УСПЕХИ И НЕУДАЧИ ДОНАЛЬДА МЕНЗЕЛА

С Дональдом Мензелом я познакомился ещё в 1936 году, когда 16-летним школьником участвовал в качестве фотометриста в экспедиции по наблюдению полного солнечного затмения 19 июня 1936 года. Наша молодёжная экспедиция (самому старшему из нас профессору И. С. Астаповичу было всего 26 лет!) была организована Московским Отделением Всесоюзного астрономо-геодезического общества при АН СССР. Приехали мы в Сагарчин (Казахстан) и расположились в нескольких километрах от американской экспедиции, возглавлявшейся профессором Гарвардского университета Дональдом Мензелом. Этот худощавый, слегка горбоносый американец был уже тогда хорошо известен как выдающийся астрофизик, специалист по физике Солнца и автор нескольких специальных книг. Во время "визита вежливости" к американцам мы внимательно слушали рассказ Мензела об аппаратуре их экспедиции и пили затем каким-то образом специально очищенную холодную воду (вспомнилось потому, что в колодце Сагарчина вода по прозрачности напоминала какао).

С тех пор я стал относиться к Мензелу как к одному из передовых зарубежных астрономов, чей авторитет считался непререкаемым. Увы, спустя 26 лет в эту оценку пришлось пришлось внести коррективы.

Я прочитал книгу Мензела "О летающих тарелках" и был буквально поражён нелепостью объяснений, им даваемых. Скажу больше - именно эта книга Мензела заставила меня поверить в реальность "летающих тарелок" и из почитателя Мензела превратиться в яростного его критика. Сегодня Мензела уже нет в живых и известна причина, побудившая его против совести учёного выступить с разоблачением "мифа" об НЛО (см. выше). Но те, кто сегодня используют фальсификаторскую книгу Мензела как последнее слово науки в проблеме НЛО, видимо, не только некритически читали её, но и не обратили внимание на заявление Мензела в той же книге: "Мы вовсе не отвергаем безоговорочно межпланетную гипотезу. Но, прежде чем принять её, мы хотим рассмотреть другие, более естественные предположения".

За эти слова можно многое простить Мензелу. Здесь в нём снова пробудился серьёзный учёный и его позиция выглядит куда более симпатичной и научной, чем, скажем, обскурантистские высказывания В. В. Мигулина.

В своё время я потратил немало сил на критику неудачной книги Мензела. Сейчас я предоставляю слово профессору атмосферной физики Аризонского университета Джону Мак-Дональду. В 1967 году в статье "Величайшая научная проблема современности" он писал:


Было бы слишком смело предполагать, что среди учёных, серьёзно относящихся к проблеме НЛО, можно насчитать более чем несколько процентов. Если бы этот процент оказался на самом деле выше, то я могу только сказать, что большинство сторонников НЛО умеет хорошо маскироваться. Напротив, те из них, кто высмеивает НЛО как сплошную чепуху, или как проявление потребности человека в чудесном, или как ошибочные наблюдения неопытных профанов, отличаются и многочисленностью, и громогласностью. Я не видел ни одного учёного, который, проведя то, что можно называть адекватным исследованием проблемы НЛО, продолжал бы скептически относиться к ней. Если бы такой учёный нашёлся, мне было бы чрезвычайно интересно выслушать его аргументы.

Среди учёных есть один, много писавший и говоривший публично о неопознанных летающих объектах и наверняка наблюдавший множество случаев их, но не считающий, что в проблеме НЛО заключено что-либо интересное для науки. Я говорю о профессоре Дональде Мензеле, бывшем директоре обсерватории Гарвардского колледжа. Профессор Мензел опубликовал две книги об НЛО; обе они направлены к тому, чтобы объяснить НЛО главным образом как ошибочно истолкованные метеорологические и астрономические явления. Эти книги, особенно последняя из них, очень меня озадачили. Моё недоумение проистекает из того, что опытность профессора Мензела в физике и астрономии подтверждается множеством принадлежащих ему работ и ссылок в этих областях. Несмотря на такой солидный научный фон, в своём анализе сообщений об НЛО он словно отбрасывает все хорошо известные научные принципы и делает это почти безоглядно, стараясь только убедить себя и других, что ни один случай НЛО не выдержит его нападений.

Явления рефракции известны в оптике хорошо, а преломляющие свойства атмосферы знакомы астрономам так же, как и метеорологам, если не лучше. Но, приводя в своей книге одно "объяснение" за другим, Мензел попросту пренебрегает элементарными оптическими соображениями, относящимся к таким вещам, как миражи и световые отражения. Например, интересное наблюдение сделал в августе 1949 года доктор Клайд Томбо, видевший вместе с двумя членами своего семейства загадочную флотилию бледных огней, промчавшуюся через зенит в Лас-Крусес (Нью-Мексико) и исчезнувшую на юго-востоке. Мензел небрежно приписывает эту картину "отражения наземных огней на границе с инверсионным слоем воздуха". Ту подробность, что огни в небе мчались быстро, сохраняя правильный строй, Мензел объясняет, предположив, что "в тонком слое дымки образовалась складка", т. е. "эта складка, наклоняя слой дымки под небольшим углом, могла отразить освещённые окна дома; по мере её продвижения по слою наподобие волны двигались и световые прямоугольники".

Для каждого, кто хоть сколько-нибудь знаком с физикой отражения света и, в частности, со свойствами атмосферы (сквозь которую астрономы поколение за поколением успешно наблюдают множество астрономических событий) предположение о "слоях дымки", якобы обладавших таким высоким показателем преломления, что они могут дать видимое отражение света из окон, - попросту абсурд. Но, по объяснению Мензела, отражение света от влоёв дымки в атмосфере - это нечто подлинное. Повторю, я не могу этого понять, так как здесь мы имеем дело не просто с каким-то тонким оттенком в мнениях. Таких процессов в атмосфере, близких к нормальному отражению, нет и не может быть - никто не должен знать об этом лучше, чем опытный астроном.

Рефракционные искажения изображений звёзд - знакомый источник ошибок для астрономов, и обстоятельства, от которых такие искажения зависят, известны достаточно хорошо. Наверняка хорошо известен порядок величин рефракционного сведения и колебаний. Но вот Мензел подробно рассказывает о "мираже Сириуса", который будто бы наблюдал он сам, летя в военном самолёте над Арктикой: эффект преломления якобы увеличивал Сириус до видимого углового диаметра в 12 угловых минут или даже больше (это, по словам Мензела, эквивалентно размерам шара диаметром в 1 фут с расстояния в 300 футов). Каким образом в нашей атмосфере, в Арктике или в других местах, может получиться показатель преломления с осевой симметрией, достаточной для того, чтобы увеличить изображение звезды до кружка с таким сравнительно большим диаметром, - об этом Мензел не говорит ни слова; не пытается он также узнать, почему во время его полёта постоянно изменяющийся оптический путь всё время давал ему такую картину показателя преломления с осевой симметрией. Но, добившись своего, он пользуется этим как основанием для отрицания наблюдений неопознанных летающих объектов, сделанных опытными пилотами, по его словам, они каждый раз сталкивались с явлениями рефракции именно такого рода. Это - бессмыслица.

Важное наблюдение Нэша и Фортенберри 14 июля 1962 года, когда первый и второй пилоты лайнера ДС-4 видели шесть дискообразных, красновато светящихся объектов, совершавших ниже их самолёта необычные манёвры с огромной скоростью, получает у Мензела быстрое и лёгкое объяснение: это были лучи прожекторов, отражающиеся от "инверсионного слоя". Он говорит о результатах "тщательного исследования ситуации". Но, читая его книги, видишь, что все его аргументы относятся только к образованию знакомых ночных инверсионных слоёв, прилегающик к поверхности земли. Однако двое опытных лётчиков ясно описывают (и Мензел в своей книге повторяет их описание) как наблюдаемые ими светящиеся объекты "быстро и круто поднялись, пока не очутились выше самолёта". Такое описание явно противоречит гипотетическому отражению лучей прожектора от гипотетического инверсионного слоя близ поверхности земли. Многие другие подробности, ясно отмеченные у Нэша и Фортенберри, например, острые края светящихся дисков и строгое сохранение ими строя при маневрировании, в объяснениях Мензела просто опущены. Такое же пренебрежение к примечательным чертам рассматриваемых им случаев характерно и для многих других примеров, которые можно было бы привести.

Объяснение, даваемое Мензелом знаменитому наблюдению Чайлза и Уиттеда, - ещё один превосходный пример его метода аргументации. Ранним утром 24 июля 1948 г., близ Монтгомери (штат Алабама) самолёт восточных линий ДС-3, пилотируемый капитаном К. Чайлзом и Дж. Уиттедом, встретился со светящимся похожим на ракету объектом, мчавшимся с северо-востока. Пилоты описывают объект как имеющий длину свыше 100 футов и диаметр вдвое больше, чем фюзеляж самолёта В-29; у него было что-то вроде голубовато светящихся иллюминаторов и длинный огненный хвост выхлопов. Поравнявшись с ДС-3 и закачав его при этом, он круто поднялся вверх и изчез, пробив слой облаков наверху. Все эти подробности есть в отчётах ВВС и приводятся в книге Мензела. По мнению Мензела, это был болид (очень яркий метеорит). При этом Мензел оставляет без внимания раскачивание самолёта и совершенно игнорирует не похожее на метеорит поведение - крутой поворот кверху и вертикальный подъём. Но труднее всего понять с астрономической точки зрения его рассуждения о том, что, поскольку случай произошёл во время метеоритного дождя Акварид, значит, лётчики были обмануты ярким метеоритом из этого дождя.

Прежде всего, лишь в немногих из метеоритных дождей есть метеориты, достаточно крупные, чтобы отнести их к классу болидов (ярче величины -5), и поток Дельта Акварид к таким дождям не относится. Ещё удивительнее то, что Мензел явно не проверял своих расчётов для положения радианта потока и, сделай он это, увидел бы, что радиант Дельта Акварид кульминировал около 40о над южным горизонтом, а самолёт ДС-3 направлялся на северо-восток. Если бы Чайлз и Уиттед видели метеорит из потока Акварид впереди себя, он показался бы идущим в ту же сторону, что и самолёт; тогда как во всех отчётах, включая версию самого Мензела, огромный светящийся объект описан как идущий навстречу самолёту. Таким образом, в объяснении Мензела, будто объект был метеоритом из потока Акварид, допущена явная ошибка почти на 180о. Но Мензел заканчивает своё небрежное обсуждение этого случая заявлением, что "Чайлз и Уиттед, несомненно, неправильно истолковали появление необычайно яркого метеорита".

Явление анормального распространения радарных волн в слоях воздуха с высокой влажностью и температурой известно хорошо. Чтобы определить, нужно ли считаться с сильным отражением луча, приходится обращаться к данным радиозондирования и проверять какие градиенты упомянутых величин преобладают. Мензел рассматривает многие из сообщений о неопознанных летающих объектах, объясняя их аномальным положением радарных волн, но ни в одном из случаев не представляет доказательств проведённых им количественных исследований. Пользуясь только качественными аргументами, легко можно построить неверные доказательства; количественных же соображений в рассуждениях Мензела по поводу наблюдений НЛО почти нет. В некоторых случаях он приписывает всплески на самолётных радарах таким явлениям, которые неизвестны военным лётчикам и необъяснимы с точки зрения метеорологии и физики.

Например, 29 июля 1962 г. в штате Мичиган наземный радар обнаружил неизвестный предмет, летящий с большой скоростью, а затем радар на носу одного из самолётов обнаружил эхо и поймал объект; наконец, сам лётчик увидел в этом месте светящийся, быстро движущийся предмет. Мензел без труда объясняет визуальное наблюдение звездой Капеллой, а со всплесками на экранах наземного и самолётного радаров "разделывается", как с "ангел-эхом", вызванным метеорологическими условиями". Очевидно, он не проверял данных радиозондирования для этой даты и этой местности, как проверял я, ибо там не могло быть никакого аномального распространения волн, чтобы вызвать неверные показания наземного радара, первым уловившего эту быстро движущуюся и необычно маневрирующую цель. Но ещё большее недоумение вызывает его предположение, будто всплески на самолётном радаре были вызваны "метеорологическими условиями". Градиенты преломления, способные дать заметно повышенное или пониженное преломление, для свободной атмосферы неизвестны. Ещё многозначительнее то, что даже при очень высоких градиентах получить эхо невозможно, если на пути преломленного луча нет какого-либо твёрдого отражающего луч предмета. Близ поверхности земли такими мнимыми твёрдыми предметами могут стать те или другие наземные объекты, но на высоте нет никаких твёрдых предметов, способных дать ложное эхо. В результате получается, что "наземное эхо" совершенно неизвестно на высоте и нужно только обратиться к опытному лётчику ВВС, чтобы убедиться, что здесь (и в других аналогичных случаях, например, с самолётом В-29 над Мексиканским заливом 6 декабря 1952 г.) Мензел прибегает к феномену, попросту не могущему произойти.

Можно привести множество примеров небрежности в рассуждениях, отсутствия проверки метеорологических данных и игнорирования важнейших подробностей в сообщениях. Профессор Мензел говорит об "аномальной погоде" и о сильной электрической активности близ Левелленда (Техас) в ночь на 3 ноября 1957 г., когда 10 независимых друг от друга очевидцев наблюдали в течении двух часов большой, светящийся яйцевидный объект, паривший над полями и дорогами и остановивший моторы у восьми или девяти автомобилей. Заявив, без всяких доказательств, что в этом районе были сильные грозы, он утверждает, что объекты, длину которых различные свидетели оценивали в 100 - 200 футов, были попросту "шаровыми молниями". А автомобили останавливались потому, что у них отсырело зажигание. Тот факт, что моторы автомобилей заработали снова, как только объект умчался, конечно, совершенно несовместим с отсыревшим зажиганием. Но эту подробность Мензел игнорирует. Больше того, он игнорирует и подлинные метеорологические данные для этого места и времени. Я раскопал метеорологические карты и сведения об осадках. Над Техасом двигалась к югу обширная область высокого давления, совершенно не способствующая никакой конвекционной и грозовой активности, а проверка сведений с полдюжины соседних станций показала, что в этот период не было никаких дождей и что несколькими часами ранее в этот день, когда проходил холодный фронт, выпали лишь незначительные осадки. Кроме того, шаровая молния - это светящаяся масса диаметром всего 1 - 2 фута, так что мне совершенно непонятно, каким образом Мензел считает для нее возможными 100-футовые размеры. Но вся невероятность этого "объяснения" становится очевидной, когда мы составим для этого дня метеорологическую карту и увидим, что по всему Восточному побережью стояла область высокого давления, совершенно исключающая всякую возможность электрической атмосферной активности, так небрежно привлечённой сюда Мензелом.


Можно было бы продолжить в духе Мак-Дональда критику почти каждой страницы пресловутой книги Мензела, но вряд ли в этом есть необходимость. Сегодня для любого непредубеждённого исследователя НЛО рассуждения Мензела выглядят безнадёжно устаревшими и нелепыми, а его нарочитая услуга Пентагону - действием, вряд ли украшающим учёного. Кумир тридцатых и сороковых годов уже давно низведён с пьедестала.

Оглавление