлениями, совершенно необычными, не укладывающимися в наши сегодняшние представления о мире, то мы скорее усомнимся в реальности нашего опыта, чем в правомерности сложившихся традиций.

Мир, окружающий нас, неисчерпаем во всех отношениях. Это означает, что никогда, ни в какой момент истории науки мы не будем близки к окончательной разгадке бытия. Нерешенных проблем всегда будет больше, чем решенных. И, что очень важно, стремительно возрастающие темпы научного прогресса неизбежно приводят к тому, что "плотность открытия", то есть количество открытий, приходящихся на один и тот же отрезок времени, неуклонно и очень быстро растет. Через какие-нибудь 10-15 лет объем знаний должен удвоиться. Это значит, что за ближайшие 10-15 лет будет сделано столько же открытий (в том числе и радикальных, сенсационных), кяк за всю предшествующую историю человечества.

Будем же восприимчивы к этому новому, каким бы необычайным оно нам поначалу ни казалось. Мир еще полон тайн.

Это общее вступление необходимо для правильной оценки одной из величайших загадок наших дней - загадки "летающих тарелок", именуемых иначе "неопознанными летающими объектами" (НЛО).

Для того, чтобы читатель получил конкретное представление об этих таинственных предметах, мы приведем несколько примеров разнообразных наблюдений НЛО. Речь пойдет только о таких фактах, которые не вызывают сомнений в своей достоверности, хотя, конечно, допускают различные истолкования.

За 1966 год только в США было зарегистрировано 1060 наблюдений НЛО. Вот одно из них:

25 августа 1966 года офицер ВВС, служивший в команде ракетчиков в Северной Дакоте, внезапно заметил, что его радиопередатчик прекратил работу из-за каких-то помех. В это время он находился в бетонной камере на глубине шестидесяти футов под землей. Когда он попытался выяснить, что случилось, другой офицер, находящийся на поверхности Земли, сообщил, что он видит высоко в небе НЛО. Внешне этот объект напоминал нечто вроде опрокинутой ярко-красной тарелки, причем видно было, как НЛО поднимался и опускался. Одновременно с этими визуальными наблюдениями радарная команда на Земле засекла НЛО на высоте сто тысяч футов. Когда НЛО поднялся достаточно высоко, радиопомехи прекратились.

А вот пример ночного наблюдения, сделанного 5 августа 1953 года в США. Работники трансляционной сети из Блек Хаука (Южная Дакота) сообщили, что видели несколько странных объектов в небе. Эти объекты зафиксировал и радар. Когда к одному из объектов был послан истребитель, его пилот сообщил, что НЛО выглядит более ярким, чем ярчайшие из звезд. После того, как пилот погнался за НЛО, свет сразу исчез.

Не следует думать, что НЛО наблюдались только в США. Эти загадочные объекты наблюдаются в десятках стран, практически повсеместно. Особенно много наблюдений сделано в Англии, Франции, Японии, Австралии, Новой Зеландии. В 1965 году НЛО наблюдались даже в Антарктике, с научных станций Чили и Аргентины, с аэродрома Канберры (Австралия), из Португалии и с Азорских островов.

29 марта 1966 года Польское Агентство Печати распространило сообщение о том, что за два дня до этого около ста жителей местечка Сарня (Канада) заметили вечером НЛО, от которого исходили лучи разного цвета. Явление наблюдалось примерно час, после чего объект поднялся вверх и исчез. В тот же день аналогичные наблюдения были получены из Детройта (США).

А вот и совсем свежее сообщение, опубликованное 9 февраля 1967 года югославской газетой "Политика":

"Мексиканские газеты публикуют заявление шефа полиции и еще нескольких человек из Энсенадо, утверждающих, что вчера над этим городом они видели девять НЛО. Они имели овальную форму и излучали свет разной окраски. Их видели несколько минут, затем они с большой скоростью улетели к востоку, чтобы через час вернуться обратно".

Наблюдались ли НЛО в нашей стране? Да, наблюдались. Но, к сожалению, из-за предвзятого отношения к проблеме, из-за распространенного заблуждения, что все случаи НЛО можно объяснить оптическими явлениями в атмосфере, сбором наблюдений НЛО и тем более их изучением у нас никто не занимался, И все же приведем примеры наблюдений НЛО в СССР.

Доцент В. К. Зайцев (Минск) сообщил следующее:

"12 июля 1964 года я летел самолетом Ту-104А, совершавшим рейс 094 из Ленинграда в Москву. Полет проходил на высоте 8000 метров со скоростью более 800 км/час. Я в качестве пассажира занимал место по левому борту возле иллюминатора, сидя лицом по ходу самолета и глядя вниз на облака. Было жарко, светило солнце, большинство занавесок было задернуто, пассажиры дремали.

Примерно в 17 час 25 мин. на полпути маршрута откуда-то из-под днища фюзеляжа на огромной скорости вырвался гигантский самолет, уходивший под прямым углом к линии полета нашего воздушного корабля. Мне показалось, что это какой-то огромный бомбардировщик неизвестной мне конструкции удалялся так, что я его видел точно в "хвост". В этот момент я успел подумать: как неудачно прокладываются воздушные линии, ведь могло быть столкновение.

Возможно, я так бы и остался в твердой уверенности, что видел странный бомбардировщик, если бы летающий объект примерно в трех километрах от самолета, несколько отстав от него, не изменил резко (примерно на 90°) курс своего полета и не стал перемещаться параллельно курсу нашего лайнера, обогнав его и превзойдя его в скорости.

Когда объект поворачивал, он, видимо, притормозил и наклонился, так что я отчетливо увидел, что это диск, а вовсе не крылатый бомбардировщик. Четко выделялась подчеркнутая тенью выпуклость в верхней части объекта. Пролетев немного, объект нырнул в белую облачную гору. Диаметр его значительно превосходил длину самолета Ту-104А. Цвет его серо-серебристый, похожий на цвет алюминия, выделяющийся на фоне белых облаков".

24 сентября 1965 года в Новом Афоне (Абхазия) лектор Московского планетария астроном-геодезист Л. С. Цеханович наблюдала полет необычного летательного аппарата:

"Вечером я купалась в море, погода была изумительная, воздух чист и прозрачен. Прошло минут двадцать после захода солнца. Я плыла к берегу и находилась от него метрах в ста. Тут мое внимание привлекла черная точка, вдруг появившаяся высоко в небе на западе. Через несколько секунд уже можно было видеть продолговатое тело предмета. Естественно, возникла мысль, что это самолет. Но тут я обратила внимание, что нет никакого звука и нет крыльев.

Предмет, который казался почти черным, летел над морем параллельно берегу с запада на восток. Не долетая до меня метров 300-400 и опустившись к морю метров на сто, предмет резко, под углом 90° свернул в сторону берега и полетел на север, набирая высоту. В это время он начал разворачиваться вдоль продольной оси. В середине блеснула полоска света, стала видна дискообразная форма объекта.

Поворот продолжался, свет усиливался, и через несколько секунд вид предмета в плане был следующим. Форма - круг. В центре светящийся желтоватым светом "иллюминатор", поперечник которого составлял половину поперечника всего диска. Предмет продолжал полет с набором высоты уже над берегом, видимые размеры его все время уменьшались, наконец он превратился в точку и исчез. Все явление от начала до конца наблюдалось около минуты, может быть, немного больше".

Летом 1966 года профессор В. К. Саульев (Москва) с женой ночью вблизи города Алексина наблюдали полет по небу загадочного светящегося пульсирующим красным светом объекта. Во время войны В. К. Саульев служил в авиации, и, по его словам, этот объект не мог быть ни самолетом, ни спутником.

Имеется сообщение и о групповых наблюдениях НЛО. например, группой геологов во главе с кандидатом геолого-минер. наук Н. Н. Сочевановым. Журнал "Знання та праця" N 1 за 1967 г. опубликовал многочисленные наблюдения НЛО над Украиной.

Вблизи Москвы радары Центральной аэрологической обсерватории уже ряд лет фиксируют загадочные летающие объекты, природа которых до сих пор не установлена.

Mы ограничимся этими примерами, так как рассказать о многих тысячах наблюдений НЛО, собранных за последние годы, в короткой статье невозможно. Интересные факты описаны в книге Д. Мензела "О летающиx тарелках", издание Иностранной литературы, 1962 г., к которой мы и отсылаем читателей.

Как можно реагировать на все эти сообщения? Возможно ли для них какое-либо разумное объяснение?

В настоящее время распространено мнение, что Д. Мензелу удалось объяснить все наблюдения НЛО средствами атмосферной оптики. Иначе говоря, принято считать, что НЛО - явление, обладающие не большей реальностью, чем мираж, радуга или галосы вокруг Солнца.

К сожалению, проблема на самом деле не так проста и всякий, кто внимательно прочтет книгу Д. Мензела и попробует разобраться в его объяснениях НЛО, испытает чувство неудовлетворенности.

Описываются в подробностях интереснейшие, загадочные факты, достоверность которых не отрицает и автор. А затем, вместо конкретного объяснения с позиции атмосферной оптики, Мензел ограничивается или общими ничего не объясняющими рассуждениями, или выражением личного мнения - "я полагаю, что летчики видели мираж" (стр. 23), "возможно, моя автомашина поколебала слой тумана, в котором и отразилась столь причудливо Луна" ("стр. 50) и т. п. На стр. 13 Мензел зачем-то трижды упорно подчеркивает, что он не верит в инопланетное происхождение НЛО или в то, что это летательные аппараты земного происхождения. Но ведь от ученого ждут но исповедания по веры, а доказательств его точки зрения.

Доказательств же, конкретного объяснения фактов в книге Мензела нет. В лучшем случае есть разговоры об опытах, подтверждающих "вообще" возможность оптических иллюзий - но в этом ведь никто и не сомневается.

Иногда и сам Мензел признает свое бессилие: "что именно видел Арнольд - остается тайной и но сей день" (стр. 17), "мы не можем объяснить каждую деталь этого явления" (стр. 30) и т. п. Гибель капитана Мантела, пытавшегося в 1948 году атаковать НЛО, Мензел объясняет тем, что этот опытный летчик ни с того ни с сего вдруг погнался... за Солнцем, с намерением его сбить (?!) (стр. 221).

К сожалению Д. Мензел убежден, что "в природе все очень просто" (стр. 15). Этот явно ошибочный тезис и привел его к поверхностному рассмотрению проблемы. Нет, загадка НЛО, по-видимому, не может быть объяснена средствами атмосферной оптики. Природа этих явлений гораздо сложнее.

В конце 1966 года в США под председательством известного американского физика Э. Кондона был создан специальный комитет по научному изучению НЛО. К этим исследованиям привлечены крупные ученые-астрономы, физики, математики, психологи. Развертываются научные исследования НЛО в Англии, Франции, Японии и других странах.

Для того, чтобы читатель получил достаточно полное представление о современном состоянии вопроса и перспективах дальнейших исследований, мы предоставим слово трем видным американским ученым, ряд лет занимавшихся проблемой НЛО. Вот что рассказывает известный американский астрофизик, директор Дирнборнской обсерватории профессор Дж. Аллен Хайнек: "Если кто-нибудь сочтет НЛО чисто американским феноменом, то я укажу, что современная волна НЛО началась в Швеции в 1946 г. и что на американской сцене они появились только к середине 1947 г. С тех пор их видят все время, но отнюдь не в непрерывном потоке. За последние два года получено больше сообщений об НЛО, чем за первые пять. С 1958 г. по 1962 г. в них было затишье; некоторые из нас считали, что эра НЛО наконец проходит и вскоре исчезнет, как глупая всеобщая фантазия. Но потом НЛО вернулись с еще большей силой; 1965-1966 годы были рекордными.

Волны НЛО наблюдались и в других странах: во Франции в 1954 г., в Аргентине в 1963 г. (и в другие годы), и едва ли какая-нибудь страна осталась незатронутой ими. Англия является в этом отношении одной из "передовых" стран не только по количеству наблюдений на единицу площади, но и по общему вниманию к этой теме: здесь уже 13-й год выходит старейший из журналов. Для тех, кто не знаком с феноменом НЛО, приведу список стран, из которых поступают хорошо документированные сообщения: Австрия, Австралия, Аргентина, Азорские острова, Бельгия, Бразилия, Канада, Чехословакия, Франция, Германия, Англия, Голландия, Индия, Италия, Япония, Ливан, Корея, Норвегия, Новая Гвинея, Новая Зеландия, Северная Африка, Польша, Южная Африка, Швеция, Швейцария, Венесуэла и Югославия. Типы сообщений не зависят от географического происхождения; этот факт может оказаться очень важным. И, кстати, гамма наблюдателей тоже не зависит от страны. В странах с высокой грамотностью и высоким уровнем жизни мы найдем большее количество сообщений, исходящих от вполне грамотных, образованных людей.

Я изучил сотни сообщений, которых нельзя считать ошибками или мистификациями, и невольно пришел к выводу, что несмотря на отсутствие физических "улик", слово "фикция" нужно вычеркнуть из заглавия статей об НЛО, если мы не хотим навесить ярлык обманщиков и обманутых на очень многих, вполне надежных людей свыше, чем из 20 стран; я считаю, что научное братство стоит перед проблемой, которая может по своему значению не уступит проблеме Коперника.

Я сказал "невольно", ибо, какой бы поразительно интересной ни была эта проблема, но на всем протяжении моего многолетнего сотрудничества с ВВС США в качестве научного консультанта, я принимал ту рабочую гипотезу (оказавшуюся, кстати, очень продуктивной), что в основе каждого добросовестного сообщения о неизвестном летающем объекте - НЛО - лежит неузнавание какого-нибудь естественного объекта или явления, - "обычное" увидено в "необычных" обстоятельствах. Говоря теперь от себя лично, как ученый, а не как научный консультант ВВС США, я не могу больше прилагать эту рабочую гипотезу ко всем случаям, какой бы эффективной она ни была для большинства их. Есть поразительные примеры, заслуживающие глубокого, прилежного и строго научного исследования. Если при этом будет доказана справедливость исходной рабочей гипотезы, то - тем лучше. Тогда она получит прочное обоснование, которого сейчас у нее нет. Если же выявится что-нибудь, имеющее высокую ценность для науки,- а я лично полагаю, что это весьма возможно, - то это, разумеется, будет еще лучше. В том и другом случае будет сделано то, чего требует наука.

Я говорю "невольно" и по другой причине: я хороню сознаю, что мое заключение может сыграть роль "затравки" в мобилизации мирового легковерия, что оно может послужить подтверждением и ободрением для тех элементов "на грани безумия", которые давно уже вцепились в эту тему мертвой хваткой. Но я преступил бы свой долг ученого, если бы, как специалист, давно занимающийся феноменом НЛО, не привлек внимания своих коллег к его реальности и возможной важности.

Мы говорим о феномене НЛО в целом, а не об отдельных наблюдениях. Им нет числа, их можно найти в литературе, и рассмотрение отдельных случаев завело бы нас слишком далеко в сторону. Но здесь уместно будет дать новое определение термину "феномен НЛО". Его можно определить, как совокупность сообщений об огнях, объектах, "кораблях" и человекоподобных существах, иногда связываемых с такими "кораблями", причем все это наблюдалось в воздухе, на земле или в непосредственной близости к ней, а все эти сообщения не поддаются объяснению вроде неузнавания известных предметов или явлений. Вся соль проблемы заключается именно в термине "не поддаются". По определению, в феномен НЛО не входит неузнавание самолетов, воздушных шаров, птиц, миражей, метеоритов, планет, звезд и т. д. Какой интерес может представлять сообщение, что такое-то количество людей не смогло узнать метеорит или планету Венеру?

Центр научного интереса лежит в "подлинном неизвестном". Можно заметить, конечно, что если бы каждый "неизвестный" случай исследовать до конца, то он стал бы ИЛО - известным летающим объектом, а не остался бы НЛО. Именно такова была моя рабочая гипотеза, и сейчас она рассматривается всерьез. Она никогда не была опровергнута, так как фактически ни один случай НЛО не был расследован до конца. Лишь недавно ВВС США приняло неоднократно делавшиеся предложения считать "неизвестные объекты" научной проблемой. В настоящее время вся проблема передана - и по праву - группам ученых. Университетские группы, состоящие из психологов и физиков, будут расследовать многие из недавних случаев до конца.

Так как основой для нашего научного исследования являются сообщения, а не показания лабораторных приборов, то очевидно, что авторы сообщений чрезвычайно важны. Здесь, как говорили римляне, свидетельство отдельного лица - это не свидетельство. Поэтому нет надобности заниматься сообщениями отдельных лиц, разве только для статистических целей. Сообщения являются, в некотором смысле, "показаниями приборов", и пока мы не сможем калибровать наши приборы, у нас нет возможности двигаться дальше. Один прибор или один наблюдатель могут казаться вполне надежными, но "нулевая точка" у них неизвестна. Поэтому мы будем заниматься только теми сообщениями, которые сделаны не менее, чем тремя лицами, по возможности независимо друг от друга и с различных точек наблюдения, и которые содержат достаточное количество информации, чтобы ее можно было обрабатывать. Затем на основе сообщения, репутации и технической компетенции каждого из свидетелей нужно определить "фактор достоверности" каждого из свидетелей, нужно определить "фактор достоверности" каждого бита информации, содержащегося в сообщении. Нельзя ставить тележку перед лошадью и говорить о недостоверности на основании того, какой необычной или странной кажется информация в свете современных научных познаний. Именно на таком основании когда-то метеориты были объявлены запретными и не получали в астрономии своего законного места (как могут камни падать с неба?). И какие шансы были бы у теории относительности, у рентгеновских лучей или даже у биологической эволюции, если бы о них с самого начала судили по необычности их характера?

Если обработать все сообщения о НЛО по этому методу, то получится внушительное количество косвенных доказательств, которые нельзя игнорировать. Это и есть феномен НЛО; он существует, и его нужно исследовать.

Феномен НЛО существует. Чтобы объяснить его существование, выдвинуто четыре основные гипотезы:

1) НЛО - это чистый вздор; 2) НЛО - это какие-то машины, тайно спроектированные различными правительствами; 3) НЛО - это аппараты космического происхождения, управляемые разумными существами; 4) НЛО - это какое-то новое земное явление. Сведем в таблицу "за" и "против" каждой гипотезы. (см.)

Держаться гипотезы о вздоре - это, по-моему, значит постулировать какое-то глобальное заболевание, искажающее восприятия у людей, в остальном вполне здоровых и надежных. Если это так, то мы приходим к категории IV - новое явление природы. Можно считать, что доказывать вздорность НЛО должны сами сторонники гипотезы о вздоре. Это потребует от них какой-то "домашней работы", ведущей только в тупик. И при этом надо будет только честно спросить их: "А откуда вы знаете, что это вздор?"

С теорией о тайных аппаратах разделаться легко. Тайные аппараты обычно испытываются в очень ограниченных географических районах. Зачем же США испытывать такие аппараты в 20 странах? Точно так же старания по предотвращению утечки информации на протяжении десятков лет - это Геркулесов подвиг.

С гипотезой о космических посещениях нужно считаться всерьез. Это, конечно, "научная фантастика", но она не лишена внутренней логики, если принять исходный постулат (он только один - существование поблизости от солнечной системы высокоразвитой цивилизации, так как отсюда следует, что такая цивилизация полностью контролирует свою биологическую эволюцию и могла выработать специальную долгоживущую "породу" космонавтов).

Гипотезой, которая мне кажется наиболее вероятной (не скажу, что наиболее приятной), является последняя, - та, в которой говорится, что мы имеем дело с еще неизвестным явлением земной природы. Мы должны вспомнить, что живем только в двадцатом столетии. Насколько дело касается Солнца, то прогноз погоды для человечества на несколько ближайших миллиардов лет говорит о ясной и теплой погоде. Сотня лет - ничто в таких масштабах времени, но в 1866 году выражения "ядерная энергия", "телеметрия" и "машинный язык" не имели бы никакою смысла. Что припас для нас 2066 год? Помня обо всем этом, мы не должны страдать недостатком гипотез, обращаясь к проблеме НЛО.

Феномен НЛО - это, разумеется, вызов, бросаемый науке".

Известный американский астробиолог профессор Ф. Сольсбери по поводу инопланетного происхождения НЛО высказывается так:

"Можем ли мы оценить гипотезу космических кораблей в строго научной манере? Как ее опровергнуть? Логически можно мыслить один из двух подходов: либо мы должны показать в каждом отдельном случае, что летающий объект не был внеземным космическим кораблем или мы должны доказать, что посещения нас внеземными существами абсолютно невозможны. Очевидно, мы не можем показать в каждом случае, что рассматриваемый НЛО не внеземной космический корабль. Данные могут быть недостаточными, а событие не может быть повторено. Больше того, в некоторых случаях, хотя имеются очень детальные наблюдения, но все же нельзя уверенно утверждать, что НЛО не был внеземной машиной.

Тем не менее такой подход был использован профессором Дональдом Мензелом, директором Гарвардской обсерватории. Мензел применил статистический подход. Он считал, что поскольку во многих наблюдениях можно уверенно исключить внеземные космические корабли, то они, эти корабли, не могут быть даже в тех случаях, когда данные окажутся подходящими. Это пример индуктивной формы рассуждения, вообще говоря, используемой в науке. Однако, для многих из нас такой подход кажется неправильным, поскольку есть факты, уверенно говорящие об обратном. Тогда на чисто формальных основаниях мы не можем согласиться с подходом Мензела.

Неразумно также утверждать, что прилеты на Землю инопланетян абсолютно невозможны. Хотя мы и много знаем о Вселенной, но все же наши знания недостаточны, чтобы сделать такое категорическое отрицательное заявление. Тем не менее некоторые из аргументов противников инопланетного происхождения НЛО заслуживают нашего внимания.

Первый аргумент: НЛО противоречат законам природы или, точнее, противоречат нашему опыту. Предполагается при этом, что НЛО не могут прилетать с планет нашей солнечной системы, так как только на Земле есть разумные формы жизни и, что вследствие колоссальных расстояний между звездами, НЛО не могут быть гостями и из каких-то других планетных систем.

Конечно, мы не имеем исчерпывающих или даже достаточно убедительных доказательств, что Марс имеет на своей поверхности разумную цивилизацию. Но все же есть много наблюдений, которые, по-видимому, согласуются с таким предположением. Сеть линий, называемых нами каналами, все еще бросает вызов "естественным" объяснениям, хотя такие объяснения могут стать очевидными, когда мы получим больше данных о Марсе. Спутники Марса с их почти совершенно круговыми, экваториальными орбитами и малыми размерами имеют явное сходство с искусственными спутниками. Яркие вспышки, время от времени видимые на поверхности Марса, слишком коротки по продолжительности и слишком голубовато-белы для вулканических извержений, а с другой стороны слишком продолжительны, чтобы быть взрывами при ударах метеоритов.

Имеется интересное соотношение за 1948-1957 годы между количеством наблюдений НЛО и расстоянием до планеты Марс (чем ближе Марс к Земле, тем больше наблюдений НЛО). По статистическим расчетам случайные совпадения такого рода возможны один раз на тысячу. Как Венера, так и Юпитер видны на небе продолжительнее, чем Марс (обе планеты часто неправильно принимались за НЛО), но для них такой связи нет.

Допустим, что разумная жизнь на Марсе отсутствует и что НЛО должны пересекать межзвездные пространства. Можем ли мы утверждать с уверенностью, что это невозможно? Конечно, нет. Ведь мы сами успешно ищем решение проблемы межзвездных перелетов.

Может быть, наиболее убедительный аргумент "невозможности" НЛО содержится в описаниях физической активности некоторых из них. В ряде хороших, доброкачественных наблюдений НЛО имели громадные ускорения, делали повороты под прямым углом при скоростях в сотни и тысячи миль в час. Хотя они двигались в атмосфере со скоростями, намного превосходящими звуковые, не было слышно звуковых ударов, часто НЛО были полностью беззвучны. Скептик скажет: "Предположим, что нам много еще осталось узнать о Вселенной, но мы, конечно, не должны ожидать, что основные законы природы будут отвергнуты. Мы можем их уточнить, как это сделал Эйнштейн, но инерция есть инерция и поворот под прямым углом при скорости в несколько тысяч миль в час просто физически невозможен".

Это, может быть, наиболее убедительный аргумент против гипотезы космических кораблей, но здесь есть два контраргумента. Во-первых, инерция - это гравитационное взаимодействие между одним объектом и всеми другими объектами Вселенной. Если это гравитационное взаимодействие каким-нибудь образом изолировать (например, окружив космический корабль антигравитационным щитом) - тогда прямоугольный поворот на большой скорости вполне выполним. Может быть, антигравитационное поле сведет также к нулю проблему звукового барьера? Во-первых, не нужно забывать, что не все НЛО выполняют "невозможные" виражи. Тема достаточно интересна, даже если удастся доказать, что только один НЛО является космическим кораблем с Марса!

Другой аргумент против космических кораблей заключается в отсутствии формальных контактов с их "пилотами". Но следует ли ожидать, что инопланетяне захотят установить контакты с другими разумными существами, в частности, с нами? Почему тогда "летающая тарелка" не приземлится, скажем, на здании Организации Объединенных Наций, чтобы установить с землянами формальные дипломатические отношения?

Этот аргумент предполагает, что психология инопланетян похожа на нашу. Но так ли это? Можем ли мы понять разум и мотивы поведения инопланетян? Индуктивно распространять наши современные социологические и иные понятия на другие разумные миры, это значит совершать логический промах. С другой стороны, можно представить некоторые мотивы, по которым инопланетяне не хотят с нами контактировать. Может быть, они "насадили" нас здесь, как колонию, много тысячелетий назад и теперь заботливо наблюдают за нашим эволюционным развитием? Может быть, они ожидают, когда мы избавимся от наших войн и национальных проблем? А может быть, они не интересуются нами, как существами, достойными, контакта, а просто предпочитают наблюдать за нами, как за особым биологическим видом? Ведь можно заботливо этимологически изучать медовых пчел, не вступая с ними в "дипломатические" отношения.

Аборигены Центральной Австралии, живущие до сих пор на уровне каменного века, не развились дальше луков и стрел. Они не имеют контактов со всей остальной земной цивилизацией. Что случится, когда реактивный самолет пролетит над ними и они увидят его? Они расскажут об огромной, сияющей птице, которая не машет крыльями, не имеет ног, издает душераздирающий шум и даже выпускает дым из-под хвоста. И, конечно, их друзья подумают, что они сошли с ума. Или, если феномен станет обыденным и будет принят за реальность, им будет трудно понять природу нашей цивилизации. "Почему, - могут спросить они, - эти разумные существа, управляющие такими мощными птицами, не сядут на землю и не начнут торговать с нами костяными наконечниками для стрел?" Фактически многие из современных дикарей, даже те, которые вошли в контакты с цивилизованными людьми, до сих пор еще воспринимают самолет в религиозном обрамлении.

Мы не можем отказаться от гипотезы космических кораблей, хотя некоторые аргументы против нее достаточно вески. Мы должны из уважения к науке рассмотреть ее подробно, разобрав по существу доказательства, которые могут быть использованы в пользу этой гипотезы".

В заключение предоставим слово автору трех солидных монографий по НЛО, математику и астроному профессору Жаку Валле:

"Когда ученые говорят, что проблему HЛО нельзя считать научной, так как еще нет материальных доказательств, то мне хочется ответить им так: все, что произойдет, когда материальные доказательства найдутся, будет чем угодно, кроме науки. Если когда-либо было подходящее время для исследований, то это - сейчас. Решения, которые мы примем, когда у нас, наконец, окажутся физические доказательства, будут зависеть от уровня нашего знания и понимания феномена, и нам пора осознать этот уровень. Позволяя насмешке хоронить проблему и отнимать у нас возможность получения более точных и надежных сведений от очевидцев, мы поступаем нe как ученые.

Особое внимание нужно уделить обработке уже имеющихся данных, а не "физическим доказательствам". Если "объекты" - это аппараты, созданные более высокой технической цивилизацией, то их "операторы" наверняка овладели космонавтикой уже очень давно, и обследование нашей планеты было, по всей вероятности, запланировано только после решения всех проблем строжайшей надежности; именно так мы планируем наши собственные космические исследования. Не очень реалистично будет с нашей стороны ожидать, чтобы "летающее блюдце" вдруг взорвалось на глазах у нас.

Перед лицом столь важной проблемы было бы очень опасно принимать слишком много предосторожностей и отказываться приступать к исследованиям, пока у нас нет материальных образцов. Так как возможность инопланетного происхождения НЛО считается слишком "волнующей", чтобы допускать ее в научную дискуссию, то кто-то должен пробить этот барьер и сказать на простом языке то, чего нельзя сказать на научном жаргоне. Вот для нас новый случай призадуматься над тем, правы ли логики, и не суживают ли они область нашей ответственности, требуя, чтобы мы считались с одними только фактами, чтобы мы отказались от эмоций, чтобы мы рассматривали все в микроскоп и мыслили только машинными мозгами.

Как специалист по обработке опытных данных, я придерживаюсь совершенно противоположного мнения. Логическую, лишенную эмоций часть моей работы проведут превосходно, лучше меня самого, счетные машины, заведомо лишенные воображения. Я же считаю себя в полном праве задавать вопросы и толковать ответы, пользуясь тою частью своего мозга, которая отличает меня от машин: воображением и эмоциональным разумом.

Когда ученые сталкиваются с чем-либо совершенно неожиданным, то их нормальная реакция состоит в том, чтобы назвать неизвестное, а не в том, чтобы изучать его. Чудовищный зверь всегда выглядит менее ужасным, когда у него есть имя, - лучше всего латинское. От имени ученый может перейти и к выводам, - все время стараясь держаться от чудовища подальше, - а потом будет искать в явлении какие-либо стороны, согласующиеся с его априорной моделью. Конечно, таким путем он вполне может доказать свою теорию, и доказательства будут, в общем, казаться вполне разумными и объективными: в любом новом явлении всегда найдутся стороны, которые, будучи отделены от всего чудовищного целого, покажутся "похожими" на уже известные и классифицированные эффекты.

Это очень хорошо видно на примере метеоритов и "летающих блюдец"; конечно, нам не хотелось сталкиваться с этими объектами, и никогда никакому фермеру не хотелось, чтобы камень с небес пробивал крышу его сарая. Но, как бы то ни было, феномен налицо, и дыра в крыше сарая тоже. Если причина этого явления естественная, то наука, расширяясь, охватит когда-нибудь и ее; если сейчас я уроню карандаш и посмотрю, как он падает, то я произведу опыт, подробно описанный, хотя и недостаточно понятый наукой; но я уверен, что когда-нибудь ученые подчинят себе и этот удивительный эффект. С другой стороны, когда мы сталкиваемся с тем, что можно считать проявлением разумной деятельности, то проблема сильно усложняется. Так как мы сами - разумные животные, мы чувствуем себя обязанными понять ее. Поэтому нам хочется истолковать ее субъективно; и связанный с этим риск гораздо больше, чем в случае естественных событий.

Так как понятия, которые позволили бы нам охватить феномен в целом, еще не выработались или же они могут лежать за пределами мыслительных возможностей нашего мозга в его теперешнем состоянии, то мы стремимся исходить из вероятных готовых решений и идти от них вспять; но это ужe не наука.

Таким образом, наша проблема ясна: мы должны проанализировать уже собранные доказательства, не утверждая и не исключая заранее ни одного из возможных выводов. А этого-то как раз и не проделывал никто из предыдущих исследователей.

Очень редко можно встретить астронома, восторженно относящегося к возможности жизни и разума во Вселенной. По-видимому, у них есть практические причины опасаться открытий в этой области, но есть, кроме того, и психологический барьер, мешающий им принимать идею об инопланетной жизни. Они не могут заменить в своем воображении огромное космическое кладбище планет, описываемое в их книгах, миром, полным жизни и разума. В этой связи я люблю вспоминать замечательную фразу Королевского Астронома (высшая астрономическая должность в Англии): "Космические полеты - это совершенный абсурд". Сказано это было, кстати, в 1957 г., незадолго до октября.

Некоторые астрономы, однако, поняли проблему НЛО и изучали ее серьезно, даже если н не посылали своих сообщений в "Астрофизический журнал". Эти исследователи тщательно исследовали множество сообщении о НЛО и анализировали их согласно привычной для них методике. МЫ ВОССТАЕМ ПРОТИВ ОДНОГО МЕТОДА АНАЛИЗА, - ПРОТИВ СИСТЕМЫ, КОТОРАЯ ИСКАЖАЕТ КАРТИНУ НЕИЗВЕСТНОГО ФЕНОМЕНА, ПОКА ОНА НЕ СТАНЕТ СООТВЕТСТВОВАТЬ ОБЫЧНЫМ СТАНДАРТАМ. Этот процесс - нормальная схема истолкования, принятая в научных исследованиях. Но проявления инопланетного разума, если они есть, проскользнут в анализе такого рода незамеченными, так как в них всегда найдутся аспекты, укладывающиеся в обычную классификацию и потому позволяющие скептикам заявлять, что наблюдаемый феномен можно объяснить сочетанием обычных эффектов, наблюдавшихся в необычных обстоятельствах.

Если рассматривать только отдельные факты, то этот подход, примером которого служит книга Д. Мензела "О летающих тарелках", довольно правилен. Но он перестает быть достаточным в случаях, когда исследования должны привести к рождению новых понятий; анализ отдельных случаев должен сочетаться с общим анализом.

Множество специалистов изучало сообщения о наблюдениях НЛО и "положило факты на стол". Но никому до сих пор не предлагали собрать все их результаты воедино и попытаться выяснить общую картину феномена. В сущности, можно даже сказать, что в таком "специалистическом" подходе отражалась попытка отрицать реальность феномена НЛО и что самый дух этого подхода направлялся практически против той идеи, будто сообщения могут привести к созданию какой-либо связной схемы.

Сообщения о НЛО никогда не анализировались, как проявления некоего глобального эффекта; официальные лица, ведущие расследование, игнорируют или попросту отрицают существование "волн" наблюдений. Сообщения анализируются по одному, с энергией, количество которой прямо пропорционально степени гласности, полученной ими в специальных "фанатических" журналах, в прессе, радио или телевидении. Побочным следствием этого метода является то, что наиболее интересные сообщения остаются совершенно неизвестными публике и ученым, которые в противном случае могли бы отнестись к этой теме совершенно иначе.

За последние десятилетия, на основе научного, технического и промышленного опыта и под давлением военной необходимости и требований частного предпринимательства, родился методический комплекс, охватывающий исследование операций, принятие решений, обработку данных в широких масштабах, теорию информации и контрольный анализ. Эти новые методы, дисциплины и науки применялись для разбивки человеческой деятельности, технических процессов и естественных событий на группы и классы и для обобщения результатов, полученных специалистами, в глобальные подходы и общие описания. За последние 20 лет они нашли себе применение во всех областях человеческой деятельности. Некоторые из разработанных здесь методов можно использовать и в исследовании НЛО.

Аналитик потребует себе доступа ко всем фактам. Он ведет свою собственную систему классификации, не потрудившись сначала определить, к какой именно области исследования должен относиться изучаемый феномен, так как нет "областей исследования", а само исследование - это лишь часть человеческой деятельности, неопределимая на языке науки. Он знает, что хотя специалисты пользуются иногда различными методами, приемами и уловками и хотя они любят считать свою работу отделенной от всего мира золотыми перегородками, но между этими клетками лежат широкие полосы сходства, с помощью которых можно без труда перейти от одной дисциплины к другой. Он не станет испрашивать разрешения на то, чтобы противоречить принятым теориям, ибо он исследователь, а исследователь всегда должен сознавать, что может столкнуться с чем-нибудь совершенно новым. Не будет он и извиняться в том, что включил в свое исследование так называемые "фантастические" сообщения, ибо "фантастическое" определяется только сравнительно с какой-то местной системой отношений; он будет пытаться работать в таком масштабе, чтобы не знать других ограничений, кроме относительных законов людского мышления и пределов собственного воображения. Ограниченность нашей памяти и способности обрабатывать большое количество данных, не забывая и не ошибаясь,- эта ограниченность с появлением счетных машин перестала быть проблемой; проблема НЛО создана для аналитика. Но ему никогда не предлагали изучить ее.

Если бы аналитику представилась возможность работать над этой проблемой, то он прежде всего попросил бы добавить к группе специалистов одного или двух математиков. Если в группе схем, составляющей проблему НЛО, есть какие-либо новые явления, то они могут лежать за пределами любой из специальностей, признанных сейчас наукой, но все же могут быть распознаваемыми для математического ума. По крайней мере, отвлеченная структура этих схем поведения может попадать в какую-либо из математических категорий или же к ней можно будет подойти с помощью математических описаний, когда все прочие специалисты достигнут предела своих познаний.

Одно из самых увлекательных приключений духа состоит в том, чтобы перечитать старые доводы, выдвигавшиеся против основоположников астрономии, - Коперника, Кеплера, Галилея, - и увидеть, что мыслительные процессы, сейчас встающие против гипотезы об инопланетном разуме, в точности тождественны тем, которые мы, как считаем, опровергнуты 400 лет назад.

В этом отношении интересно заметить, в свете официальных объяснений НЛО, как отражений, миражей, искажений в слоях тумана и т. д., что некоторые греческие философы не приписывали солнцу и звездам ни материальности, ни постоянства; они считали их "...туманными испарениями, поднявшимися с земли ввысь и там воспламенившимися. Звезды с рассветом исчезают, а вечером возникают из испарений заново. Также и Солнце рождается заново каждое утро и состоит из скопления вспышек. Луна - это сжатое облако, которому нужен месяц, чтобы рассеяться... Над различными местностями на Земле мы видим различные солнца и луны; все они - лишь туманные иллюзии".

Такой взгляд держался очень долго. Он решал проблему гораздо полнее, чем любая из систем, позже с трудом создаваемых астрономами. Но в человеческом разуме есть некая часть, которая противится такому отрицательному подходу к толкованию реальности.

Материальное существование, однако, нужно доказать. В случае НЛО это свойство является столь решающим, что с ним нужно быть очень осторожным. Официальный подход удовлетворителен, если данные типичны для изучаемого явления и если имеются критерии, ограничивающие возможное усложнение "объяснения". В своей книге Мензел работает с избранными образцами сообщений о НЛО и не ограничивает потенциальной сложности своей системы. Но лишь очень немногие из рассмотренных им случаев были бы признанными, достойными внимания в объективное системе анализа".

Подведем итоги.

Вся совокупность данных о НЛО не оставляет сомнений в том, что человечество столкнулось в своем опыте с некоторой необычной, бросающей вызов нашим традиционным представлениям, реальностью. Задача, очевидно, состоит в том, чтобы решить загадку НЛО до конца, выяснить, что за таинственные предметы назойливо бороздят просторы земной атмосферы.

Нельзя считать, что "летающие тарелки" - явление только современное. Обращаясь в прошлое, мы встречаемся с многочисленными наблюдениями НЛО и в начале этого столетия, и в прошлом веке, и в средние века, и, возможно, даже в глубокой древности.

По некоторым из этих объектов собраны вполне доброкачественные научные наблюдения, дающие возможность снова изучить эти данные с современных позиций. Таковы, например, "большая тарелка" 1882 года, подробно описанная Д. Мензелом, таинственная "процессия болидов" 1913 года, ну и, конечно, знаменитое Тунгусское тело, с полным основанием занесенное зарубежными учеными в каталоги НЛО.

Наибольший интерес представляют наблюдения физических явлений, сопровождающих появление некоторых НЛО (нарушение радиосвязи, местные возмущения магнитного поля, следы высокотемпературного ожога и радиоактивности на месте приземлений и т. п.).

Кстати, о "приземлениях". Они описаны в современных монографиях об НЛО (например, в книгах проф. Ж. Валле), но даже на общем, подчас фантастическом фоне сообщений об НЛО, эти случаи, право же, кажутся совсем неправдоподобными! Но мы не должны поддаваться чувствам и оценивать факты только эмоционально. Разве не дикой нелепостью показались бы нашим предкам такие современные технические достижения, как радио, кино, телевидение, авиация и многое, многое другое? Постараемся максимально объективно подойти и к сообщениям о приземлениях НЛО. Вот пример такого сообщения, взятый из книги Ж. Валле "Вызов науке" (Чикаго, 1966 г.).

В этом сообщении говорится, что вечером 24 апреля 1964 г. в Сокорро (штат Нью-Мексико) в пустынной местности приземлился загадочный объект яйцеобразной формы. Очевидцем был Лонни Замора, дежурный полисмен этого района. Он увидел снижающийся ярко светящийся объект. Встревожившись, так как поблизости находился динамитный склад, Замора поспешил в пустыню и увидел в узкой лощине серебристый объект, стоящий на четырех неравных ножках. Рядом стояли две невысоких фигурки в белых комбинезонах (!). Замора решил обойти холм, чтобы рассмотреть их поближе, но когда снова увидел объект, то обе фигуры уже исчезли, а объект взлетал с громоподобным звуком.

Вызванные Заморой полисмены обнаружили на месте происшествия ямы от ножек аппарата и следы высокотемпературного ожога.

Случай этот остался необъясненным, как и другие случаи подобных наблюдений. Что это - массовые галлюцинации, мистификация, реальность? Подождем делать окончательные выводы.

Главное, чем сейчас следует заняться, - это приступить к всестороннему, строго научному изучению НЛО. Особенно ценными были бы хорошо документированные фотографии НЛО, объективные "приборные" данные о физических эффектах, ими порождаемых. Объявление самого феномена "мифом", "чепухой" может только повредить познанию этого нового явления природы. Если НЛО - какое-то атмосферное образование типа шаровой молнии, как полагают некоторые ученые, то и тогда изучение этих объектов имеет смысл. Если же НЛО - летательные аппараты инопланетян, по каким-то причинам уклоняющихся от прямых контактов с нами, то можно ли назвать другую, более важную тему научного поиска, чем изучение НЛО? Есть ли в современной науке более волнующая проблема, чем установление контактов с другими разумными обитателями космоса?

И, как знать, быть может, не где-то в глубинах космоса, а здесь, в атмосфере Земли, мы найдем наших братьев по разуму и вступим с ними в давно желаемое общение. Познание мира только начинается. Величайшие из открытий впереди!

("Байкал", г. Улан-Удэ, 1967, № 4)

Назад


тыс т свинцалюди с такими же проблемами изучивлюдей верят в эгрегор