ПРИЛОЖЕНИЯ

В приложениях мы прежде всего обращаем внимание читателей на доклад Д. А. Хайнека, прочитанный на 13-й сессии Американского Института астронавтики и аэронавтики 20 января 1975 года. За протекших пять лет этот доклад (перевод М. И. Шейдина) нисколько не устарел и даёт обстоятельную оценку проблемы НЛО устами крупнейшего уфолога мира, к сожалению, по возрасту (на 70-м году) уже ушедшего в отставку с поста руководителя астрономического отделения Северо-Западного университета. Далее читатель познакомится с интервью известного польского уфолога Збигнева Больнара в польской прессе. В этом интервью, на наш взгляд, даётся очень здоровая и верная оценка социальной роли проблемы НЛО. Приложения заканчиваются небольшой коллекцией избранных новых сообщений об НЛО. Они показывают, что феномен НЛО продолжает действовать и что мы находимся лишь на пороге подлинно научного его изучения.


Д. А. Хайнек

СОВРЕМЕННЫЙ ОБЛИК ПРОБЛЕМЫ НЛО


Содержание. Представлен обзор основных элементов проблемы НЛО. Утверждается реальность событий, связанных с появлением НЛО в воздухе, вблизи Земли и на Земле в глобальном масштабе при сравнительно небольшом числе схем этих событий. Данные об этом явлении, относящиеся к многочисленным научным дисциплинам и, возможно, нуждающиеся в новой методологии изучения, неудовлетворительно исследовались в прошлом и игнорировались научным миром. В связи со всё возрастающим интересом к феномену НЛО создан НЛО-центр, деятельность которого направляется учёным советом, состоящим из учёных, представляющих различные научные дисциплины. Основной целью центра является разработка гипотезы (или гипотез), которая объясняла бы установленные параметры феномена НЛО, независимо от того, как далеко за пределами современной науки могли бы оказаться эти объяснения.

***

Важнейшей чертой современного облика феномена НЛО является тот факт, что этот феномен стал законной проблемой науки, хотя ещё не ясно, к какой научной дисциплине (или дисциплинам) он относится. Ясно только то, что феномен НЛО - проблема многосторонняя и многогранная, требует изучения с позиций многих научных дисциплин и соответственной методологии. Данные о феномене НЛО только частично могут быть проверены в физическом эксперименте.

Эти данные имеют "наблюдательный", а не лабораторный и экспериментальный характер, больше похожи на данные астрономических наблюдений, чем на экспериментальные результаты учёного-физика. Так же, как и астроном, исследователь феномена НЛО не может "заказать" событие на желательное для него время, более того, он не знает, где и когда оно произойдёт. И, наоборот, в отличии от физика и астронома, он имеет дело с явлениями, развитие которых носит на себе черты разумности, разумного управления, разумной бихевиористичности. И если это так, то методология бихевиористических наук (общее наименование наук о поведении - прим. перев). должна быть, очевидно, использована и в изучении НЛО.

Поскольку разумность поведения НЛО установлена со всей очевидностью, поскольку в их изучении может понадобится применение теории игр, в частности, концепции: "Они знают, что мы знаем, что они знают, что мы знаем". Как бы то ни было, для изучения этой интердисциплинарной проблемы нужна более гибкая методология.

Как и для всех научных предприятий, в проблеме НЛО актуальна проблема шумов. В области НЛО она важнейшая. С неё всё начинается. Шум в сообщениях об НЛО всегда был и продолжает быть настолько сильным, что иногда серьёзно ставилось под сомнение и само существование сигнала. Айзек Азимов, которого не обвинишь в недостаточном воображении, пишет: "Сообщения свидетелей о реальных космических кораблях и реальных инопланетянах сами по себе совершенно ненадёжны. Имеются многочисленные сообщения очевидцев о том, что нормальные люди не приемлют: о духах, ангелах, о левитации и т. д. Вся трудность в том, что что бы не представлял собою феномен НЛО, он приходит и уходит неожиданно. Не видно путей систематического исследования. НЛО появляются вдруг, случайно, делаются неполные, частичные наблюдения, а за ними следуют в большей или меньшей степени неточные сообщения. И мы остаёмся в плену случайных, иногда анекдотических отчётов" (14-12-1974 г., "Программы ТВ" - широко распространённый и влиятельный журнал. - Прим. перев.)

В этом заявлении мы усматриваем ещё одну важную сторону проблемы НЛО: речь идёт о качестве представляемой информации людям науки, а также таким, как Азимов и другим, пишущим о науке. Научные исследования могут серьёзно пострадать, если популярная картина нашего объекта будет столь серьёзно искажаться. Шаровые молнии, пожалуй, так же изучены плохо, как и феномен НЛО. Учёные могут открыто дискутировать об этих "шарах света", но они как бы теряют дар речи, когда начинается разговор об аналогичных неопознанных источниках света, которые светят много дольше, ярче и перемещаются на большие расстояния: на них ярлык НЛО.

Правильное представление НЛО-феномена публике и прессе не является составной частью проблемы, но его возможный эффект может быть и очень большим. Значимость отношения сигнала к шуму в проблеме НЛО усугубляется полной "неожиданностью" сигнала, тем, что она представляет собою совершенно новый набор эмпирических наблюдений, никак не "влезающих" в рамки признанных научных дисциплин. Можно даже сказать и то, что сам по себе сигнал (НЛО) декларирует рождение новой научной дисциплины.

Наверное, представление о феномене НЛО, столь сильно влияющее на взгляды людей, вроде А. Азимова, важная грань проблемы, которая должна приниматься во внимание, если мы действительно хотим добиться прогресса в изучении собственно сигнала. Здесь полезна аналогия с выделением радия. М. Кюри должна была переработать тонны руды, чтобы получить гранулу радия. И всё же вопрос о сигнале, спрятанном в "рудном шуме", тогда не возникал: радиоактивность руды была бесспорной, не вызывала сомнений. Допустим теперь, что вместо подтверждённой радиоактивности руды, существовал бы только слух, типа "слухов от тётки Люси", или из теории алхимии, о том, что в этой руде имеется чудесный, не известный никому элемент, способный вызывать превращения элементов, обладающий не менее чудесными свойствами, исцеляющими и другими не менее экзотическими свойствами. Решился бы тогда учёный на основе "алхимической сказки" сделать то, что сделала М. Кюри, чтобы вытащить полезный сигнал из многих тонн рудного шума? Едва ли. Мадам Кюри знала, что сигнал существует и что это не слух. Так что, хотя вложенный труд и был очень велик, была применена вполне определённая, принятая в науке методология отделения сигнала от шума.

В проблеме НЛО мы, приступая к работе, ничего не знали о существовании сигнала. Мы располагали тогда только сказками и рассказами, не приемлемыми для учёных. Только те из нас, кто много лет занимался этой темой, кто не побоялся испачкать руки иногда нечистым сырьём или, может быть, руководился только любопытством охотника, только те из нас признали реальное существование сигнала. Мы знаем, что тривиального решения проблемы нам не найти, тривиального в том смысле, что это явление будет объяснено или ошибками распознавания или галлюцинациями у наблюдателей, или вымыслом, или известными естественными причинами, то есть окажется явлением метеорологической природы. Мы знаем, что существует целая коллекция сообщений большой "странности", полученных от людей высокой надёжности, ни одному из которых - я это подчёркиваю - не удалось найти тривиального объяснения. Но ведь А. Азимов и учёные специалисты и публика об этом ничего не знают. И мы не можем надеяться, что они об этом узнают, до тех пор, пока мы сами не представим им необходимых данных, но "промотивируем" таким образом целесообразность изучения этой проблемы.

Мы, работающие в области НЛО, находимся в некотором смысле в том же положении, что и А. Эйнштейн, который в письме к Арнольду Соммерфильду в ответ на его скептические замечания об Общей теории относительности писал: "Вы примете Общую теорию относительности, когда её проштудируете. Поэтому я не произнесу в её защиту ни слова". Эмоциональная защита реальности и значимости феномена НЛО бессмысленна. Факты, верно представленные, должны говорить сами за себя. При столь высоком уровне шумов и ставшей популярной интерпретации НЛО как Гостей из Высшего космоса (вместо того простого смысла, какой в своё время придавали словам "Неопознанные объекты", означавшим явление, происхождение которого нам не известно), становится очень затруднительным мотивировать целесообразность изучения этого предмета.

Шум в проблеме НЛО имеет двойственный характер. Есть шум "очевидный", есть шум "сложный", способный оказаться частью полезного сигнала. Шум "очевидный", или "явный", сходен с тем, который хорошо известен любому ученику. В астрономии это шум погрешностей наблюдения, инструментальных ошибок, шум за счёт атмосферных искажений, шум фотонно-статический и т. д. В нашей проблеме шум определяется ошибками наблюдения (в очень высокой степени), а также тенденциозностью мышления (наблюдателей), сознательной подменой собственно события его интерпретацией. Например, "прошлой ночью я видел в небе космический корабль" вместо "прошлой ночью я видел в небе свет". В состав шумов входят и полностью посторонние, от неуравновешенности наблюдателей и несбалансированных вымыслов псевдо-религиозной фантастики, проникающих в сообщения людей, ответственных за некритичное восприятие (принятие) всего "что попало" и что так или иначе им импонирует.

Работа ВВС США по программе "Синяя Книга" демонстрирует значимость проблемы шума. Исследование 12600 случаев (ныне они в архивах ВВС) показало, что подавляющее большинство первичных сообщений - около 80% - оказались неверно понятыми естественными явлениями или искуственными объектами, или различными погрешностями, а иногда и сознательными вымыслами (таких было немного). Мой личный опыт работы в этой области в ВВС и отчёты серьёзных исследователей в других странах подтверждают эту цифру - 80%. Интересно, что отношение 4:1 в некоторой степени инвариантно. Это соотношение существовало и в выводах проекта "Клык" (1949 г.) и много лет спустя.

Высокий уровень шумов стал кошмаром для многих составителей каталога по НЛО. Его научными методами пытается учитывать д-р Сондерс в своей работе по составлению УФО-КАТ (Каталога НЛО). Информация с "явным" шумом не так уж неприятна: шумовой характер части информации может подтвердиться или не подтвердиться. Возьмём, например, сообщения о близких встречах в которых сообщается об НЛОнавтах и о физических следах НЛО. В проекте "Синяя Книга" все такие сообщения рассматривались как шум, причём, сообщения об НЛОнавтах браковались под маркой "психологических", а о следах - под маркой "вымыслов". Так ли это всё было? Было ли всё это вымыслом или изображением неуравновешенных людей? Сегодня, при наличии значительно большего объёма информации, чем тот, которым располагала "Синяя Книга" (и в США, и за рубежом), мы распознаём в ней те же самые схемы, что сообщались в 50-е годы. Стало много труднее браковать эти схемы в сообщениях очевидцев. Многие из сообщений или их частей, что раньше считалось шумом, даже оказалось составляющей самого сигнала!

Возьмём, например, сообщения из далеко разбросанных районов земного шара о кажущихся паранормальных аспектах некоторых наблюдений НЛО. Такие случаи так называемых контактов обычно рассматривались даже опытными исследователями НЛО как "дурацкие". А не могут ли они оказаться частью исключительно сложного сигнала, который наша культура ещё не умеет понять? Все эти соображения, конечно, усложняют наш подход к проблеме. Но тут ничего не поделаешь: проблема шумов остаётся проблемой первостепенной важности.

Перейдём теперь к рассмотрению главных элементов, составляющих современный облик феномена НЛО.

1. Сообщения о неопознанных событиях в воздухе, на Земле и вблизи земли существуют. Отрицать это, это то же самое, что утверждать, что мы, как учёные, знаем всё, что происходит в небе, у Земли или на самой Земле. А ведь мы не знаем ещё даже что такое, например, шаровая молния.

2. Сообщения, называемые сообщениями об НЛО, связаны с явлениями глобальной распространённости, по всей видимости, проявляющихся в нескольких сравнительно немногочисленных внешних формах.

Об этом написано много книг и статей. Напомню главное: содержание наиболее надёжных сообщений об НЛО, если судить о надёжности по калибру наблюдателей, описывает на глобальной основе явно физической природы аппараты, обладающие нижеследующими свойствами:

- они с лёгкостью маневрируют в нашей атмосфере;

- они свободны от воздействий гравитации, для них не существует проблем, связанных с инертностью массы (они способны висеть над землёй на любой высоте, не прилагая для этого значительных усилий, способны разгоняться и тормозиться - зачастую бесшумно - с немыслимыми по земным меркам ускорениями);

- они обнаруживаются радиолокационными устройствами;

- они наблюдаются визуально;

- ночью НЛО видны как источники собственного света и только во вторую очередь отражённого света;

- их свечение может иметь все цвета радуги;

- цвет свечения меняется при ускоренном движении НЛО;

- НЛО могут быть причиной физических эффектов; они оставляют "посадочные следы" и другие физические свидетельства их близости, вроде кольцевых и других отпечатков на грунте, в виде высушенных и увядших растений, их можно фотографировать;

- НЛО влияют на животных (часто указывают, что животные замечают НЛО первыми);

- НЛО оказывают физическое воздействие и на людей: временный паралич и слепота, головные боли, тошнота. О длительных и фатальных травмах сообщается очень редко.

Критично важен вопрос о том, что такое феномен НЛО? Или это манифестация какого-то разума, или внеземного, или "мета-земного", или это какой-то "аспект земного разума". Естественно, что в тех случаях, ближних встреч, в которых сообщают о каких-то существах, или НЛОнавтах, иначе, о пилотах или пассажирах НЛО, замечают и их разумное поведение. Даже если это роботы, то всё равно имеется в виду какой-то находящийся, может быть, "далеко за ним", разум.

Поведение НЛОнавтов после обнаружения ими людей - важная составляющая облика феномена НЛО. Почти всегда сообщают, что, обнаружив людей, НЛОнавты скрываются в НЛО и улетают. За исключением нескольких конкретных случаев, дело выглядит так, что у них нет никакого желания оказаться вовлечёнными в дела человечества. В сообщениях о встречах, в которых в которых не упоминаются НЛОнавты, начиная с сообщений о наблюдениях так называемых "ночных огней" (чьё поведение, общий вид и траектории никак не удовлетворяют простым объяснениям), и до сообщений о металлического вида дисках, часто замечаемых в дневное время, об аппаратах с куполами и люками (чаще всего наблюдаемыми ночью), всюду в этих сообщениях речь идёт о поведении, характерном для разумного поведения.

Весьма оригинальной чертой феномена НЛО, из-за которой многие порой дискредитируют его полностью, является так называемая локализация феномена в пространстве и времени. Часто спрашивают: "Почему объект такого-то сообщения не был замечен гораздо большим числом людей?" Ответ может быть таким: по данным большинства исследователей НЛО, случаи ближних встреч обычно имеют место в сравнительно изолированных местах, вдали от поселений и сооружений, часто посещаемых людьми. Это с очевидностью следует из анализа специализированных каталогов таких событий. По-видимому, можно сказать, что НЛОнавты придерживаются правила "избегать людей", но, конечно, требуется ещё немало поработать, чтобы установить истину. Большие группы людей не видят НЛО потому, что их пилоты предпочитают вертикальные, а не горизонтальные траектории. По этой причине их часто видят разрозненные группы людей. Недавно в одной из ТВ-передач было показано, каким образом яркий метеор наблюдали большими группами людей, как он был сфотографирован, как была точно определена его траектория. Почему так не бывает с НЛО? Да потому, что в знаменитом случае с метеором днём почти горизонтально летел яркий светящийся шар на высоте нескольких километров, через несколько штатов США, пересекая районы большой летней "туристской плотности", а, значит, пролетая над толпами людей, имевших под руками заряжённые плёнкой камеры. А об НЛО чаще сообщают, что их видели в режиме снижения под крутым углом, что они несколько секунд "повисали" на месте, а затем улетали почти вертикально вверх. Наряду с фактами их появления в изолированных районах все эти соображения представляют собой достаточно рациональное объяснение немногочисленности свидетелей. Большинство наблюдений происходит ночью. Как это показали Поэр и Валле, если сон человеческий крепче к утру, то и большинство событий всякого рода происходит в самые ранние утренние часы.

Таким образом, к облику феномена НЛО "причастны" совершенно новые, эмпирические наблюдения, которые не объясняются никаким напряжением сегодняшних научных представлений. Зависания, совершаемые НЛО, громадные ускорения и явно не требующие больших затрат и усилий маневры, если сообщения об этом - это сигнал, а не шум - исследователей НЛО это всё больше убеждает - демонстрируют достижения весьма передовой техники.

3. Феномен НЛО игнорировался или очень плохо изучался братством учёных. Думаю, что главная причина этого - неудовлетворительное представление данных об этом предмете. Едва ли можно было ожидать, что представители науки сами взялись бы за исследование НЛО, ввиду крайне низкого значения отношения сигнал/шум, плохого руководства этой темой в передачах телевидения, и материалах прессы, ввиду дешёвой сенсационности сообщений об НЛО.

4. Данные об НЛО нуждаются в изучении на интернациональной основе, с участием представителей многих научных дисциплин и, по-видимому, с применением новой методологии. Мы до сих пор не знаем в самом деле, в чью сферу входит проблема НЛО - физики, или социологии, или психиатрии? Мы только знаем, что эта проблема существует реально. Радиолокационные изображения НЛО, другие физические эффекты НЛО, их фотографии, очевидно, подлежат лабораторному и любым другим физическим видам анализов. До получения спектрограмм ночных НЛО и точных замеров их ускорений, траекторий, звуков, цветов свечения и цветовых изменений должны применяться пусто менее точные методы, сходные с применяемыми в разведке при совмещении различных разведданных. Эффективно применение статистических методов, вроде используемых Поэром, Сондерсом и Валле. До тех пор, пока наши первичные материалы будут предоставляться в форме свидетельских показаний, перед нами будет стоять та же проблема, что и перед расследованием воздушных катастроф, когда опрашиваются свидетели, или перед сыщиком, исследующим возможные варианты какого-нибудь подлога. Становится всё более ясным, что в области НЛО методология должна приспосабливаться к феномену, а не наоборот.

5. Учёные и образованная публика проявляют всё возрастающий интерес и открытый подход к феномену НЛО, независимо от его происхождения. Проявляются всё возрастающая благожелательность учёных и технических работников в области их участия в обсуждении проблемы НЛО, даже когда такие обсуждения сопровождаются конфронтацией различных мнений. Всё возрастает число учёных и образованных людей, которые не отмахиваются более от этого предмета, как от нонсенса, как от чего-то близкого к колдовству, "демонологии" и т. п., хотя серьёзные работы об НЛО всё ещё стоят в некоторых библиотеках на полках с обозначением "оккультизм", "мистика", "научная фантастика".

6. Создан Центр для изучения НЛО, свободная ассоциация учёных, объединяемых их общим интересом к проблеме НЛО. Центр ставит перед собою три основных задачи и цели:

а) координировать усилия учёных, заинтересовавшихся проблемой НЛО и желающих работать в качестве экспертов по своим научным дисциплинам при научном "наступлении" на эту проблему;

б) обеспечить возможность получения надёжной информации по феномену НЛО, отчётов, сообщений;

в) создать организацию, в которой люди, имевшие контакт с НЛО, могли бы рассказать о своём опыте, не опасаясь осмеяния, и где бы они могли почувствовать, что их сообщение может способствовать научному исследованию проблемы. Центр заинтересован в финансовой поддержке для обеспечения публикаций работ своих членов, содержания библиотеки, проведения симпозиумов, выполнения справочных функций.

7. Основной целью этого наступления на проблему НЛО является разработка гипотезы (или гипотез), пусть даже противоречащей современным научным концепциям, но способной объяснить схематику поведения НЛО, установленную самым тщательным анализом. Учитывая элементы современного облика НЛО, становится ясным, что любая гипотеза, которая удовлетворяет комплекту этих элементов, окажется, согласно современным воззрениям "далеко за их пределами". Однако в теории науки были периоды, когда оказывался необходимым решительный отход от классических концепций. Новые гипотезы обычно "используют" существующие в качестве трамплина. Однако не исключено, что несоответствие между существующими представлениями и положениями любой жизнеспособной гипотезы об НЛО окажется настолько серьёзным, что не позволит в настоящее время даже сформулировать эти положения.

Так, например, лет около ста тому назад полностью безответным оставался вопрос об источнике энергии Солнца. Лучшие научные умы того времени не видели никаких возможностей научного объяснения этой проблемы. Ни одна гипотеза того времени не давала удовлетворительного ответа. Весь феномен НЛО может оказаться только "верхушкой айсберга" (из известной поговорки). Он сигнализирует о совершенно новой области знаний, пока ещё совершенно не исследованной и столь же "невообразимой" сегодня, как ядерные процессы на Солнце 100 лет тому назад. Это и огорчительно и, в то же время, это вызов нам всем! Обо всём этом следовало предупредить, но это не должно нас запугать и загнать в состояние безнадёжности и бездеятельности.

Возможны и гипотезы, "выражаемые" современными средствами. Феномен НЛО существует, и этот факт сам по себе является вызовом науке, а не шлагбаумом на путях её развития. Мы, как учёные, несём ответственность за поддержку всех тех, кто принял этот вызов, даже если мы лично и не участвуем в этой работе. Во всяком случае, осмеяние тех, кто работает в этой области, недопустимо, так как этот приём определённо не является средством научного метода.

Я высказал все эти соображения для того, чтобы поддержать учёных, заинтересовавшихся вызовом со стороны феномена НЛО. Для этого и организован наш Центр и Учёное бюро Центра приветствует Ваш интерес к этой проблеме и сотрудничество в её разработке.

Оглавление